// // Дарья Донцова: Я – Модница

Дарья Донцова: Я – Модница

723
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Она по-прежнему пишет иронические детективы и говорит, что уже закрыла план в своём родном издательстве на 2013 год. И хотя ирония – главный козырь Дарьи Донцовой, впервые в жизни Дарья Аркадьевна написала книгу иного жанра – под названием «Я очень хочу жить». Она об онкологии, с которой Донцова хорошо знакома. Главным правилом жизни автора детективов стали слова «никогда не сдавайся», ведь «рак – болезнь, которая лечится. Нужно просто раз в год показываться врачам», считает Дарья Аркадьевна.

–Правда ли, что онкология требует очень дорогостоящего лечения?

– Какие глупости! Если вы гражданин этой страны, вас будут лечить бесплатно. И всех – независимо от статуса. Когда я заболела, тогда ещё была не писательницей, а самой обыкновенной женщиной на потоке. Но меня вылечили. Поэтому книжку «Я очень хочу жить» я посвятила всем сотрудникам самой обыкновенной 62-й городской онкологической больницы, где меня и поставили на ноги. С меня никто ни копейки не взял, давайте не брать во внимание шоколадки, которые я засовывала медсёстрам в карман. И ещё. Онкология не должна быть главной в вашей жизни, посвятили ей час в день, а всё остальное время нужно жить так, словно ничего не произошло. Не нужно умирать раньше времени. Нужно себе задать вопрос, не «за что мне это?», а «почему?». Вот я, Груня Донцова (Дарья – это мой псевдоним), почему заболела? Значит, я что-то сделала не так, но если я изменюсь, вероятно, болезнь от меня отстанет. И сегодня я своему заболеванию благодарна: если бы не онкология, не было бы такого писателя, как Дарья Донцова.

– Что вы имеете в виду?

– Чтобы я не скучала в реанимации, муж принёс мне стопку листов, и я начала писать свой первый роман.

– Всё ли вам удаётся в жизни?

– Жизнь у меня замечательная, прекрасная настолько, что нечего даже и прибавить. Но всё-таки кое-что мне не удаётся. Не могу перестать бояться летать на самолётах. Я, конечно, всё равно летаю, но всё время полёта нахожусь в состоянии тихого ужаса. Это оцепенение начинается сразу при входе в салон. Наверное, я аэрофоб. Ведь страшно, когда летит что-то железное, бурчит, а вдруг там что-то не так? А вдруг с ним что-то случится? Я ужасная трусиха.

– Сейчас ваши дети уже выросли. А что вам запомнилось из их детства? Как вы их воспитывали?

– Наверное, как и все родители. Что-то запрещала, что-то заставляла, а что-то разрешала. В особенности в переходном возрасте, когда дети протестуют и не слушают родительских советов.

– А с кем было труднее – с мальчиками или девочкой?

– Конечно, с мальчиками. Мне Господь послал сначала мальчиков, а потом, видимо, за все страдания и муки – девочку. В школу к сыновьям я не входила, а вползала. Старший был двоечник и хулиган, но очень обаятельный, поэтому его всегда вытягивали на «тройки». А Дима был шибко умный. Он поднимал руку на уроке биологии и спрашивал: «Мария Иванна! А если лошадь сломала ключицу, как нужно её лечить?» И Мария Иванна долго рассказывала, как нужно накладывать гипс на лошадиную ключицу. А когда она заканчивала, он вставал и говорил, что у лошадей ключиц нет. Понимаете, как его «любили» педагоги, и ставили, несмотря на весь его ум, «двойки». Сейчас он кандидат психологических наук, докторскую пишет. Я с мальчишками сидела и делала уроки до 10-го класса. А к Маше даже ни разу не подошла.

По теме

– Вас можно назвать демократичной мамой? Жизнь ведь не только из школы состоит.

– Наш дом всегда был открыт для друзей наших детей. Я всегда считала, пусть лучше приходят к нам, чем уйдут куда-то. В этом плане, да, я была демократичная. Обычно я предупреждаю, знаете как? Вот стоит горячая сковородка, и если тронешь её, то будет плохо. Но если ты всё-таки к ней прикоснёшься, это будет уже твоя проблема, я ведь тебя предупредила. К счастью, в нашей семье дети дома не видели ни алкоголиков, ни наркоманов, и всегда открыто стояло вино, лежали сигареты... Муж мой, к сожалению, курит, а один из сыновей – Дима – тоже курил, но бросил наконец. Мне кажется, что детей не надо воспитывать каким-то особым образом, дать им хорошее образование – это обязательно, а в плане воспитания лучше начните с себя, потому что дети – это всегда зеркало своих родителей.

– Часто ли ездите за границу, и если вам запрещён пляжный отдых, как там проводите время?

– Я часто езжу за границу и могу сказать, что меня привлекают цены на одежду, которые там намного ниже, чем у нас в стране. Я ж модница, и если речь идёт о шмотках, то меня привлекают, кроме цен, большой выбор моделей и наличие моего размера, который в России очень трудно найти. Кроме того, я там чувствую себя абсолютно свободной, потому что там никому не нужна. Меня, правда, узнают русские из волны эмиграции, которые читают на русском языке.

– Неужели ваши книги появляются за границей?

– А почему вас это так удивляет? Дарью Донцову издают в Германии, Франции, Эстонии, Латвии и Литве, Польше, Болгарии и Китае… И ещё в огромном количестве стран. Телеканал «НТВ» однажды делал сюжет про эту тюрьму и показал, что там стоят мои книги в большом количестве.

– Всем известен ваш железный график с подъёмом в 6 утра! Неужели за границей вы тоже работаете?

– Ой нет! В Париже я не прикасаюсь к рукописи (писательница предпочитает писать от руки. – Ред.), просыпаюсь в 8 утра, с удовольствием съедаю четыре круассана и целый день потом бездельничаю.

– А совесть потом не мучает? Лишний вес откладывается от круассанов очень быстро! Даже у такой изящной барышни, как вы!

– Я недавно вернулась из Парижа, пошла на занятия в фитнес-клуб, а мой тренер схватил меня за бока и спрашивает: «А это что такое? Откуда эти толстые бублики?» А я ему в ответ: «Это пояс верности круассанам, а вовсе не толстые бублики!»

– А какая у вас, кроме круассанов, любимая еда?

– Если я скажу, что это геркулес, вы же не поверите?

– Поверю.

– Я ем каждое утро геркулес, сваренный на молоке. У меня такая собачья каша, правда, без сахара.

– Вы действительно очень модно выглядите, и причёска у вас великолепная. В Париже подстригались?

– Да. Маша в Париже договорилась с мужчиной, который стрижёт многие модные показы, и отвела меня к нему. Это был один из подарков к моему дню рождения. Мне так всё понравилось, что на будущий год я скажу своей семье: «А давайте повторим!»

– Именно Франция? Есть же ещё такие притягательные своими дизайнерами Италия и Англия...

– К сожалению, я не владею английским языком и буду себя чувствовать как-то некомфортно.

– А Германия?

– Да, но там нет одежды моего размера, даже в самый маленький я заворачиваюсь два раза.

– Вы постоянно живёте за городом?

– Да, у меня там белочки, птички, лес. У нас стоят кормушки для животных и птиц...

– Читаете ли вы то, что пишут ваши коллеги по цеху.

– Конечно, читаю. Люблю очень Таню Устинову, Татьяну Полякову. Очень хорошо отношусь к Акунину. Это неправда, что литература в России умерла, у нас огромное количество прекрасных писателей и огромный выбор книг в магазинах. Я, которая помнит времена книжного дефицита, очень рада тому, что сейчас человек способен подобрать себе книгу по вкусу.

– Вы довольны вашими недавними встречами с читателями?

– У меня есть такое желание, чтобы я однажды пришла в один из книжных магазинов, а мне, например, Нина Егоровна – директор «Молодой гвардии» сказала бы: «Послушай, Донцова, твоя книжка «Я очень хочу жить» никак не продаётся. Она никому не нужна. Все выздоровели и больше никогда не заболеют». Я очень сочувствую людям, которым поставлен онкологический диагноз, очень хочется им помочь. Я – посол программы Avon «Вместе против рака груди». Каждый год устраиваем марш, из года в год число примкнувших людей увеличивается. В этом году на марш пришли тысяч 20 человек. С нами вместе в колонне шагают те, кому недавно поставили диагноз, те, кто борется с болезнью, и те, кто выздоровел. Когда заболевший человек приходит на такой марш и видит тысячи либо выздоровевших, либо болеющих, но радостных, совсем не собирающихся умирать людей, это лучшая психологическая терапия, которую можно себе представить. Я очень жалею, что во время моей болезни ничего подобного не было. Мне самой это очень сильно помогло бы. Что же касаемо книги «Я хочу жить», то она, конечно, в первую очередь адресована женщинам, которым поставлен диагноз – рак молочной железы, и их родственникам и друзьям. На самом деле что-то полезное в ней найти может человек с любым диагнозом, потому что основная мысль этого произведения такова: никогда не сдавайся, с любой болезнью нужно бороться. Не болезнь твоя хозяйка, а ты хозяйка своей болезни.

– Вас не случайно называют таблеткой от депрессии. Где вы черпаете свой оптимизм?

– Мне было бы очень трудно жить, если бы я всё время плакалась и рассказывала всем о каких-то неприятностях. Я, наверное, такой классический оптимист, у которого стакан никогда не бывает наполовину пуст. Мой стакан всегда наполовину полон.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 20.08.2012 15:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх