// // Кто и как у нас дублирует иностранных кинозвёзд

Кто и как у нас дублирует иностранных кинозвёзд

927

Трудности перевода

Внешнее сходство в дубляже тоже имеет значение: актёр Алексей Колган
и его «подопечный» Шрэк
Фото: ИТАР-ТАСС
Внешнее сходство в дубляже тоже имеет значение: актёр Алексей Колган и его «подопечный» Шрэк Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Для дубляжа идущей сейчас в прокате кинокартины Тима Бёртона «Алиса в Стране чудес» пригласили знаменитых актёров. Среди тех, кто переозвучивает зарубежные блокбастеры, встречаются и популярные певцы, телеведущие, юмористы… Но всё-таки гораздо чаще этим делом занимаются люди, чьи лица мало кому известны. А вот голоса их знают все киноманы: есть у нас и русский голос Брэда Питта, и русский голос Николаса Кейджа. Корреспондент «Нашей Версии» попытался выяснить максимум о том, как именно дублируются сейчас фильмы в нашей стране.

В советские годы зарубежных фильмов показывалось не так уж много, дублирование картин было делом почётным, а потому качественным. Да и от дополнительного заработка даже актёры со всесоюзной славой не отказывались. За Жана-Поля Бельмондо, к примеру, говорили Александр Белявский, Николай Караченцов, Александр Демьяненко, Сергей Юрский. А голос Владимира Кенигсона практически отождествлялся у зрителей с французским комиком Луи де Фюнесом. В эпоху перестройки всё изменилось. В России на видео распространялись пиратские копии, никакого дубляжа не было и в помине. Его заменили закадровый перевод и голоса, которые многим запомнились надолго: Леонид Володарский, Павел Санаев, Алексей Михалёв, Андрей Гаврилов часто переводили фильмы прямо с листа.

С восстановлением в последние годы системы кинопроката у дублирования началась новая жизнь. Но жаркие споры о том, нужно ли вообще заниматься дубляжем, идут постоянно. В качестве альтернативы предлагается либо закадровый перевод, чтобы были слышны оригинальные голос и интонации актёра, либо субтитры. Правда, последний способ идеально подходит лишь для мюзиклов: в прочих случаях часть происходящего в кадре неизбежно теряется, пока вчитываешься в реплики.

Именно поэтому так важен процесс монтажа: после того как актёры записали свои тексты, их речь чистят и синхронизируют. И уже потом перезаписывают. Новые звуковые дорожки надо максимально точно перенести в ту звуковую среду, которая создана на экране авторами фильма: акустику навесить, плановость создать. Иначе картина рискует весь смысл потерять.

Наложить закадровый перевод гораздо проще, но большинство людей предпочитают дубляж – и прокатчики, естественно, не могут этого не учитывать. Более того, в некоторых зарубежных странах дублирование является единственным способом голосового перевода, будь то в кино или на DVD. «Все виды озвучивания имеют право на существование, – уверен актёр и режиссёр дубляжа Всеволод Кузнецов (именно его голосом говорит Нео во всех трёх частях «Матрицы», а также Брэд Питт во многих фильмах). – Потери при переводе неизбежны, тогда уж лучше смотреть картину полностью на языке оригинала, но для этого надо очень хорошо знать язык. Я не очень понимаю, почему некоторые люди сидят, сравнивают звуковые дорожки и потом яростно доказывают, что дубляж – это зло. Если не нравится, можно просто не смотреть».

Сам процесс дубляжа, по словам тех, кто в нём участвует, много времени не занимает. Для примера: в последние годы дольше всего озвучивали картину «Мюнхен» – целых 40 дней. Обычно всё зависит от того, насколько заказчик заинтересован в проекте и в каком виде поступил материал. Бывает, что озвучка делается по ещё не смонтированному окончательно варианту ленты – в этом случае, как правило, всегда будут переделки, дописки.

«Однажды мне вообще «повезло», – вспоминает Кузнецов. – После того как на какой-то голливудской студии похитили «Росомаху», меры по обеспечению безопасности «Трансформеров» приняли чрезвычайные, и мы озвучивали практически чёрный квадрат, на котором иногда появлялись лица. Часто было совсем непонятно, что происходит и где. Некоторые английские слова можно по-разному трактовать в зависимости от ситуаций, например come on — это и «давай», и «пошли». Или up – это и «вверх», и «поднимайся». И выбрать правильный текст нельзя, если не видишь мизансцены. С нами находился представитель студии, но даже ему не показали фильм заранее. Единственное, что спасало – он переписывался с коллегами, выяснял, что на экране должно происходить. Потом ленту ещё перемонтировали несколько раз на самых последних стадиях. Переставлялись местами куски, что-то добавлялось, что-то убиралось... В результате окончательную картинку мы только на премьере увидели. А озвучивали большей частью по звуку, практически вслепую. Можете себе представить, в таких условиях не очень-то просто передать нормальные человеческие взаимоотношения персонажей. Я, конечно, думал, что будет хуже, но получилось достаточно прилично».

По теме

Сейчас при подготовке каждого серьёзного проекта студия, занимающаяся дубляжем, получает специальное креативное письмо, в котором и излагается синопсис, и рассказывается о характере персонажей. И всё равно во время работы возникает множество проблем. Как, например, передать тот или иной акцент? Или показать разницу между речью английского и американского героя? Что делать, если у героя вообще русский акцент? Оставить тот же голос или заменить его? «У нас была такая забавная история, – вспоминает режиссёр дубляжа Игорь Ефимов («Пираты Карибского моря», «Король-лев», «Терминатор. Да придёт спаситель», «Дьявол носит Prada» и др). – В рождественском «Мадагаскаре» предводитель северных оленей должен говорить с русским акцентом. В первом креативном письме было написано, что в нашей версии можно выбрать какой-нибудь северный акцент. Мы выбрали финский. И уже вроде всё утрясли. Но тут приходит новое письмо, в котором объясняется, что акцент оленей должен ассоциироваться с «холодной войной». В конце концов мы решили, что просто вставим в речь слова «товарищ» и что-то ещё подобное».

Бывает и так, что персонажи вообще говорят на несуществующем языке. «Моя самая сложная работа – «Звёздные войны», – признавалась режиссёр дубляжа Мария Соловцова («Бойцовский клуб», «Шестое чувство»). – И не только потому, что это блокбастер, у которого уже есть своя история и масса поклонников. Там часть персонажей разговаривает на «неймондианском» языке. У Лукаса были трудности со всеми этими акцентами, потому что в США их нашли национально окрашенными. Американцы просили, чтобы у нас такого не было. Пришлось придумывать, как сделать так, чтобы и зрителю понравилось, и продюсерам. На закрытии Московского кинофестиваля сначала показали копию с субтитрами, а в час ночи в том же кинотеатре «Пушкинский» – нашу дублированную версию. Продюсер фильма Рик Маккален присутствовал в зале на обоих показах и сказал, что по пяти персонажам я «обыграла» Лукаса, а русские актёры «сыграли» лучше. Всё было в пользу дублированной версии – живая реакция зрителей, их хохот, шутки в нужных местах и правильно понятые». Увы, мастеров такого уровня во всём мире единицы. А Мария Соловцова скончалась в ноябре прошлого года.

Производители фильмов обязательно сами активно участвуют в процессе. Так, они очень внимательно следят за тем, чтобы голоса наших актёров были близки по тембру. «Актёров утверждаем не мы, а производитель, – объясняет Игорь Ефимов. – Мы отсылаем пробы, а там уже отбирают, кто будет говорить за основных персонажей. Есть, конечно, актёры, которые уже «прилипли» к западному артисту, тогда мы стараемся приглашать именно их. Кстати, и студии в своих креативных письмах пишут: если у вас есть актёр, который удачно дублировал того-то, возьмите его. Другое дело, что дубляж бывает московский и питерский, и тут уже труднее вызывать актёров. Правда, я столкнулся как-то и с обратным случаем. Есть замечательная артистка Галина Чигинская, которая ещё с советских времён дублировала Мерил Стрип. Но когда готовилась картина «Дьявол носит Prada», пришла разнарядка, что роль редактора модного журнала будет озвучивать редактор нашего модного журнала. И хотя мы пытались доказать, что Чигинская блестяще справится с этой ролью, нас не послушали. Я тогда снял свою фамилию с титров».

В последнее время вообще стало модно приглашать озвучивать тех или иных персонажей раскрученных звёзд – телеведущих или певцов. Понятно, что для дистрибьюторов отличный рекламный ход – пригласить, к примеру, Ксению Собчак в фильм с Перис Хилтон. Но вот качество от этого может и пострадать. «С профессиональными актёрами проблемы возникают редко, – рассказал Всеволод Кузнецов. – Я работал со многими – Екатериной Гусевой, Александром Домогаровым, Николаем Фоменко, и всё было нормально. Но бывает, что приходит человек со стороны – редактор глянцевого журнала или кавээнщик. И мне сразу хочется сказать: если артист Чернышов играет в сериале «Общая терапия», он что, действительно может людей лечить? Вы пойдёте на приём к такому доктору? Наверное, нет. Потому что каждый должен заниматься своим делом!» Режиссёры и актёры очень трепетно относятся к своей работе, заранее готовятся к роли, пытаются понять своего персонажа, переживают вместе с ним, поэтому уверены: дилетантам тут не место!

Опубликовано:
Отредактировано: 15.03.2010 10:26
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх