// // Единороссы заставят партии открыть все источники финансирования

Единороссы заставят партии открыть все источники финансирования

314

Всех кассается

У «Единой России» есть преимущества: там, где другие вынуждены тратить деньги, она может применить административный ресурс
Фото: ИТАР-ТАСС
У «Единой России» есть преимущества: там, где другие вынуждены тратить деньги, она может применить административный ресурс Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Несколько дней назад Совет Европы опубликовал доклад группы государств о борьбе с коррупцией (ГРЕКО), в котором говорится, что «во время выборов теневое финансирование достигает 60% от объёмов избирательных фондов». Другими словами, более половины партийных денег достаются наличными из чёрных касс и нигде не учитываются. Единороссы отнеслись к докладу ГРЕКО с неожиданным трепетом и пообещали, что уже этой осенью Госдума примет закон, который обяжет все зарегистрированные партии публиковать финансовую отчётность – всю до копейки.

Неожиданно для всех партия власти вдруг солидаризировалась со своими жесточайшими критиками из рядов оппозиции, такими как глава ИНДЕМ Георгий Сатаров. «Партии совершенно закрыты для общества, их финансовая закрытость плодит коррупцию в парламенте», – утверждал Сатаров ещё несколько дней назад, ничуть не надеясь на изменение ситуации в ближайшей перспективе. И тут – как гром среди ясного неба! – ему вторит единоросс Евгений Фёдоров: «В Госдуме уже начато обсуждение изменений в закон, которые обяжут партии публиковать всю отчётность. Где-то в ближайший год это нововведение начнёт работать, и мы все сможем посмотреть, кто и откуда получает деньги и на что их тратит».

Разумеется, дело здесь вовсе не в рекомендациях Совета Европы, на которые нашим парламентариям чаще всего совершенно начхать. Дело в другом: в то время как партия власти постепенно отказалась от использования чёрных касс после громких скандалов в провинции несколько лет назад, их политические оппоненты, наоборот, вынуждены всё чаще прибегать к дополнительному финансированию своей деятельности. Почему – разберёмся ниже. А пока констатируем: единороссам новый закон весьма на руку. Пока – только им.

За последние полвека практически все внутрипартийные разборки в Америке и Европе были так или иначе связаны с теневым финансированием деятельности политических объединений. Не стала исключением и современная Россия: в начале 90-х годов были установлены чрезвычайно жёсткие ограничения размеров избирательных фондов, и партиям ничего не оставалось, как работать в тёмную, извлекая спонсорскую наличку из чёрных касс. Эксперты утверждают, что соотношение обычной и чёрной партийных касс было примерно 1 к 20. Сейчас положение точно изменилось в лучшую сторону, правда, насколько – эксперты точно сказать не могут. По мнению директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко, «сейчас соотношение «белых» и «чёрных» денег примерно 2 к 1». А вот президент Центра политического обучения и консультирования Олег Кудинов уверяет, что «официальные фонды – это малая часть партийных средств, примерно 1 к 10».

Есть мнение, что в чёрных кассах больше заинтересованы представители оппозиции. «Административный ресурс позволяет сэкономить до 80% партийных средств, – поясняет Олег Кудинов. – Для партии власти действует множество скидок. Скажем, размещение рекламного баннера для всех стоит 50 тыс. рублей, а для «Единой России» оно может стоить всего 7 тысяч. А те, кто не имеет административного ресурса, вынуждены либо не использовать затратные методы агитации, либо платить по полной программе».

Разумеется, у парламентской партии всегда найдётся спонсор, который подкинет необходимую сумму в обмен на проходное место в избирательном списке. Но, если деньги не заприходованы партией, оплата сторонним лицом легко может вскрыться при первой же проверке. И эта оплата будет считаться финансированием партийной деятельности за счёт чёрной кассы. Пока за такое теоретически могут оштрафовать, но в будущем, если верить депутату Евгению Фёдорову, ответственность ужесточится вплоть до отмены партийной регистрации. И руководству партий придётся выбирать – то ли действовать по правилам, проигрывая более платёжеспособным конкурентам, то ли нарушать правила, рискуя собственным существованием.

По теме

Говорят, что инвестиции в политику за год окупаются троекратно: вложил 100 млн – получил 300. Инвестирование политических партий, таким образом, может быть признано весьма рентабельным и доходным делом. Но для инвесторов есть и плохая новость – инвестирование ограничено.

Закон определяет порядок партийного финансирования следующим образом. Предельная сумма, которую партия может потратить во время выборов, во время последней парламентской кампании составляла 700 млн рублей. А до этого и того меньше – 400 миллионов. Не более половины из этих 700 млн – собственные партийные средства, полученные от взносов и добровольных пожертвований, остальное добавляет государство пропорционально «партийному весу». Выходит 350 млн – в целом неплохо. Но есть одно «но»: по закону пожертвования физических лиц могут составлять всего 0,07% от размера предельной суммы стоимости кампании, то есть от 700 миллионов. Ещё 3,5% могут внести юридические лица. Вот и считайте: инвестировать можно меньше миллиона долларов. Достаточно узнать расценки на телевизионную рекламу, чтобы понять, насколько хватит таких инвестиций.

«Российское законодательство, к сожалению, не позволяет осуществлять партийную деятельность, основываясь только на легальных финансовых потоках», – утверждает генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин, подчёркивая при этом, что для некоторых партий предлагаемая единороссами прозрачность будет «смертельно опасна». Почему? Да потому, что реальные расходы партий значительно превышают их бюджеты. Вот только открыто демонстрировать эти расходы нельзя.

Партии платят не только за рекламу в газетах и на телевидении, есть ещё плата за лояльность электората. При мажоритарной системе кандидаты в депутаты разносили по квартирам продуктовые наборы по 500 рублей и раздавали тем, кто пообещает за них проголосовать. Теперь система «подмазывания» избирателей изменилась – партии ремонтируют детские площадки, благоустраивают жилые районы, строят спортплощадки. На эти мероприятия также требуются деньги. Вот только отследить эти средства куда проблематичнее, чем появление первых лиц партии в телеэфире. Естественно, оплачиваются эти мероприятия также из чёрных касс. Именно этой статистикой оперировала группа ГРЕКО, работая над своим антикоррупционным докладом, в котором шла речь и о «левом» партийном финансировании.

«Значительные финансовые потоки оказываются вне контроля, – констатировали в ГРЕКО. – Это становится возможно, когда часть работ оплачивается наличными и не отображается в официальных документах».

Разумеется, избирателей «подмазывают» все. Но у представителей партии власти есть возможность решить вопрос с благоустройством микрорайона, не прибегая к прямым денежным подачкам: один телефонный звонок в управу – и район зацветёт. Остальным придётся сложнее: заинтересовывать рабочих придётся живыми деньгами. Вот потому-то единоросс Владимир Плигин – глава думского Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству – не исключает, что «обсуждение рекомендаций ГРЕКО начнётся уже в ходе осенней сессии Госдумы» – уж его-то партии это обсуждение совершенно ничем не грозит. Наоборот, теперь «Единая Россия» оказывается застрельщицей европейских инициатив – к вящему удивлению представителей Совета Европы, рассчитывавших уесть отчётом ГРЕКО именно российскую партию власти.

Что же произойдёт, если «Единая Россия» продавит поправки в закон «О политических партиях», касающиеся изменений нынешней схемы отчётности партий? Много неприятного. На сегодняшний день парламентские партии обязаны публично отчитываться о своих расходах во время выборов. Но это лишь часть финансовой информации – другая её часть, о донорах, спонсорах и текущих расходах, остаётся за кадром, и действующему законодательству это не противоречит. Так вот, если поправки будут одобрены – а стоит ли в этом сомневаться? – то все без исключения партии, и парламентские, и просто зарегистрированные, вынуждены будут поведать обо всех своих тратах вплоть до последнего рубля. Мало того, придётся засветить и тех, кто оплачивает деятельность партий.

Спонсоры, привыкшие финансировать партии без привлечения к своим персонам излишнего внимания, в том числе и со стороны правоохранительных органов, вряд ли придут в восторг от таких нововведений.

Уже определились структуры, которые будут проверять партийные расходы – это Центризбирком и Федеральная налоговая служба. Глава недавно зарегистрированного Российского общенародного союза Сергей Бабурин в пух и прах раскритиковал попытку «ЕдРа» ввести тотальную финансовую отчётность и назвал её «бутафорией правды» и «кознями против оппозиции». И Бабурина легко понять.

Сложнее понять депутатов Геннадия Гудкова и Илью Пономарёва. Оба эсера ещё недавно добивались введения полнейшей прозрачности движения партийных средств. Теперь оба заметно умерили пыл. Гудков, в частности, отмечает, что «особого смысла в принятии поправки не будет», ибо «сейчас все поправки, изменения, нормативные документы принимаются с учётом того, насколько это выгодно или невыгодно «Единой России». Солидарны с Гудковым и коммунисты: глава юридической службы КПРФ депутат Вадим Соловьёв также считает, что смысла в поправке не много, ибо она не коснётся «Единой России». Что же до либеральных демократов, то им, похоже, всё равно: по словам депутата Ярослава Нилова, вся финансовая отчётность у ЛДПР – «чистая», и «хорошо, если и другим партиям не страшно будет её публиковать».

Опубликовано:
Отредактировано: 06.09.2012 15:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх