// // Фальшивая подпись увеличивает стоимость картины в 100 раз

Фальшивая подпись увеличивает стоимость картины в 100 раз

913

Уровень масла

Российский коллекционер поверил фальшивой экспертизе
Фото из материалов уголовного дела
Российский коллекционер поверил фальшивой экспертизе Фото из материалов уголовного дела
В разделе

12 октября Московский городской суд вынес приговор в отношении 57-летнего гражданина ФРГ. Иностранца признали виновным в мошенничестве в особо крупных размерах: преступник кинул на 620 тыс. долларов председателя правления одного из российских банков. Большие деньги были заплачены за большое искусство – старинную картину известного русского живописца Карла Гуна «Цыганка с младенцем». Впрочем, как установили следствие и суд, ни к старине, ни к самому Карлу Фёдоровичу это произведение не имело никакого отношения. В распоряжении «Нашей Версии» оказались эксклюзивные подробности этого дела.

Когда в феврале 2007 года в офис банкира и ценителя русской живописи XIX века Владислава Петрова (фамилия изменена. – Ред.) наконец-то привезли долгожданную «Цыганку с младенцем», он не скрывал восторга. Ещё бы, процесс покупки картины растянулся на несколько месяцев, кроме того, у коллекционера не было почти никаких сомнений в подлинности полотна – к нему прилагались положительные заключения авторитетных экспертов. Картину коллекционер решил тут же отправить на реставрацию: с полотна необходимо было удалить старый жёлтый лак и следы загрязнения под ним. Но когда реставратор начал работу, его руки задрожали – картина, датированная 1871 годом, оказалась покрытой акриловым лаком, который был изобретён только в ХХ веке, а поверхностные загрязнения, придающие картине налёт старины, были банально нарисованы краской…

В сентябре 2006 года к одному из российских галеристов обратился гражданин Германии Александр Белиловский. Немец российского происхождения искал покупателей на неизвестные картины русских художников, в том числе и картину Карла Гуна «Цыганка с младенцем». Карл Гун на тот момент был в моде – за месяц до этого на аукционе «Кристи» за 800 тыс. долларов была продана его картина «Одалиска». Поэтому покупателя «Цыганки» долго искать не пришлось, приобрести картину пожелал председатель правления одного из столичных банков Владислав Петров. Процесс приобретения усложнялся тем, что, со слов Белиловского, он был не единственным владельцем полотна. Вторым владельцем была латвийская галеристка Ивонна Вейхерте, у неё и находилась картина. В начале февраля 2007 года покупатели, посредники и продавцы встретились в Риге. Помимо самой картины Петрову предъявили заключение экспертов Ассоциации экспертов художественных и антикварных предметов Латвийской Республики на русском языке, в котором чёрным по белому значилось: «Результаты исследований данного образца подтверждают полное соответствие технологии XIX века без позднейших вмешательств. Буквы подписи находятся над слоем живописи без промежуточного слоя лака». Эксперты не случайно акцентировали своё внимание на подписи – дело в том, что последнее время участились случаи мошенничества, когда подпись известных авторов подрисовывают на работы неизвестных художников. Но какие могут быть сомнения после такого авторитетного заключения? И сделка состоялась. За картину её владельцы сначала запросили 850 тыс. долларов, но банкиру удалось сбить «прайс» до 620 тысяч. Деньги передавали двумя траншами – 475 тыс. долларов получила в Риге госпожа Вейхерте, остальную часть передали в Москве немецкому подданному Белиловскому, причём сделка была зафиксирована нотариально. Доллары оказались настоящими, а вот картина – фальшивой.

После того как реставратор поднял тревогу, картину немедленно отправили на экспертизу. Российские эксперты из Государственного научно-исследовательского института реставрации и Третьяковской галереи в отличие от своих латвийских коллег сразу указали на то, что она фальшивая. Кроме того, по каталогам удалось установить и истинного автора полотна, им оказался малоизвестный немецкий художник Карл Гугель, и эта же картина, под настоящим автографом и с настоящим названием «Итальянка с ребёнком» выставлялась в 1999 и 2006 годах на европейских аукционах по стартовой цене… 5 тыс. евро. Естественно, обманутый покупатель решил свои деньги вернуть.

По теме

«В среде антикваров и коллекционеров существует негласный кодекс чести, – рассказывает «Нашей Версии» следователь 4-го отдела Главного следственного управления (ГСУ) при ГУВД по г. Москве Денис Кузнецов, – Но в нашем случае Белиловский и Вейхерте изначально имели умысел на хищение денежных средств и возвращать их, естественно, не собирались. Сначала потерпевшего кормили завтраками, а потом и вовсе стали скрываться от него».

В сентябре 2009 года банкир Петров, окончательно потеряв надежду решить проблему по-хорошему, обратился с заявлением о мошенничестве в департамент уголовного розыска МВД (ДепУР). В виновности главных подозреваемых – Белиловского и Вейхерте – а именно в том, что они сознательно впаривали фальшивку, ни у оперативников, ни у следствия не было никаких сомнений. Так, например, выяснилось, что заключение экспертов Ассоциации экспертов художественных и антикварных предметов Латвийской Республики, которое продавцы предоставили покупателю, было заведомо ложным. В оригинале документа на латвийском языке не было ни слова о химической экспертизе подписи автора, однако в русском переводе этого же заключения уже говорится о том, что подпись подлинная. При этом на «скорректированном» русском переводе стояли печати ассоциации. Как же такое могло произойти? Да очень просто. Госпожа Вейхерте являлась… председателем правления этой самой ассоциации. Перевод, как выяснится, делала её дочь.

Несмотря на то что у правоохранительных органов были исчерпывающие доказательства, перед следствием стояла одна большая проблема: оба подозреваемых были гражданами ЕС и находились за пределами страны. Но Белиловского всё-таки удалось задержать.

«Оперативники ДепУР выяснили, что в декабре 2009 года Белиловский собирается приехать в Москву, – рассказывает Денис Кузнецов. – Здесь за ним было установлено наблюдение, и перед вылетом назад в Германию он был задержан в аэропорту Шереметьево. Во время задержания Белиловский вёл себя агрессивно, требовал адвоката и консула».

В следственный изолятор к Белиловскому пришлось приезжать даже послу ФРГ в России, но немцы нисколько не усомнились в законности ареста. Тем более что, как оказалось, Белиловский уже изрядно наследил в Германии. В частности, он проходит по криминалистическим учётам немецкой полиции в связи с совершением ряда правонарушений – мошенничества, подделки подписей и, главное, попытки сбыта в 2001 году через аукционные дома поддельной картины художника Людвига Фаренкрога «Обольщение».

«На всех допросах и судебных заседаниях Белиловский утверждал, что не имеет никакого отношения к продаже подделки, – рассказывает Денис Кузнецов. – По его версии, его попросили как эксперта поприсутствовать во время продажи картины в Риге. Но эта версия полностью опровергается материалами дела. В частности, его подписи стоят в нотариально заверенных договорах о продаже полотна. Кроме этого потерпевший на всякий случай фиксировал телефонные переговоры с Белиловским на диктофон, из записей отчётливо видно, что он и являлся продавцом картины».

Вторая подозреваемая – госпожа Вейхерте – в Россию ехать не отважилась, и следствие решило: тогда мы идём к вам! В апреле 2010 года следователь Денис Кузнецов в рамках международного следственного поручения отправился в Ригу, где допросил Вейхерте и всех свидетелей по делу, включая экспертов, готовивших заключение по картине.

«Честно говоря, я не ожидал, что латвийская полиция окажет такую широкую поддержку, – рассказывает Денис Кузнецов. – Мне предоставили контакты всех свидетелей, транспорт. Вообще, в Латвии это дело вызвало большой общественный резонанс».

На допросах эксперты подтвердили: химическую экспертизу подписи, о которой говорилось в предоставленном Петрову заключении, они не проводили. Ложную информацию просто кто-то добавил в русский перевод документа, с которым эксперты на допросах знакомились с большим удивлением.

Сама же Вейхерте на допросах свою вину отрицала. Ивонна Вейхерте заявила, что не знала о том, что картина поддельная. Но если не знала, то зачем ей понадобилось химичить с текстами экспертизы? Сегодня в отношении галеристки латвийская полиция проводит собственное расследование. Не исключено, что оно закончится суровым приговором суда.

Что же касается господина Белиловского, то российский суд отнёсся к нему гуманно. Несмотря на то что его признали виновным в мошенничестве в особо крупном размере, приговор вынесли мягкий – 3,5 года лишения свободы в колонии общего режима. Суд учёл, что на иждивении Белиловского находятся дети, а сам он болен диабетом.

Хотя, каким бы мягким ни был приговор, уже очевидно, что Александр Белиловский вряд ли сможет вернуться к прежнему ремеслу. Ведь в мире коллекционеров искусства репутация стоит превыше всего.

Опубликовано:
Отредактировано: 20.10.2010 11:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх