Версия // Власть // Чем может обернуться для России престолонаследие в Туркменистане

Чем может обернуться для России престолонаследие в Туркменистане

28864

Туркмен-тревога

Чем может обернуться для России престолонаследие в Туркменистане
(фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ; tdh.gov.tm; YouTube.com)
В разделе

64-летний президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов начал процесс формальной передачи власти своему 40-летнему сыну Сердару. Конституция позволяет нынешнему лидеру нации править посмертно. Однако он решил завершить транзит уже сейчас, пока ситуация в стране находится под его полным контролем. А ведь опасаться в таких случаях всегда есть чего.

Параллели с Казахстаном напрашиваются сами собой. Там передача эстафеты новому главе государства пошла явно не по тому сценарию, который намечал экс-президент Нурсултан Назарбаев. Его преемник Касым-Жомарт Токаев стал активно выдавливать из власти членов семьи и клана престарелого елбасы. Так и Бердымухамедов-младший мог бы остаться не у дел, если бы не успел взять все бразды правления в свои руки. Однако он уже без пяти минут президент.

Повелитель велосипеда

Здесь надо вспомнить, что и сам Бердымухамедов-старший оказался у руля в результате подковёрной вой­ны элит, начавшейся после смерти Сапармурата Ниязова в 2006 году. Вопреки официальной версии туркменбаши вовсе не назначал его своим преемником. Дело в том, что в момент смерти Ниязова Бердымухамедов занимал пост вице-премьера. В Турк­менистане правительством руководит лично президент, а потому вице-премьер фактически является его заместителем и контролирует работу правительства. Ниязов менял вице-премьеров как перчатки, дабы не усиливать позиции отдельных чиновников. И в итоге Бердымухамедову, можно сказать, просто повезло. Хотя и ходили слухи, что и без того тяжелобольной Ниязов был задушен подушкой. Но, как бы там ни было, Бердымухамедов-старший занял место Ниязова не без интриг. И теперь он делает всё, чтобы подобный сценарий не повторился. Долгие годы пост вице-премьера при президенте Бердымухамедове оставался вакантным. В итоге на эту должность в прошлом году был назначен его сын Сердар.

А между тем желающих получить всю полноту власти в стране наверняка было немало. Тем более что аркадаг (этот титул Бердымухамедова переводится как «покровитель») демонстрировал синдром Леонида Ильича Брежнева, раздражая тем самым подданных. К примеру, в 2019-м он явился на учения воинских подразделений, где забрался на велосипед и поехал вдоль полигона, стреляя по мишеням из пистолета. Годом позже на очередных учениях Бердымухамедов-старший принялся в стиле Рэмбо стрелять по бочкам из пулемёта, установленного на крыше джипа.

Чудачествам Бердымухамедова нет числа. Так, он числится автором более 50 книг, некоторые из которых граждане страны обязаны целовать и прикладывать ко лбу. Известен аркадаг и своими поэтическими опусами в честь лошадей и собак, любовь к которым у него переходит все границы.

По теме

В борьбе за здоровый образ жизни аркадаг заставил чиновников и депутатов показательно ездить на велосипедах. Также вошли в моду добровольно-принудительные велопробеги для широких масс населения. Тем временем сам лидер нации радостно принял от подданных в дар золотой велосипед. Кроме того, президент самолично проводил спортивные тренировки для руководителей силовых ведомств.

Бердымухамедов-младший имеет более строгий имидж. Говорят, будучи главой Ахалского региона, он запрещал местным чиновникам попадаться ему на глаза в коридорах административного здания. А подчинённые часто слышали от него фразу: «Шею сверну!».

Однако самым странным чудачеством туркменской власти до сих пор остаётся антиковидная политика: в стране до сих пор нет ни одного официально заболевшего коронавирусом человека, однако все обязаны носить маски, причём обязательно белые. За чёрные маски положен штраф, дабы не омрачать солнечную действительность траурным цветом.

Белорусский сценарий

В то время, как Бердымухамедов-младший пойдёт на президентские выборы, старший возглавит парламент, что позволит ему сохранить вес во внутренней политике и получать привычные почести. Очевидно, что к участию в выборах будут допущены только удобные для Бердымухамедова соперники. Однако несистемная оппозиция тоже поднимает голову. О намерении провести альтернативные выборы и электронное голосование заявил туркменский коннозаводчик и правозащитник, бывший политзаключённый Гельды Кяризов. Также использовать выборы для мобилизации масс намерен глава оппозиционного движения «Демократический выбор Туркменистана» Мурад Курбанов. Он рассказал о планах провести альтернативное голосование через соцсети и мессенджеры. То есть оппозиция будет пытаться разыграть белорусский сценарий.

Ей есть на что давить. Турк­мения остаётся нищей страной. Несмотря на то что Ашхабад поражает воображение мраморными дворцами и роскошными фонтанами, жители сельских районов не могут появляться в столице под страхом штрафа. Однако они всё равно пытаются туда приехать, поскольку в их местах подчас просто нет еды. Кроме того, приказом Бердымухамедова гражданам моложе 40 лет запрещено выезжать из страны, отчего они не могут уехать на заработки в другие государства.

Не секрет, что вся экономика Туркменистана держится на добыче и экспорте газа. Но примерно половина голубого топлива до последнего времени уходила в Китай в качестве платы за кредиты. Значительная часть оставшегося – продавалась туда же по невысоким ценам в рамках долгосрочных контрактов.

Получить реальные экономические показатели страны невозможно, поскольку в отчётах полным-полно приписок и нестыковок. К примеру, в прошлом году было заявлено, что внешний долг Ашхабада равен 1,35 млрд долларов, что составляет 11% ВВП. Местные журналисты тотчас подсчитали, что ВВП, таким образом, составляет 12,3 млрд долларов, то есть почти вчетверо меньше, чем заявлялось с властных трибун.

Похоже, что экономика страны управляется аркадагом в ручном режиме и скорости реакции у него явно не хватает. К примеру, прошлой весной правительство вдруг осознало, что половина добываемой в стране сырой нефти отправляется на экспорт, в то время как мощности собственных НПЗ загружены только на 40%. А ведь возникла такая ситуация не сама по себе, а в результате обязательств перед внешними кредиторами. Ресурсы Туркменистана давно делят меж собой мощные восточные державы. Китаю здесь активно противостоит Япония, на которую приходится почти половина иностранных инвестиций. В эту гонку включился также бизнес из Южной Кореи и Саудовской Аравии.

Уязвимость с юга

Чем рокировка в Ашхабаде обернётся для России?

Туркменистан скорее создаёт проблемы для Москвы, нежели открывает какие-то новые возможности. На рынке газа наши страны давние конкуренты. Да, проект поставки туркменского газа в Европу по дну Каспия забуксовал. Однако крупные международные инвестиции могли бы дать ему вторую жизнь. В то же время в Китай туркмены активно качают свой газ, сбивая цены «Газпрому».

Вторая по значимости для Туркменистана отрасль – сельское хозяйство. То есть сотрудничество возможно в плане поставки овощей в Россию. Однако российское аграрное лобби сейчас сильно, как никогда, и будет ставить палки в колёса. В прошлом году Россельхознадзор обнаружил в туркменских помидорах вирус коричневой морщинистости и грозил закрыть импорт. Однако о фактическом запрете после этого не сообщалось. Можно предположить, что решение поставлено на паузу по политическим мотивам.

Где интересы Москвы и Ашхабада сходятся, так это в вопросах безопасности и охраны границ. Обе стороны заинтересованы в том, чтобы оградиться от террористов и наркотрафика. Тем более что в Туркменистан начинают возвращаться наёмники, вое­вавшие в Сирии.

Ещё одно направление, которое может быть интересно Ашхабаду, – отправить в Россию на заработки нищее население, а заодно и выдавить из страны всех недовольных. С одной стороны, Россия как раз нуждается в рабочих руках. Но это палка о двух концах ввиду террористической угрозы и проблемы наркотрафика.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 22.02.2022 09:00
Еще на сайте
Наверх