// // Треть уволенных прапорщиков и мичманов вернут в армию

Треть уволенных прапорщиков и мичманов вернут в армию

1876

Войска прапортуют

Фото: РИА новости
Фото: РИА новости
В разделе

В начале марта министр обороны Сергей Шойгу поручил решить вопрос о возвращении в армию 55 тыс. должностей прапорщиков и мичманов. Но было выдвинуто принципиальное условие: назначаться они будут исключительно для обслуживания сложной техники систем вооружений. Почему Российская армия не может обойтись без прапорщиков, разбиралась «Наша Версия».

В ближайшее время будет подготовлена директива, когда и на какие должности могут назначаться и приниматься прапорщики и мичманы. Но уже сейчас очевидно, что, ограничивая перечень должностей, где могут служить прапорщики и мичманы, строго запрещая допускать их к материальным ценностям, в Минобороны незаметно для себя поставили неутешительный диагноз этой категории военнослужащих. Однако большинство экспертов склонны считать, что возвращение прапорщиков в армейский строй – справедливое решение, так, вице-президент Коллегии военных экспертов России Александр Владимиров рассказал «Нашей Версии», что это положительно скажется на боеготовности Российской армии.

Прапорщиков ликвидировали, чтобы победить воровство

Прапорщик в Российской армии и мичман, его аналог во флоте, стоят особняком среди других военнослужащих, они уже давно стали почти фольклорными персонажами, своеобразным казарменным домовым, которому, казалось, приписываются все человеческие пороки: жадность, глупость и вороватость. Армейские остряки сочиняют о них уничижительные анекдоты, придумывают им различные прозвища, самые безобидные из которых – «кусок» и «сундук». Но, конечно, прапорщиков задумывали не для этого. Институт прапорщиков и мичманов современного типа появился в 1972 году, идею такого промежуточного звания между офицерами и сержантами позаимствовали в чехословацкой армии. Изначально предполагалось, что это станет продолжением карьерной лестницы для достойных сверхсрочников.

Для звания прапорщика требовалось предусмотреть соответствующие должности, которые не являлись бы ни офицерскими, ни сержантскими, на которых лейтенантам служить было бесперспективно и непрестижно, а сержантам эти полномочия доверить рано. В войсках им отдали командные должности старшин рот, командиров специальных взводов, а в системе материально-технического и тылового обеспечения – начальников овощных баз, складов и столовых. Самой тяжёлой считалась должность старшины роты, но, соглашаясь на неё, каждый здравомыслящий прапорщик, перебирая в своей каптёрке портянки и украдкой вынося на продажу за ворота части очередной солдатский бушлат, мечтал стать начальником какого-нибудь склада, лучше всего ГСМ, чтобы получить возможность для стабильного левого заработка.

Напомним, что в 2009 году под знаменем борьбы с воровством в армии было решено расправиться с прапорщиками как главным его символом. Чтобы оправдать это решение, в Минобороны даже подвели итог почти 40-летнего периода существования этого звания. Оказалось, что «до 82% этих военнослужащих до начала реформы состоят на хозяйственных должностях – начальников складов, делопроизводителей, начальников лабораторий, аптек» и «лишь небольшое их количество реально командовало подразделениями». В связи с этим было принято решение избавиться от содержания на высокооплачиваемых военных должностях прапорщиков и перераспределить их обязанности между контрактниками и гражданским персоналом. Предполагалось, что около 142 тыс. увольняемых прапорщиков и мичманов заменят в первую очередь профессиональные сержанты. Даже несмотря на то, что подготовить и набрать такое число профессиональных младших командиров не удалось, уже в конце 2009 года в срочном порядке были сокращены все должности прапорщиков и старших прапорщиков.

По теме

Аналог российских прапорщиков есть даже в США

Как рассказал «Нашей Версии» руководитель аналитического отдела Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, создание институтов прапорщиков совпало с техническим перевооружением армии на рубеже 60–70-х годов. В этот период в армию и во флот стала поступать сложнейшая техника, для эффективной эксплуатации которой нужны были грамотные специалисты. Присваивать звания прапорщиков и мичманов стали профессиональным техническим специалистам со среднетехническим образованием, с высшим образованием, окончившим специальные школы. Таким образом, прапорщики и мичманы массово стали появляться в высокотехнологических войсках, таких как ПВО, ВВС, ВМФ, заняли места в составах расчётов и экипажей боевых и специальных машин, кораблей, самолётов и вертолётов. Большинство прапорщиков занимались обслуживанием и эксплуатацией сложной военной техники и вооружения, которую не могли освоить солдаты за период срочной службы. Некоторое время прапорщики занимали самые низовые должности в войсках – командиров танков и даже водителей тяжёлых тягачей, которые сегодня доверяют даже рядовым срочной службы.

Новая система отбора заставила отказаться от идеи сделать звание прапорщика высшим званием для сержантов. Они наряду с рядовыми, сержантами и офицерами окончательно превратились в отдельную категорию военнослужащих со своей системой комплектования и подготовки. Однако вышла она довольно ущербной. Получая звание и заканчивая службу, увольнялись в запас прапорщики, за редким исключением, в том же звании и с той же должности. В результате армия получила полуфабрикат офицера, который по статусу ему практически соответствовал, но был абсолютно лишён каких-либо карьерных стимулов, что негативно отражалось на его служебных качествах. Кстати, главным аргументом для сохранения прапорщиков и мичманов в Российской армии называют наличие уорент-офицеров у американцев. Считается, что они по своему положению очень напоминают друг друга. Действительно, и те и другие занимают промежуточное положение между сержантами и офицерами, но при внешней схожести главное отличие – именно принципы службы. Среди уорент-офицеров лежит жёсткая конкуренция, которая стимулируется продуманной системой непрерывного отбора при назначении на вышестоящие должности. Александр Храмчихин считает, чтобы в России прапорщики стали значимой категорией военнослужащих, придётся в корне пересмотреть систему их отбора и подготовки.

Сокращение пережили 20 тысяч прапорщиков

Большое сомнение вызывает у экспертов и использование прапорщиков и мичманов в качестве технических специалистов. Это видно на примере экипажей атомных подводных лодок. Даже в советское время количество мичманов на борту неуклонно снижалось. Уже тогда, более 20 лет назад, мичманам большинство должностей было не по плечу, зачастую они не соответствовали предъявляемым требованиям, порой им элементарно не хватало уровня образования. Поэтому на субмаринах всё больше обязанностей передавалось от мичманов офицерам, которые сегодня вытеснили их с должностей операторов сложнейшей техники и систем, таких как ядерный реактор, гидроакустический комплекс, боевая информационно-управляющая система.

Отсутствие какой-либо карьерной перспективы, как главного стимула военного, сформировало совершенно новый тип военнослужащих. Зрелище довольно жалкое – низкое служебное рвение, порочное умение приспосабливаться и мирно «лежать» на должности. Всё это не способствовало их превращению в полноценных младших командиров. Единственный плюс прапорщика – это полученный опыт от пребывания долгое время на одной должности, но чаще всего он использовался вовсе не для интересов службы.

Самые большие армейские начальники брали прапорщиков, поднаторевших в хитросплетениях армейской жизни, себе в адъютанты, чтобы те решали в первую очередь их личные проблемы. Зачастую преданные прапорщики не только облегчали жизнь своим благодетелям, но и сами учились получать выгоды из своего служебного положения. Так, в конце марта сотрудники правоохранительных органов выявили в Подмосковье хищение более 150 муниципальных квартир общей стоимостью 1 млрд рублей, которые предназначались для военнослужащих. По версии следствия, группа занималась хищениями три года. В её состав входили сотрудники юридических и риелторских контор, а руководил ею бывший адъютант главкома Сухопутных войск генерала Александра Постникова-Стрельцова старший прапорщик Валерий Даниелян. Причём нужно отметить, что в то время, когда банда мошенников действовала, было объявлено, что с прапорщиками в войсках покончено.

Очевидно, что, хотя решение прошлого министра обороны об упразднении прапорщиков и мичманов было во многом обоснованным, они, как стойкий вирус, оказались парадоксально живучи. Даже после решения об их сокращении командиры на всех уровнях, как могли, попросту саботировали этот приказ. Прапорщиков «укрывали» в штатных расписаниях, их переводили на должности старшин и офицеров. В результате спустя три года после сокращения этих должностей в войсках их осталось более 20 тысяч.

Опубликовано:
Отредактировано: 22.04.2013 16:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх