// // Закон о гостайне направят против инакомыслящих?

Закон о гостайне направят против инакомыслящих?

592

Совсем разболтались!

5
В разделе

На прошлой неделе Государственная дума одобрила законопроект, ужесточающий наказание за разглашение государственной тайны. В частности, законопроект вводит уголовную ответственность за незаконное получение секретной информации, виновным в её получении грозит штраф от 200 до 500 тыс. рублей или лишение свободы сроком до четырёх лет. Представители оппозиции уже назвали новые поправки в закон «О гостайне» очередным шагом властей по «закручиванию гаек» по отношению к инакомыслящим. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что помимо всего прочего этот закон может быть использован против журналистов.

Анна СТАВИЦКАЯ, адвокат, в 2004 году защищала осуждённого за госизмену учёного Игоря Сутягина:

– Когда формулировка закона очень расплывчата, то его принятие может обернуться неприятностью для любого гражданина нашей страны. Чем более расплывчата формулировка закона, тем больше возможности привлечь человека к уголовной ответственности. И, к сожалению, первое, что приходит в голову после того, как услышала, какой закон принят Госдумой: всё… конец, теперь все мы можем попасть под уголовную статью. Практически любой человек может быть привлечён к уголовной ответственности по шпионской статье даже по причине того, что этот человек просто покажется кому-то неугодным.

Теперь придётся каждый разговор, каждую реплику рассматривать через призму – как на это посмотрит ФСБ, как это общение будет ими растолковано. В принципе такое общение в нашей стране и так уже стало под большим вопросом после шпионских скандалов 2000-х годов – вспомните дело учёного Сутягина, дело физика Данилова. Потом вроде бы приутихли. Сейчас же шпиономания будет расцветать с новой силой. Ни теоретически, ни логически объяснить эти законодательные инициативы невозможно. Видимо, всё делается только для того, чтобы было проще убирать неугодных.

Госизмена может быть совершена только с умыслом, во враждебных целях и с целью нанести ущерб внешней безопасности страны. А исключение формулировки о «внешней» безопасности позволяет вольно трактовать закон, ведь безопасность может быть информационная, промышленная и ещё бог знает какая. Получается, что если следствие будет обладать сильно развитым воображением, то привлечь можно любого юриста, который даёт консультацию международной организации – Amnesty International или Human Rights Watch. Вот это очень страшно.

Владимир РУБАНОВ, вице-президент ассоциации «Лига содействия оборонным предприятиям», бывший начальник аналитического управления КГБ СССР, бывший заместитель секретаря Совета безопасности России:

– Подобный подход к закону о гостайне грозит нам тем, что в оборонной промышленности скоро вообще никого не останется. Президент говорит, что надо привлекать частные компании и выпускников вузов в оборонную отрасль, но Дума при этом принимает законы, которые отпугнут всех от этой стратегически важной для страны отрасли. Неужели депутаты считают, что молодёжь будет давать подписку о неразглашении? Молодёжь просто начнёт бегать от оборонки. Тогда нам уже ни инвестиций, ни молодых кадров вообще не видать. И я вообще не понимаю, какие могут быть штрафы в законе о гостайне? Предательство Родины – это уголовно наказуемое деяние, и в Уголовном кодексе есть статья по этому поводу. Принятый закон, на мой взгляд, слишком сырой и консервативный. Главная проблема в том, что он допускает двойное толкование, нет чётко прописанных действий, которые можно причислить к шпионажу или разглашению государственной тайны. Это действия прямого назначения, значит, они должны быть по пунктам прописаны, то есть указано, какие действия могут считаться шпионажем, какие – разглашением, никаких слов «и иные действия» в законе в принципе не должно быть. Если этого нет, то возникает проблема правоприменения, проблема толкования в другую сторону, а это очень опасно. Ещё должны быть формулировки «насильственного» или «ненасильственного» характера. Когда этого нет, то любое действие могут подвести. Например, кто-то подсунул кому-то документ якобы почитать, его просто взяли, не читая, и попробуй докажи потом, что ты не шпион. Также в законе не хватает очень важного пункта – заключения должны писаться не какими-то созданными комиссиями, а министрами тех ведомств, чьи тайны якобы разглашены. Иначе у нас постоянно будут возникать ситуации как с учёным Даниловым или преподавателями, приехавшими по обмену в Китай.

По теме

Павел КРАШЕНИННИКОВ, глава Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству:

– Ничего страшного в этом законе нет. Наоборот, наконец-то федеральным законом уточнён перечень лиц, которые могут обладать государственной тайной. И очень хорошо, что ко второму чтению круг этих лиц стал исчерпывающим. Кроме того, закон дополнен квалификационными признаками преступлений в этой сфере. Будут учитываться групповой характер преступления, наступление тяжких последствий, использование спецсредств при распространении сведений, которые являются гостайной. То есть критерии гостайны чётко установлены, значит, простым гражданам бояться нечего. Говорить о том, что журналисты или политики могут невольно стать обладателями гостайны и, не зная этого, её раскрыть, – это в принципе неверно. Я не поддерживаю тех, кто говорит, что после принятия такого закона количество судебных процессов, где учёных и преподавателей обвиняют в шпионаже, увеличится. Я уверен, что этого не будет. Более того, давайте через год поговорим на эту тему, и мы все сможем убедиться, что эти опасения были беспочвенными, количество таких процессов, как, например, дело преподавателей или учёного Сутягина, не увеличится.

Виктор ЕРОФЕЕВ, писатель:

– Государственная тайна для России всегда была очень болезненным вопросом. В разное время у нас разоблачали то польских, то немецких, то японских, то американских шпионов. Но все эти вспышки шпиономании у нас были от бессилия. Когда государство закрывается, когда оно не может вести диалог с другими странами, всего боится и не умеет показывать своё лицо, то оно во всех открытых лицах и в людях, свободно находящих язык с представителями других стран, ищет шпионов. Это очень прискорбно. Наверное, здесь уже не так важно, кого и как они могут назвать шпионом. Здесь вопрос в другом: как долго всё это продлится. Если долго, то все мы почувствуем не только запах шпиономании, но и уголовное преследование людей, которые рядом с нами живут. В этом случае, к сожалению, слишком много наших соотечественников уедут из страны. Тогда никаких репрессивных законов, в том числе и по запрету курения в общественных местах, власти не надо будет принимать. Просто не для кого будет…

Опубликовано:
Отредактировано: 29.10.2012 14:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх