// // Игорь Саруханов: Нам нужны худсоветы

Игорь Саруханов: Нам нужны худсоветы

390
Фото: Коммерсантъ
Фото: Коммерсантъ
В разделе

Премьера. Новый клип Игоря Саруханова и Николая Трубача «Счастливый билет». Эта песня о случае, который решает судьбы людей. Её героями стали двое отцов (их роли достались музыкантам) и их дети – сын одного и дочь другого. Мужчины встречаются на дороге, когда автомобиль одного из них заглох, а другой остановился, чтобы помочь. После этого персонажи Саруханова и Трубача разъехались каждый в свою сторону, так и не узнав имён друг друга. Спустя много лет их повзрослевшие дети вновь встречаются при тех же обстоятельствах, а отцы по законам хеппи-энда знакомятся уже на их свадьбе.

–Игорь, эта песня стала «алаверды» благодарного Николая за ваш дуэт «Лодочка»?

– Наверное, так. Я так ему и сказал: «Коленька, а не пора ли нам ответочку прислать?» Он предложил мне 15 песен, и из них мы выбрали эту.

– А в вашей жизни вам доводилось вытаскивать счастливые билеты?

– Да, конечно. Я думаю, что всё, что происходит со мной, – это счастливый билет. Моя мечта сбылась. Я с детства мечтал стать музыкантом, всеми любимым артистом, чтобы гастролировал и работал в такой группе, как «Цветы». Судя по этому, я вытянул в своей жизни не один, а много счастливых билетов.

– В 1991-м вы записали свой последний винил «Я хочу побыть один», а через два года – первый компакт-диск. Как вы восприняли появление новых технологий?

– Воспринял очень просто. Изменился формат, но я до сих пор люблю винил за аналоговый звук, хотя цифровая запись – достаточно серьёзная вещь. Это, конечно, могло повлиять на написание песен. Но в моём случае этого, к счастью, не произошло. Я как писал, так и пишу песни до сих пор. В этом году уже выпустил один альбом, а сейчас уже пишу другой.

– Ваша творческая биография началась в СССР, а продолжилась уже в России. Как быстро вы перестроились на новые законы и вписались в российский шоу-бизнес?

– В те годы были разные точки доступа. Надо было проходить процедуру цензуры, в определённые дни недели были худсоветы, которые рассматривали сочинения артистов. Сейчас этих худсоветов нет. Но тогда они нам были не нужны, мы ведь не писали гадость в стихах. Мы были достаточно воспитанные люди и понимали, что нельзя использовать ненормативную лексику. Это и так было понятно, без худсовета. А вот сегодня как раз этот худсовет нужен. То, что сейчас происходит с текстами, я считаю, наши дети это слушать не должны. Полно разных альтернативных групп. Я не хотел бы, чтобы моя дочка воспитывалась на музыке альтернативных групп, где есть или ненормативные слова, или дурацкий жаргон. Есть ведь Пушкин и Лермонтов, в конце концов, есть и Высоцкий. Почему они этого себе не позволяли? А могли бы. Они были рупорами. Сейчас происходит деградация, а никакой не прогресс. Ничего нового и хорошего и приличного нет. Ценностей никаких, куда-то они подевались.

– А как вы хотите воспитать свою дочь?

– В лучших традициях моей семьи. Хочу, чтобы она знала и поэзию, и музыку. В лучших традициях нашей страны. В СССР, кстати, огромное внимание уделяли образованию, литературе и искусству. Мальчики и девочки сдавали экзамены. Они знали поэзию, читали наизусть стихи классиков. Я бы хотел, чтобы моя дочка была образованной, и всё для этого сделаю. Я хочу, чтобы она выбирала, где ей учиться, на каком языке говорить, я ей дам такую возможность.

– Правда ли, что вы в Сочи купили для Любы квартиру, и она с мамой – вашей женой Татьяной – живёт там?

– Да. Правда, в данный момент они в Москве, на процедурах у врача, и должны ко мне приехать. А в основном действительно живут в Сочи. Я там купил квартиру для того, чтобы моя девочка развивалась в горных и морских условиях.

По теме

Потому что Москва, с её якобы воздухом, никакого здоровья не даст. Дети должны развиваться в нормальных условиях. Чтобы был чистый воздух. Если бы не было возможности жить в Сочи, они жили бы у меня на даче. Под Звенигородом. Это место называют подмосковной Швейцарией. Вода, озёра, водоёмы, устье Москвы-реки.

– Мысль материальна. Я в этом убеждаюсь на вашем примере. Забрав документы из института, куда поступили, чтобы не расстраивать своих родителей, вы заявили, что будете петь в группе Стаса Намина «Цветы»…

– А я не знаю. Ведь после института я должен был сначала отслужить в армии. И я, конечно, не знал, что в армии встречу музыкального руководителя группы «Цветы», который тоже служил. И, более того, самого Стаса Намина, который время от времени приходил в нашу часть к музыкантам. Я не мог этого предвидеть. Но именно в армии я и познакомился с ними. Если бы я служил в другом месте, неизвестно, как бы сложилась моя дальнейшая судьба. А так всё произошло очень гладко. Я демобилизовался и сначала полгода проработал в группе «Синяя птица», мне помогли туда устроиться, потому что только так можно было попасть в группу, а потом я перешёл в группу Стаса Намина «Цветы».

– А с какого события началась ваша сольная карьера?

– Моя песня «Позади крутой поворот» в исполнении Анне Вески была отмечена первой премией на конкурсе в Сопоте. И ещё была другая причина. Внутри коллектива, я тогда уже работал в группе «Круг», там был не совсем здоровый климат. Но инициатором конфликтов я не был. Поверьте.

– В армии вы служили не только с музыкантами, но и с Петром Шаболтаем, который впоследствии стал Петром Михайловичем.

– Да, он был нашим старшиной. А потом демобилизовался и стал директором концертного зала «Россия», а потом и директором Кремлёвского дворца.

– Вы хоть раз пытались воспользоваться своим знакомством с ним?

– Нет. Ни разу. У меня было много концертов как в зале «Россия», так и в Кремле, но я все их организовывал сам.

– Вы всегда отличались целеустремлённостью и даже перфекционизмом. И поэтому всегда добивались поставленных целей. Как вам это удавалось и удаётся по сей день?

– Каждый раз в начале года я обдумываю то, что буду делать в этом году. И вообще, это профессия продюсера. Но своего продюсера у меня никогда не было. За годы артистического существования я научился всему сам. Это, кстати, совсем несложно. Гораздо сложнее выступать на сцене и писать песни, чем их продюсировать. Я сейчас – три в одном: автор-певец и продюсер. Знаю, как продюсировать любую песню и с кем общаться, изучил уже весь механизм. Как правило, очень много не планирую.

– То есть получается плановое ведение хозяйства шоу-бизнеса?

– Конечно. А без этого никак. Я к Новому году готовлю новую песню. Обязательно должен её отснять, поставить на радиостанцию, она должна к февралю как-то проявиться. Если всё получится, то в марте я сделаю клип, и к концу года эта песня станет хитом. Ну и, конечно, концерты. И обязательно в Москве. В первом полугодии это был «Крокус», во втором, видимо, будет Театр эстрады. И клубы. Выступления эти очень важны. Всё зависит в первую очередь от народа. В первые две недели виден спрос на билеты. Есть ещё и другие города, и там мои выступления расписаны на полгода вперёд.

– В апреле в «Крокус Сити Холл» отмечался ваш двойной юбилей...

– …Был сольный концерт. Его отсняли и скоро покажут по ТВ.

– Появление поздравительной телеграммы от первой леди страны было вами включено в программу концерта или стало для вас приятной неожиданностью?

– Абсолютно неожиданной была эта телеграмма. В президентском конверте. Больше всего меня удивило то, что она нашла время, а министр культуры, председатель Союза писателей и директор концертного зала Кремлёвского дворца времени не нашли. Это было для меня очень странным. И, естественно, ни Первый канал, ни «Россия» возможности как-то отметить это событие не нашли. Как будто меня и не существует. Хотя это не так. Афиши висят, радио работает. Пластинки выпускаются каждый год. Мне эта ситуация непонятна.

– А меня удивило то, что Светлана Медведева отметила не только ваш композиторский талант и мастерство исполнителя, но и модельера.

– Да, она была на показе моей коллекции вечерних платьев. И мне это очень приятно. Я сейчас готовлю ответное письмо. Пока не знаю, как писать, думаю. Хочу обратиться к Светлане Владимировне с важным вопросом. Я хочу с ней поговорить о создании футбольной детской школы Олимпийского резерва. Мы с друзьями – знаменитыми футболистами Дмитрием Оленичевым и Егором Титовым – хотим поговорить с ней на тему, как проще нам пройти все бюрократические препоны. Нам нужна помощь. И сбор подписей, и согласование документации – это так сложно! Это такая рутина. Я не за себя прошу. Мне не нужно очередное звание, оно мне не даст ничего. А за детишек я бы попросил.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 07.11.2011 11:56
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх