// // Дела 12 фигурантов «болотного дела» переданы в суд

Дела 12 фигурантов «болотного дела» переданы в суд

329

Идут на посадку

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

В минувший понедельник на Болотной площади прошёл митинг в поддержку так называемых узников 6 мая. Тех, кто был задержан после акции оппозиции 2012 года, которая закончилась стычками с полицией. По разным оценкам, в акции приняли участие от 8 до 30 тыс. человек. Между тем правоохранительные органы отчитываются о завершении следственных действий. На днях были переданы в суд материалы по 12 обвиняемым. Всего же по этому самому массовому и самому громкому уголовному политическому делу последних лет обвиняются 27 человек – леваки всех мастей, либералы, националисты разной степени радикальности, просто гражданские активисты. Лишь двое из них пошли на сделку со следствием, признав себя виновными. Все остальные себя таковыми не считают.

6 мая 2012 года полиция неожиданно перекрыла доступ к скверу – намеченному месту митинга – омоновцы стали вытеснять митингующих. Лидеры оппозиции, в частности Навальный и Удальцов, устроили сидячую забастовку, устроившись прямо перед оцеплением. Полиция попыталась этому помешать и удалить бастующих – дескать, такой формат акции согласован не был. В итоге в толпе начались волнения, эвакуация лидеров ознаменовалась некоторой толчеёй. А вскоре и вовсе некие люди в закрывающих лица масках начали бросать в полицейских куски асфальта, жечь файеры, распылять газ. Омоновцы стали бить дубинками десятки ребят и девушек, волокли в переполненные автозаки. Всего в тот день было арестовано около 600 человек. В итоге действия полицейских были сочтены вполне законными, а гражданские активисты обвиняются в «применении насилия в отношении власти», «участии в массовых беспорядках» и «призывах» к ним. Ни один омоновец не привлечён к уголовной ответственности. Более того, многие из них получили в награду за своё «усердие» такой ценный приз, как московская квартира...

В поддержку узников проводятся не только пикеты и митинги, но и театрализованные акции и уличные концерты

На дело по событиям 6 мая брошена следственная группа более чем из 100 человек, число политзаключённых растёт с каждым месяцем. Естественно, что тема «узников болотного дела» стала одной из главных в протестном движении. Для помощи им создан «Комитет 6 мая», который собирает деньги и тратит их на оплату услуг адвокатов, на передачи политзаключённым, на помощь их семьям, ведёт информационную кампанию поддержки этих ребят и девушек, проводит митинги и пикеты, не дающие обществу забыть о политузниках…

В преддверии митинга 6 мая – в годовщину памятных событий – завершилась акция «Один день – одно имя», которая длилась месяц. Например, 12 апреля, в день солидарности со Степаном Зиминым – анархистом, студентом факультета политологии РГГУ, увлекающимся реконструкцией культуры и быта славян X века, – члены «Комитета 6 мая» устроили яркую театрализованную акцию битвы на мечах богатыря Пересвета и ханского посланника, остроумно процитировав тезисы современного противостояния оппозиции с властью.

А 18 апреля – в день солидарности с социалистом Николаем Кавказским, юристом и потомственным музыкантом, – на Арбате был устроен пикет со скрипачом, игравшим прекрасные мелодии в честь политузника. Видеоролики в поддержку конкретных узников записали такие известные деятели культуры, как Борис Акунин, Сергей Шаргунов, Евгений Гришковец, Александр Филиппенко, Татьяна Лазарева…

В то же время с каждым месяцем число политузников всё растёт. В итоге и акцию «Один день — одно имя» пришлось срочно продлевать ещё на одно звено, ведь уже в ходе её проведения в СИЗО был посажен 27-летний член Координационного совета оппозиции от «левой курии» Алексей Гаскаров.

По теме

Выпускник Финансовой академии при правительстве РФ, он работает ведущим консультантом в ООО «Эксперт Системс», где ведёт сразу несколько проектов. Образованный и вполне благополучный парень, как и многие другие обвиняемые по «болотному делу», он отличался от миллионов своих сверстников одним — неравнодушием к тому, что происходит вокруг. Стал лидером антифашистского движения, помог организовать в родном подмосковном Жуковском киноклуб, где показывали ленты на социальную тематику. В 2010 году был арестован за защиту Химкинского леса и три месяца провёл в СИЗО, но был оправдан в суде, после чего встал на защиту уже другого, Цаговского леса. 6 мая 2012 года Гаскаров был, разумеется, на Болотной. Когда полицейские начали избивать людей, он закричал: «Что же вы творите?», после чего его повалили на землю и стали дубасить дубинкой по голове. Интернет обошли кадры окровавленного лица Алексея... 31 марта с.г. автор этих строк вместе с Гаскаровым разоблачал махинации на выборах мэра Жуковского. А через месяц Алексей был схвачен прямо на улице, когда шёл в зоомагазин за кормом для своего кота, став ещё одним человеком, обвиняемым по «болотному делу»...

Максим Лузянин, сотрудничавший со следствием, получил 4,5 года лагерей

Среди тех, кто попал под каток, словно специально подобраны представители практически всех без исключения социальных и политических слоёв нашего общества. Но есть у них и общее – абсурдность обвинений, по которым они привлекаются. Например, Артём Он практически не может говорить, и произнести такую речь для него, увы, просто невозможно. Некоторые из обвиняемых в «болотном деле» вообще были арестованы совсем в другом месте столицы и физически не могли 6 мая участвовать в этих событиях.

При первом же знакомстве с делом и обвиняемыми поражаешься, как благородно, порядочно почти все они себя ведут. А ведь в СИЗО сидят не политические лидеры, а простые люди. Выпускник математического колледжа, художник Андрей Барабанов... 19-летняя студентка МГУ, анархистка, защитница животных и активистка движения «Еда вместо бомб» Александра Духанина… Студент факультета политологии МГУ Ярослав Белоусов, писавший курсовую работу по теме «Роль социальных сетей в протестном движении»... Студент факультета социального управления РГСУ по специальности «конфликтология» Алексей Полихович... Кандидат физико-математических наук, менеджер по продажам ООО «Технология» Сергей Кривов… Коммерческий директор издательского дома «Медиацентр-АРТ», кандидат экономических наук Александр Марголин… Корреспондент кировской газеты «Вятский наблюдатель» Леонид Ковязин…

Опыт Максима Лузянина, согласившегося с предъявленными ему обвинениями в расчёте на судебное снисхождение и получившего тем не менее 4,5 года лагерей, продемонстрировал, что остальным узникам, которые отказываются сотрудничать со следствием, тем более нечего рассчитывать на гуманность приговора. А ведь даже год, уже проведённый многими из них в СИЗО, выглядит просто садистским бредом, учитывая выдвинутые против них обвинения. Судите сами.

Кировский журналист и ивановский коммунист обвиняются в строительстве баррикад из биотуалетов

Студент Московского городского психолого-педагогического университета Илья Гущин обвиняется в том, что хватал за одежду полицейского, мешая задержанию другого участника митинга. Помощник декана отделения культурологии Государственной академии гуманитарных наук Денис Луцкевич пытался помочь девушке, которую тащили омоновцы, за что был жестоко избит. Кавказского – принципиального противника любого насилия, гуманиста и романтика – обвиняют в «нанесении ударов сотрудникам ОМОНа». 52-летнего интеллигента Кривова обвиняют в том, что он «вырвал резиновую палку у бойца ОМОНа и нанёс ему удар по кисти правой руки», а другого бойца «толкнул обеими руками в грудь». Ещё абсурднее причина, по которой уже восемь месяцев сидит Ковязин – за то, что он «принимал участие в строительстве баррикад из биотуалетов». В том же обвиняют арестованного буквально на днях лидера ивановского отделения «Левого фронта» Дмитрия Рукавишникова.

Член «Комитета 6 мая» Татьяна Сухарева отмечает: «В диалоге с оппозицией власть использует исключительно язык репрессий – проверок, обысков, арестов, судов. Страна всё больше скатывается в 1937 год. Вновь, как в период массовых репрессий, востребован опыт фабрикации политических процессов. Их фигурантами может стать каждый из нас. Создаётся впечатление, что мы находимся в театре абсурда, потому что происходящее невозможно объяснить здравой логикой. Мы не можем позволить себе и дальше оставаться равнодушными к происходящим событиям. В противном случае это коснётся каждого из нас, наших близких, наших детей, наших друзей».

Просьбы адвокатов перевести узников хотя бы под домашний арест отклоняются со скучающей зевотой, без аргументов. Не берётся в расчёт ничего. Например, в отношении Белоусова – ни наличие у него бронхиальной астмы, что особенно тяжело, поскольку в камерах почти все курят. Ни то, что его малышу исполнилось всего лишь два годика и бедная жена, тоже студентка, просто не может учиться и растить его одновременно. Ни ходатайства от декана МГУ и 10 депутатов отпустить Ярослава под денежный залог. Ни его проблемы со зрением: один глаз минус 9, другой – минус 5. Как написал Белоусов в письме, «на справедливость от системы вряд ли придётся рассчитывать, но выше карательного инструмента находится суд нашего народа, и этот суд для нас важнее».

О какой гуманности можно говорить, если уже год в СИЗО держат Акименкова, которому грозит полная слепота! У парня врождённое заболевание глаз. Из-за плохого освещения в СИЗО оно резко обострилось. Одним глазом он видит на 20%, другим и вовсе 10%. Как он мог с таким зрением «прицельно кинуть древко флага» в омоновца, уму непостижимо. По словам Акименкова, «к этому обвинению я имею такое же отношение, как к убийству Кеннеди или взрыву башен-близнецов».

Остаётся добавить, что по итогам событий 1993 года, кровавых, с танками и стрельбой, была очень оперативно объявлена амнистия. Сейчас также раздаются призывы отпустить узников восвояси, но пока они не обрели чётких форм, к тому же сам факт амнистии подразумевает наличие состава преступления. А это, мягко говоря, вопрос спорный.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.05.2013 15:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх