// // Чем вызвана готовность освободить фигурантов дела ЮКОСа

Чем вызвана готовность освободить фигурантов дела ЮКОСа

365

Вышел срок?

5
В разделе

Один из главных фигурантов дела ЮКОСа, Платон Лебедев, может выйти на свободу через полгода. Вельский суд снизил на три года и четыре месяца срок, который по двум уголовным делам составил 13 лет колонии. В связи с изменениями, которые были внесены в Уголовный кодекс, судья Виктор Иванов назначил бывшему главе МЕНАТЕПа девять лет и восемь месяцев заключения. Несколько раньше на свободу вышел другой фигурант громкого процесса, бывший заместитель управделами компании Алексей Курцин, которого освободили условно-досрочно после того, как он отбыл в заключении половину назначенного судом срока. «Наша Версия» попыталась выяснить, чем может быть вызван всплеск активности вокруг резонансного дела.

Алексей Кондауров, бывший менеджер нефтяной компании «ЮКОС»:

– Несмотря на то что Алексея Курцина освободили, Платону Леонидовичу снизили срок, я не могу сказать, что начался пересмотр дела ЮКОСа. Ведь практически в то же время Владимиру Дубову заочно дали восемь лет, идёт заочный процесс по Невзлину. Думаю, что здесь тоже сроки дадут. Власти нужно подвести черту под теми уголовными делами, которые были возбуждены в отношении менеджеров ЮКОСа. Сдать в архив – это значит признать несостоятельность этих дел. Нужно подвести судебную черту, вот и проводят заочные процессы. При этом приговоры выносятся по преступлению, события которого не было. Там не только нет состава преступления, но события преступления не было. Думаю, что уже сама власть понимает всю абсурдность дела ЮКОСа, да и ни у кого на этот счёт сомнений не осталось. А дурить народ, как это было восемь лет назад, они уже не могут. Ситуация в стране не из лучших, и она будет только ухудшаться – социально и политически. Поэтому им нужно делать какие-то послабления, но позиция власти по делу ЮКОСа остаётся прежней, так как заочные процессы они множат, но, с другой стороны, есть реальные люди, которые из-за абсурда по восемь-девять лет страдают. Множить этот абсурд для власти уже неприлично и даже опасно. От заочных процессов никому ни холодно, ни жарко. Да, неприятно, но, во всяком случае, на растерзание инквизиции никто никого не выдаст. Поэтому с явным абсурдом власть предпочла расправиться, при этом сохраняя лицо – Курцина выпустили по УДО, а у Платона Лебедева ничего не могли сделать, так как по той статье максимальный срок снижен до семи лет. Переквалифицировать весь этот бред невозможно. Поэтому власть просто вынуждена была пойти на эти шаги.

Евгений Ясин, научный руководитель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», президент фонда «Либеральная миссия»:

– В последнее время правительство получает массу сигналов, в частности обращение Андрея Макаревича, о том, что нужно бороться с коррупцией и что наши бизнесмены находятся в ущербном положении. Соответственно власти пора задуматься над тем, как стимулировать бизнес и убеждать их в том, что они могут вкладывать капиталы и заботиться о развитии российской экономики, а не вкладывать свои средства за рубежом и придерживаться тактики: не высовывайся! Комментарий Владимира Владимировича Путина к обращению Макаревича известен, поэтому я не буду повторяться. Путин тоже отчасти справедлив, но на сегодняшний день пальма первенства по части давления и силы принадлежит всё же правоприменительной системе. А ведь шаги навстречу бизнесу нужно как-то делать и как-то убеждать бизнес в том, что ситуация меняется. Решиться на крупные шаги, такие как освобождение Ходорковского и Лебедева, а не просто снижение последнему срока, пока сложно. Хотя свобода – это что ни есть самое простое объяснение смены политики. Но пока власть в этом направлении действует очень осторожно. И трудно сказать, дойдёт ли действительно до необходимых действий. Заниматься только репрессивным законодательством, гонять за девчонками из Pussy Riot, сажать или проводить обыски у лиц, которые участвовали в митинге 6 мая – это подрывает политику нынешнего правительства и власти. И такие действия не достигают никаких целей. А перемены в деле ЮКОСа делаются для того, чтобы, несмотря ни на что, убедить бизнес в том, что можно повышать деловую активность, вкладывать деньги в российскую экономику и привлекать иностранные капиталы. Но, повторюсь, одного дела ЮКОСа для этого недостаточно, нужны другие действия.

По теме

Сергей Борисов, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России», некоммерческого партнёрства «ОПОРА», Общероссийского объединения предпринимательских организаций работодателей малого и среднего бизнеса:

– Изменилась жизнь, изменилось законодательство. 10–15 лет назад российский рынок был достаточно дикий, многие просто не знали делового оборота, не понимали до конца законов, которые тогда имели двойное или даже тройное трактование. Сейчас мы оттачиваем нашу законодательную систему, правоприменительную и надзорную системы. Поэтому такого рода шаги государства навстречу людям из экономики должны быть. В этом я вижу положительный смысл. Кроме того, это в любом случае элемент гуманизма и элемент открытости. Наверняка многие с тех пор что-то пересмотрели, многое передумали. Даже если кто-то думает, что фигуранты этого дела были абсолютно невинны, прошёл длительный срок, и воспитательный эффект уже достигнут. Наверняка никто не ставит себе цель во что бы то ни стало отработать максимум. Так что решения судов вполне здравые, и я их только приветствую.

Игорь Юргенс, председатель правления Института современного развития:

– Судя по всему, власть решила немного смягчить обстановку. Ведь в последнее время слишком высокое напряжение в обществе создаётся по большому количеству судебных процессов и разбирательств, которые идут в стране – от Pussy Riot, Навального и Гудкова до ЮКОСа. Этих процессов уже чересчур много, соответственно надо где-то приспускать. Указанные фигуранты ЮКОСа по до сих пор подвергающемуся сомнению делу своё практически отсидели, и они политически неопасные. Кроме того, сейчас в мире абсолютно другой внешний фон, который очень остро реагирует на коррекцию образа России – мягко говоря, слишком сурового. Видимо, этот внешний фон плюс внутреннее напряжение в стране – это, наверное, и стало основной причиной. Других каких-то побудительных мотивов со стороны властей я не вижу. Хотя нам недавно обещали пересмотр дел по экономическим статьям. Ведь экономический блок постоянно подаёт определённые сигналы власти. Но тем не менее условно-досрочное освобождение или снижение срока Ходорковскому труднее предсказать. Здесь, как я понимаю, решения принимаются иные. Да и с трудом себе представляю независимость наших судов, чтобы они принимали сами решения по условно-досрочному освобождению или снижению срока. Явно без указания Москвы эти решения не были бы приняты.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2012 15:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх