// // До 50 процентов пациентов в России становятся жертвами врачебных ошибок

До 50 процентов пациентов в России становятся жертвами врачебных ошибок

511

Не поздоровится

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Российская система здравоохранения нуждается в срочной реанимации – «обиженными» себя в ней сегодня чувствуют как пациенты, так и врачи. И если первые регулярно страдают от врачебных ошибок, то медики в свою защиту говорят, что их дело не менее рискованное, чем, скажем, профессия авиаконструктора. Разрешить ситуацию призван уже давно находящийся в Госдуме новый закон о страховании профессиональной ответственности врача. Однако, как выяснила «Наша Версия», у подобной инициативы есть и оборотная сторона – скорее всего платить обязательные взносы будут не врачи, а медицинские учреждения, а это напрямую отразится на кошельках пациентов.

Российские законодатели уверены: защищать надо как пациента, так и самого врача. «Я сторонник перехода к такой системе здравоохранения, где врач станет субъектом права со всеми вытекающими последствиями, – говорит зампредседателя Комитета по охране здоровья ГД РФ Сергей Дорофеев. – К этому мы должны подойти в 2018 году, но хотелось бы, чтобы новая система начала работать уже с 2015 года. Процесс взаимных претензий в отношениях пациента и врача зашёл слишком далеко». По его словам, законопроект пока даже не рассматривался. В частности, ещё не определено понятие «возмещение морального вреда», даже когда такой вред очевиден. Дорофеев подчёркивает, что пока в Госдуме находится документ, который отражает только «страхование пациента от ущерба, нанесённого медработником». «Я против такой постановки вопроса. Врач далеко не всегда виноват в нанесении вреда. Ведь его профессия изначально несёт в себе риски», – добавляет он.

В свою очередь, президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулёв напоминает, что пострадавшие пациенты обычно хотят не столько получить материальное возмещение, сколько «наказать врача» за неверные действия или бездействие. «Я полагаю, что сейчас как раз пытаются построить систему страхования лечебных учреждений от претензий пациентов, что несправедливо. А если в больнице нет нужного оборудования или произошло заражение от перелитой крови, кто в таком случае будет нести ответственность?» – говорит он.

По словам исполнительного директора московского СРО НП «Объединение частных медицинских клиник и центров» Сергея Лазарева, в России точной статистики врачебных ошибок никто не ведёт. Однако, по данным экспертного сообщества, их количество достигает 50%, притом что многие инциденты в статистику просто не попадают, так как разрешаются ещё до суда. На практике сегодня получается, что ни врач, ни лечебное учреждение зачастую ответственности перед пациентами не несут вовсе, так как она в юридическом плане сильно размыта.

Отдельный разговор – компенсация морального вреда. И хотя медицинские учреждения сейчас, как правило, застрахованы, эта страховка покрывает только материальную ответственность, тогда как количество исков по возмещению морального вреда в последнее время сильно выросло. И далеко не всегда такую компенсацию удаётся получить.

Одна из страховых компаний Свердловской области озвучила для «Нашей Версии» средние суммы компенсаций морального вреда. Родственникам умерших пациентов выплачивают от 25 до 150 тыс. рублей (чаще около 50 тыс.). За причинение тяжёлого вреда здоровью пациент может получить от 50 до 800 тыс. рублей с каждого ответчика (в среднем 50–100 тыс.). Чаще всего иски подаются из-за нарушения прав пациентов в области акушерства и гинекологии, педиатрии, хирургии и травматологии, офтальмологии, сердечно-сосудистой патологии, стоматологии, онкологии и психиатрии. Однако, как признаются страховщики, Так, например, обосновать вину МНТК «Микрохирургия глаза» в причинении вреда пациенту во время операции практически невозможно без серьёзных затрат на независимые экспертизы. При этом в экспертных учреждениях, не относящихся к ведомству Минздравсоцразвития, нет аттестованных экспертов для проведения экспертиз по гражданским делам. А по новому закону подобные экспертизы проводятся исключительно в медицинских учреждениях.

По теме

В конце 2011 года в Свердловской области были рассмотрены два иска по возмещению вреда, причинённого пациентам медицинскими учреждениями. Объединяет их то, что в обоих случаях врачей «выгораживала» судебно-медицинская экспертиза. Сегодня страховщики настаивают на необходимости независимой медэкспертизы при Минюсте или другом «немедицинском ведомстве».

Жительница Невьянска Светлана Т. рожала в мае 2010 года. Роды были тяжёлыми, и женщине пришлось проводить кесарево сечение. По словам потерпевшей, несколько часов она находилась в родильном зале без присмотра медиков, а выпавшие петли пуповины причинили ребёнку тяжёлые травмы. Малыш находился в коме в реанимации, затем ребёнка признали инвалидом по ДЦП и эпилепсии. Страховая компания, в которой была застрахована Светлана, провела в Невьянской центральной районной больнице (ЦРБ) медико-страховую экспертизу, были выявлены недостатки в оказании медпомощи пациентке на разных этапах. Женщина подала иск о взыскании с ЦРБ Невьянского района 1 900 тыс. рублей в качестве компенсации морального вреда, а также возмещение расходов на лечение ребёнка. Медики с иском не согласились, объяснив произошедшее несчастным случаем.

В результате Невьянский городской суд частично удовлетворил требования, взыскав с ЦРБ 500 тыс. рублей как компенсацию морального вреда и 8 357 рублей – в счёт возмещения расходов на лечение. По словам президента ассоциации региональных медицинских страховщиков «Территория» Максима Стародубцева, вердикт в пользу пострадавшей семьи был вынесен вопреки заключению комиссии областного бюро судмедэкспертизы, которое противоречило выводам экспертов страховой компании, представлявших пострадавшую в суде.

Второй похожий случай произошёл в семье Новиковых. В 2010 году отца семейства с сильной болью в животе госпитализировали в больницу г. Кировограда Свердловской области, где ему поставили диагноз «ущемлённая грыжа» и провели экстренную операцию. Однако состояние пациента ухудшалось. Лишь через трое суток другой хирург, сотрудник Центра медицины катастроф, обнаружил у больного прободную язву кишечника и перитонит, но было уже поздно – пациент скончался. Несмотря на ошибочный диагноз, судмедэкспертиза освободила кировоградского хирурга от ответственности, заявив, что была «объективная невозможность установить правильный диагноз в связи с атипичным течением заболевания». Обращение близких в правоохранительные органы закончилось отказом в возбуждении уголовного дела. Тем не менее страховой компании удалось доказать вину врача.

В обоих случаях эксперты страховой компании «Мегус-АМТ» обратили внимание на сомнительную достоверность сделанных в медицинской карте больных записей, которые судмедэкспертиза принимала за истину, признавая оказанную помощь «правильной, полной и своевременной», а наступившие последствия – «несчастным случаем».

Эксперты напоминают, что срок исковой давности по требованиям материального характера составляет три года, а по моральному вреду не ограничен. При этом срок давности для проведения страховой экспертизы также составляет три года. Страховая компания, выдавшая полис ОМС, обязана по жалобе застрахованного гражданина провести экспертизу и предоставить отчёт. А при выявлении нарушений – оказать бесплатную юридическую помощь по досудебному и судебному восстановлению прав пациента. Однако далеко не все пациенты знают о таких обязательствах страховщиков.

«Люди часто опасаются, что если они пожалуются на врача, их «зарежут на операционном столе». Смотреть на вас действительно будут косо, но лечить при этом хорошо», – утверждает юрист страховой компании Елена Пестова. По её словам, пациенты зачастую не читают документы, которые им предлагают подписать, тогда как делать это необходимо. «Если вы по каким-то причинам не согласны с текстом, не подписывайте ничего до тех пор, пока не получите внятного объяснения от компетентного лица», – предупреждает она.

Многое пока не ясно в самом алгоритме страхования профессиональной ответственности медиков. «Страхование профессиональной ответственности врачей сама по себе идея благая, но кто будет оплачивать ежегодный страховой взнос в страховые компании и в каком размере?» – задаётся вопросом член правления СРО НП «Объединения частных медицинских клиник и центров» Эдуард Шульц. По его словам, медики утверждают, что при низком уровне зарплат врачей в России они вряд ли смогут оплачивать страховые взносы. Однако если посмотреть доходы большинства главных врачей, причём не только в Москве, но и в регионах, то он уже давно на порядок превысил среднюю зарплату. Юристы, которые занимались исками пациентов в Свердловской области, выяснили, что доход некоторых врачей составлял 130–150 тыс. рублей в месяц, а эти суммы вполне позволяют отвечать рублём за допущенные промахи.

И тем не менее скорее всего финансовое бремя возложат не на врачей, а на лечебное учреждение. А здесь уже вступают в силу простые законы экономики: при любом повышении выплат организацией, особенно если это частная клиника, страдает в итоге потребитель, то есть пациент, который и должен будет компенсировать все дополнительные расходы из своего кармана.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.07.2012 14:40
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх