// // Куда слезать с нефтяной иглы?

Куда слезать с нефтяной иглы?

371

Отрасли в будущее

lori.ru
lori.ru
В разделе

Диверсификация российской экономики рано или поздно случится. Угадать фаворитов будущей промышленной политики – значит, обеспечить себе вполне ощутимые материальные выгоды.

На протяжении как минимум последних 10 лет с самых высоких трибун слышится: «Необходимо диверсифицировать экономику, уйти от сырьевой зависимости». Вот и премьер Владимир Путин в своей недавней предвыборной статье, посвящённой экономике, пообещал иные приоритеты в промышленной политике. Возможно, уход от нефтяной зависимости поддержат даже налогами. Только вот куда уходить будем? От этого ведь зависит и жизнь простого обывателя.

Самая очевидная выгода для обычного гражданина – профориентация. В советское время человек, пошедший в институт инженеров путей сообщения, открыто признавал себя неудачником. Но уже в 90-е конкурс в институт был не хуже, чем в иняз. То же самое в конце 80-х происходило с нефтегазовыми специальностями.

Выгода для более финансово просвещённых граждан – покупка акций и облигаций компаний перспективных отраслей. Или покупка паёв отраслевых ПИФов. Опять же, кто в середине 90-х интересовался акциями «Газпрома»? Или «Норильского никеля»? А уж акциями металлургических комбинатов и в начале 2000-х брезговали. К 2007 году люди, сумевшие эти акции сберечь со времён первичной приватизации, заработали столько, сколько не заработал ни один из удачливых спекулянтов московскими квартирами.

Итак, какие отрасли имеют лучшие перспективы? Владимир Путин считает перспективными такие отрасли, как фармацевтика, высокотехнологичная химия, композитные и неметаллические материалы, авиационная промышленность, ИКТ, нанотехнологии, атомная промышленность и космос. А где новая «золотая жила», новый, условно говоря, «нефтегаз», с точки зрения экспертов?

А всё там же, считает Валерий Миронов, заместитель директора «Центра развития» ГУ-ВШЭ. «Как правило, страны имеют либо сырьевые ресурсы, либо качественную рабочую силу. У России есть и то и другое – на это конкурентное преимущество и надо опираться. То есть не оттеснять наши добывающие сектора, а развивать их, дополнять перерабатывающими отраслями», – поясняет он.

Например, не просто добывать нефть и газ, а развивать нефтепереработку и нефтехимию.

Если продолжать говорить о конкурентных преимуществах России, то ещё одно – территория. Стране, раскинувшейся от Японии и Китая до ЕС, как говорится, сам бог велел развивать логистику и транспорт. То есть создать то, что в мировой экономике называется международными транспортными коридорами – МТК. Их, между прочим, во всём мире не так уж много – несколько десятков. В том числе из-за трудностей слаженной работы логистических, пограничных и таможенных служб разных стран. О том, насколько важно преодоление этого барьера, говорит то, что Евросоюз изначально строился ради их уничтожения в Европе.

Транспортные коридоры из Азии в Европу, например, на основе Транссиба – неплохой вариант диверсификации экономик, считает Миронов. Сдерживает пока дешевизна морских перевозок. Да, путь из Азии в Европу, мимо сомалийских пиратов, через узкий Суэцкий канал, через половину земного шара, долог и иногда опасен. Но у морских перевозок есть отличительная особенность – корабль, пока он не зашёл в порт, плывёт почти бесплатно. Да, груз придёт к месту назначения на две недели позже, чем по Транссибу. Зато дешевле. Однако всё может измениться, считает Миронов. Вариант первый, пока фантастический: появятся новые технологии, резко удешевляющие наземные перевозки – какие-нибудь поезда на воздушной подушке. Вариант второй, вполне реалистичный: если мы после вступления в ВТО допустим иностранных инвесторов в транспортный сектор и в сектор вторичных транспортных услуг – обслуживание аэропортов и проч. «Тогда Россия действительно сможет стать транспортным мостом между Европой и Азией», – считает Миронов.

По теме

Что касается инновационных секторов, то предпочтения экономиста практически совпадают с путинским списком. «Единственное, я предложил бы здесь не складывать яйца в одну корзину», – говорит он. То есть не вкладываться только в нанотехнологии или IT-сектор, а вкладываться ещё и в биотехнологии, например. «Эти отрасли могут «выстрелить», – уверен Миронов. – Но нужно понимать, что здесь вы, образно говоря, покупаете опцион. Поэтому нужно хеджировать риски, не закладываясь на что-то одно, не вкладывая на первом этапе значительные ресурсы. Идеально было бы зарабатывать деньги в реальном секторе, а часть полученных доходов вкладывать сюда: пропадут, так не жалко, зато выигрыш может быть колоссальным».

Чтобы построить что-то новое, нужно сломать старое, уверен Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа компании ФБК. А именно «становой хребет сырьевой зависимости в виде соответствующей инфраструктуры». Нужно перестать строить газо- и нефтепроводы, поясняет эксперт. «Ведь для того, чтобы окупить капиталовложения в них, эти трубы необходимо наполнять. А значит, ресурсы страны идут вначале на добычу, затем – на инфраструктуру для добытого, затем – на рост добычи, чтобы эту инфраструктуру окупить. В результате мы обречены добывать, добывать, – говорит он. – Этот самоедский порочный круг нужно разорвать, перестав вкладывать деньги в эту инфраструктуру».

Во-вторых, нужно развивать конкуренцию. В этом случае расцветут ровно те цветы, которые имеют реальные перспективы роста не на основе госвливаний, а потому, что востребованы рынком.

К таким отраслям Николаев относит многие из перечисленных Путиным: авиастроение, биотехнологии, химия, в том числе нефтехимия. Добавляет к ним эксперт пищевую промышленность. «В России есть большие территории, на которых сохранилось много экологически чистых мест для развития сельского хозяйства. Естественно, что собранный урожай выгоднее перерабатывать, а не продавать сырьём», – поясняет он.

Агропромышленный комплекс – единственная отрасль, которую при вступлении в ВТО Россия защитила в полной мере и даже с запасом, напоминает Александр Осин, главный экономист УК «Финам Менеджмент». «Ни на один базовый продукт сельского хозяйства, который выращивается и потребляется внутри России, импортная таможенная пошлина снижена не будет, а по другим продуктам снижение пошлин будет носить сдержанный характер, составив порядка 4% за несколько лет. И лишь затем снизить эту поддержку постепенно до сегодняшних 4,4 млрд к 2017 году, – перечисляет эксперт. – Помимо поддержки АПК на федеральном уровне сохранится региональная поддержка АПК на региональном уровне, а она на порядок превышает по объёму уровень федеральной поддержки сельхозпроизводителей».

При этом спрос на сельскохозяйственные продукты растёт во всём мире и, по общему мнению, нас ждёт возвращение эпохи дорогой еды – как это было до 70-х годов прошлого столетия. При этом Россия на мировом рынке продовольствия выглядит отнюдь не Золушкой: достаточно вспомнить, как российская засуха 2010 года взвинтила цены на зерно во всём мире.

Таким образом, вступление в ВТО для российского АПК является скорее благом: сюда могут потечь инвестиции, в том числе иностранные. Риски связаны в основном с большим пластом посредников, динамикой тарифов монополий, высокой налоговой нагрузкой, считает Осин.

Даже если в машине под названием «российская промышленность» по-прежнему будет только две педали: газ и нефть, шутит Илья Хандриков, председатель оргкомитета Всероссийского движения «За честный рынок», малый бизнес вытянет и экономику, и тех, кто этим бизнесом, собственно, и занимается. Южная Корея, шедшая в 90-х годах путём создания поддерживаемых государством крупных корпораций, так называемых чеболей, в кризис 1997–1998 годов пострадала немногим меньше России. В результате было принято решение провести «дечеболезацию» экономики, а упор сделать на малый бизнес. В итоге из кризиса Южная Корея вышла быстрее многих стран, а главное, в этот кризис пострадала гораздо меньше многих других.

Государству в данном случае почти ничего не надо делать: следить за честной конкуренцией да не мешать малому бизнесу. А уж если ещё и поддержит… Например, вспоминает Хандриков, при приватизации 90-х годов собирались 10% цены проданных госактивов пустить на поддержку малого бизнеса. Увы, об этом обещании забыли при проведении залоговых аукционов. Но ведь можно и вспомнить при обещанной в скором будущем приватизации госкомпаний и госкорпораций. Главное, чтобы при этом не получилось, как с деньгами, выделенными из федерального бюджета на поддержку малого бизнеса в 2007–2008 годах: они ушли на… инфраструктуру по поддержке малого бизнеса – всевозможные бюрократические образования.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.02.2012 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх