// // Четвёртый фестиваль мировой культуры «Этнолайф» разделил посетителей и исполнителей на два лагеря

Четвёртый фестиваль мировой культуры «Этнолайф» разделил посетителей и исполнителей на два лагеря

18

Территория этно

Четвёртый фестиваль мировой культуры «Этнолайф» разделил посетителей и исполнителей на два лагеря
В разделе

Фестиваль «Этнолайф» — это огромный палаточный городок, вокруг которого царят несмолкающие тамтамы, перформанс, экзотерика и рок-группы, использующие в своём творчестве элементы этнической музыки. Четвёртый год любители этники собираются на этот праздник, чтобы оторваться от суеты городской жизни. Правда, на этот раз устроители решили вывести фестиваль на качественно новый уровень: обилие рекламы, новое место проведения. «Это первый фестиваль, который будет проведён с подобным размахом», — обещал в преддверии открытия генеральный продюсер «Этнолайфа» Георгий Аистов. Праздник действительно приобрёл глобальный характер, но вместе с тем и утратил свойственную предыдущим фестивалям теплоту и духовность.

С Яхромского поля, которое испокон веков считается местом с особой энергетикой, фестиваль переместился в цивилизованный горнолыжный курорт Сорочаны, расположенный здесь же, под Яхромой. Теперь гостей фестиваля встречают огромный забор, бетонные дорожки, вытоптанный пустырь... При входе на посетителей надевают оранжевые браслеты, а сотрудники милиции дотошно проверяют рюкзаки на предмет алкоголя. «Здесь территория здоровья, и пить строго-настрого запрещено», — объясняют они ворчащим гостям. Проверка проведена, и гости проходят под звуки боевых барабанов.

«Голубые береты» выпроваживали нарушителей порядка

Всего на фестивале четыре сцены. Но посетителей немного. Их количество вполне сравнимо с количеством охраны — на территории несут службу «голубые береты», вероятно, десантники срочной службы, и сотрудники частных охранных предприятий. В их задачу входит выявить и выпроводить нарушителей без обязательной оранжевой ленточки на руке.

«Оторвалась она, в лагере лежит», — пытается оправдаться полноватый молодой человек невысокого роста с длинной, как у гнома, бородой. Узнаю у него, что до лагеря довольно далеко, метров 500, и иду дальше.

Сегодня меня ожидают водружение палатки, поиск дров и прочие бытовые хлопоты. Через минут пять меня обгоняет скачущий вприпрыжку «гном». Крутизна склона составляет градусов 30, так что зрелище впечатляющее, если не сказать — экстремальное. Надо полагать, мой новый знакомый побежал искать главную валюту фестиваля — оранжевую ленточку или делать новую. Немногие посетители фестиваля — от 18 и чуть-чуть старше — грешили тем, что мастерили себе самодельные пропуска, которые разрисовывали и клеили в 100 метрах от проходной, подсмотрев их нехитрый дизайн у отъезжающих.

Фестивальная юрта в обычное время стоит около метро «Авиамоторная»

В лагере несколько сотен палаток, стоящих вплотную друг к другу, устойчивый запах конопли и огромное количество людей, которых, вероятно, на входе забыли предупредить о том, что «лагерь—территория здоровья». Мои ближайшие соседи: ребята из авантюр-клуба «Без дна» и дизайнер Кирилл с семьёй. И те и другие на фестивале с первого дня, но наверх практически не ходят. «Вчера неплохо прогулялись, народу было мало. А так наверх не набегаешься, а в лагере порой события происходят ничуть не хуже, чем там, — объясняет Кирилл. — Недавно девочки, которые завтра будут показывать fire-шоу, тренировались. Завораживающее зрелище».

Посмотрев на горную дорогу в «цивилизацию», я понял, что сегодня (а я приехал в конце второго дня фестиваля) подняться наверх попросту выше моих сил, и пошёл знакомиться с достопримечательностями лагеря. В нескольких палатках от меня возвышается юрта, на двери которой висит табличка: «Государственный музей кочевой культуры». «Юрта настоящая, вывезена два года назад из Монголии, — рассказывает арт-директор музея Дмитрий Бут. — Правда, на то, чтобы поставить её, ушло часов пять. Кстати, в Москве она стоит всё лето в районе метро «Авиамоторная». Внутри хлопочут женщины в национальных костюмах. На просьбу попозировать для фотографа одна из них начинает долго объяснять, что костюмы у них разных культур: бурятской и киргизской, но потом, махнув рукой, соглашается: «Будем считать, что монгольская орда собрала всех».

По теме

Чёрный негр купался в мутной воде

Ближе к речке Яхроме под оранжевым шатром расположились кришнаиты. Руководивший процессом духовный наставник в очках рассказывал о преимуществах своей веры. Вопросы, которые ему не нравились, духовный учитель оставлял без внимания и одаривал собравшихся натянутой улыбкой. На другую сторону речушки вёл шаткий понтонный мостик. «Каждый чётвертый падает», — поделились со мной своими наблюдениями заботливые приверженцы Кришны, моющие на берегу посуду. Шедший за мной мужчина с рюкзаком действительно упал. Так что мне повезло. Вероятно, я был третьим. Кстати, речка довольно небольшая и из-за илистого дна довольно грязная, что, впрочем, не пугало купающихся, среди которых выделялся негр, смотревшийся на фоне берёз и видневшейся вдалеке деревни не вполне гармонично. «Удивительная картина жизни, — задумчиво проговорил стоящий рядом со мной растаман в футболке с листком марихуаны, — чёрный негр в мутной воде».

На обратном пути я зашёл послушать группу «Жаркие страны», музыканты которой устроили на стоянке самодельную сцену. Кстати, последующие два дня ребята зажигали публику в режиме нон-стоп, и зрителей было гораздо больше, чем на основных площадках фестиваля. Затем с чувством выполненного долга я отправился спать с мыслью, что, как проснусь, сразу же отправлюсь в «цивилизацию». Тем более что дров найти не удалось, а питаться всухомятку изрядно надоело.

Ну а утром меня разбудил звук тамтама. Надо заметить, что барабаны, и в первую очередь тамтамы, здесь есть у каждого пятого гостя фестиваля и звучат они повсюду. Вайшнавы, они же кришнаиты, пританцовывая, распевали «Харе Кришна». Рядом с ними желающие осваивали йогу, повторяя движения за пластичной женщиной, шатенкой лет 30. Меня же взяли в оборот стоящие в лагере психологи тренинга «Дорога жизни». Собрав произвольную команду из 10 человек, они предложили нам выполнить целый комплекс самых разнообразных упражнений с верёвкой, натянутой в двух метрах от земли. Надо сказать, что наша новоявленная команда успешно прошла все четыре этапа испытания, после чего я, зарядившись бодростью команды, пошёл форсировать гору.

Молодой человек предлагал всем пройтись по углям

Наверху народу было несколько больше, причём примерно половину толпы составляли древние воины, индейцы, буддийские монахи. Молодая девушка обучала желающих танцу живота, своё искусство демонстрировали представители различных театров, танцоры, фокусники. Активисты клуба исторической реконструкции демонстрировали бои на мечах. А на одной из сцен приплясывал одинокий шаман. Молодой человек предлагал всем желающим пройтись по углям. Естественно, не сразу. Начинающих углепоклонников около 40 минут вводили в состояние транса, после чего «посылали на костёр». По крайней мере, по моим наблюдениям, ни один из них не пострадал. К вечеру действо начало стихать, и пространство заполнили звуки барабанов, трассовой электронной музыки и мантр неутомимых кришнаитов, переместившихся из лагеря на одну из сцен. Зато гулянья в лагере завершились только под утро. Последней затихла стоянка группы «Жаркие страны». А в это время на берегу Яхромы, набираясь светлой энергии, уже сидели неподвижные фигуры.

Конечно, фестиваль может вполне претендовать на главное событие лета, но лучше бы он и оставался таким, каким он был ещё год тому назад. Пусть и не очень масштабным, зато добрым и позитивным.

Опубликовано:
Отредактировано: 12.11.2016 22:18
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх