// // Из школ и вузов прогонят всех инакомыслящих

Из школ и вузов прогонят всех инакомыслящих

438

Методом исключения

lori.ru
lori.ru
В разделе

Госдума приняла в первом чтении по инициативе «Единой России» и ЛДПР законопроект, который запрещает любую работу с детьми гражданам, осуждённым за экстремизм. Такая норма будет относиться даже к тем, против кого уголовное дело по обвинению в покушении на «основы строя и безопасности страны» только возбуждалось, но потом было закрыто. Оппозиция обвиняет власть в том, что это означает «запрет на профессию» для инакомыслящих. При этом работать с детьми людям, отсидевшим за коррупцию или убийство, будет по-прежнему можно.

Сейчас такой запрет действует только в отношении педофилов, что вполне понятно и никем не оспаривается. После принятия вышеописанной поправки в Трудовой кодекс РФ и в закон «О госрегистрации юрлиц и индивидуальных предпринимателей» к педофилам добавятся экстремисты. Они не смогут работать в школах и вузах, детсадах, оздоровительных лагерях, больницах, детских спортивных учреждениях и т.д. Смилостивятся только над теми, кто был официально реабилитирован.

Почему именно эта категория, по мнению властей, так страшна для соприкосновения с детьми?

Как заявил полпред главы государства в Госдуме Гарри Минх, новый закон «позволит исключить возможность проведения незаконной агитации и склонения детей и молодёжи к совершению противоправных действий». Беда в том, что в действующем законодательстве понятие «экстремизм» совершенно размыто. Экстремистом можно объявить любого человека, который участвовал в митинге, а то и вовсе мимо проходил. Да так уже многократно и бывало. Депутат Госдумы от КПРФ, в прошлом учительница Тамара Плетнёва отмечает: «Я не принимаю эту власть, не согласна с ней – что, я тоже не имею права работать с детьми?!»

Столь же резко против законопроекта высказался депутат от «Справедливой России» Илья Пономарёв: «Закон направлен на то, чтобы педагоги высших учебных заведений не ходили на оппозиционные митинги и не пускали туда своих студентов. Политическая мотивированность этого закона очевидна. Для учителей, которые впрямую занимаются фальсификациями на выборах, ведь никаких запретов на профессию не вводится».

В тот день, когда в Госдуме рассматривался законопроект, у её стен стоял с плакатом протеста его будущая жертва – бывший старший преподаватель кафедры перевода и переводоведения Тюменского государственного университета (ТГУ) Андрей Кутузов. В июле 2011 года его приговорили к двум годам лишения свободы условно по статье 280 УК РФ «Публичные призывы к экстремистской деятельности» за то, что двумя годами ранее Кутузов – участник анархистского движения «Автономное действие» – раздавал «экстремистские» листовки на митинге против политических репрессий. В сентябре прошлого года его уволили из ТГУ за этот «аморальный проступок». Суд отказался восстановить Кутузова на работе, хотя почти все его студенты и коллеги подписали письмо в его защиту, где говорилось, что учёный не занимался политической агитацией в университете. Но это ещё полбеды – после принятия закона кандидату филологических наук Кутузову будет наглухо закрыт путь в любое учебное заведение.

Член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель», школьный педагог Всеволод Луховицкий считает: «При нынешнем чрезвычайно расплывчатом понятии «экстремизм» мы получаем реальную угрозу того, что любой политически активный человек, взгляды которого не понравятся чиновникам, будет вышвырнут с работы с волчьим билетом. Причём это грозит не только осуждённым, но даже тем, кто только привлекается по «экстремистским» статьям». По словам адвоката Глеба Лаврентьева, «налицо полное попрание презумпции невиновности, одного из краеугольных принципов права. Человек невиновен, пока его вина не установлена приговором суда».

Об этом же говорит и преподаватель Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман: «Среди несистемной оппозиции Петербурга немало преподавателей вузов и школ. Фактически это запрет на профессию, не имеющий никаких правовых оснований. Не существует в УК РФ нормы, которая запрещала бы занимать какие-то должности по причине того, что человек проповедует те или иные взгляды. Это просто преследование за политические убеждения».

В 1950-е годы Александр Солженицын, только-только выйдя из сталинских лагерей, устроился на работу школьным учителем. Уголовная статья у Солженицына была самая экстремистская – «антисоветская агитация». Именно школа в советский период часто оказывалась последним убежищем для несогласных. Теперь такой путь для великого писателя был бы закрыт…

Опубликовано:
Отредактировано: 13.02.2012 16:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх