// // Бойня в Норвегии – начало новой волны террора в Европе?

Бойня в Норвегии – начало новой волны террора в Европе?

510

Губительные противоречия

4
В разделе

Двойной теракт в Норвегии, совершённый 22 июля террористом-одиночкой Андерсом Брейвиком, может иметь далеко идущие последствия. Напомним, что норвежец Андерс Брейвик, сознавшийся в организации взрыва в Осло и расстреле мирного населения в молодёжном лагере на острове Утойя, публично заявил, что главная цель терактов – спасти Европу от исламского вторжения. Адвокат Брейвика тут же поспешил заявить о невменяемости своего подзащитного. Между тем идеи, озвученные террористом и опубликованные им в Интернете, уже успели стать предметом обсуждения в высших политических кругах Евросоюза. Свою симпатию радикальным идеям Брейвика уже продемонстрировал член Европейского парламента от итальянской националистической партии «Лига Севера» Марио Боргезио. «Некоторые изложенные им идеи хорошие, за исключением насилия. Некоторые из них просто замечательные», – заявил парламентарий. В этой связи особое значение приобретает ответ на вопрос о том, можно ли считать Андерса Брейвика выжившим из ума маньяком-одиночкой. В частности, в прессу уже просочилась информация, что Брейвик на самом деле являлся членом некоей тайной разветвлённой террористической структуры, ячейки которой действуют чуть ли не во всём мире. Причём членами этой таинственной организации являются представители мирового крупного бизнеса. С другой стороны, очевидно, что Брейвику, желающему привлечь как можно больше внимания к собственным идеям, безусловно, выгодно настаивать на подобной версии. Так есть ли на самом деле «двойное дно» у недавнего теракта в Норвегии?

Юрий Дерябин, руководитель Центра Северной Европы Института Европы РАН, в 1992-1996 годах – первый посол России в Финляндии, в 1996-1998 годах – заместитель секретаря Совета безопасности России:

– Трагедия в Норвегии – это дикая выходка одиночки. Нельзя говорить, что этот акт отражает общее отношение норвежцев к мигрантам. Норвежцы – народ спокойный, толерантный, да и вообще там общество терпимо относится к мигрантам. Конечно, у Брейвика могут быть сторонники, считающие его сейчас мучеником, но их немного. И тем более вряд ли кто-то из них решится стать последователем его кровавого дела. Сейчас уже доказано, что Брейвик ездил в Лондон, где встречался с представителями ордена тамплиеров. Но связи между этой встречей и кровавой бойней не установлено. И я не думаю, что там вообще есть связь. Меня больше беспокоит, почему все решили объединить взрыв в Осло и кровавую бойню на острове в молодёжном лагере. Лично я склоняюсь к тому, что эти два преступления совершили разные люди, а Брейвик взял всё на себя, чтобы о нём громче говорили. Взрыв в Осло – это стиль не маньяка-одиночки, а стиль международных террористических организаций типа «Аль-Каиды». Но почему они не взяли до сих пор на себя ответственность за этот взрыв – для меня загадка. Теракты стали психологическим ударом в первую очередь для жителей Северной Европы. Тем более что для этого региона это редкий случай, особенно для Норвегии. Поэтому вполне оправданны повышенные меры безопасности.

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России:

– Конечно, это не маньяк. Андерс Брейвик не может быть маньяком хотя бы уже потому, что он социально адаптирован, он участник социальных сетей, имеет свой блог, у него есть помощники и есть сообщники. А таких маньяков в природе не бывает. Что касается общего настроения в Европе, в Норвегии в частности, то о чём можно говорить, когда в полумиллионном городе 150 тыс. человек выходят оплакивать его жертвы. По сути дела, это народная поддержка молодёжного крыла партии, членов которой он расстрелял. Треть населения столицы вышли на улицу, а это значит, что социальный тренд совершенно иной. Здесь речь уже идёт о гражданской войне, о гражданском противостоянии, где мигранты – некий общий знаменатель, а числитель – совершенно другой фактор. Идёт противостояние одних норвежцев другим, одних европейцев другим, а ссылка на мигрантов – совершенно условный разговор. Голландская партия свободы, Датская народная партия, Партия прогресса, членом которой, кстати, был Брейвик, давно придерживались мнения, что мигранты-немусульмане – очень полезный вклад в общество. Вьетнамцы, выходцы из Африки, Папуа – Новой Гвинеи – это всё приветствуемые мигранты. А мусульмане, даже если они белозубые и голубоглазые арийцы, принявшие ислам, – враги. Почему? Потому что вопрос не в мигрантах, это борьба разных типов сознания, которые раскалывают Европу. Не случайно наряду с такими, как Брейвик, есть масса англичан, французов и немцев, которые сегодня принимают ислам. И это уже первые залпы гражданской войны в Европе.

По теме

Что в этой ситуации делать? Просто вставать по ту или иную сторону баррикад. Трудно предположить, как поведут себя европейские власти, осознав это. Дело в том, что это очень мощный подарок тем силам, которые борются против нынешнего политического истеблишмента в Евросоюзе. На днях Ангела Меркель, Дэвид Кэмерон, Николя Саркози высказались против мультикультурализма, то есть они высказались против, условно говоря, воли народа влиять на собственную судьбу. В данном случае «воля народа» была изящно зашифрована, чтобы люди не смогли в этом разобраться. Но, когда говорят, что мультикультурализм исчерпал себя, это означает, что демократия исчерпала себя. И выход один – необходимо переходить к другим методам управления, когда высшие есть высшие, а низшие есть низшие. Но в то же время это не означает, что теперь будут принимать всех мигрантов. Нет, по-прежнему будут принимать из Папуа – Новой Гвинеи – они якобы замечательно подходят к европейскому обществу, а мусульман, даже если это наш европеец, принявший ислам, будут мочить. Это борьба типов сознания, политической ориентации. Но внезапно появляется Брейвик, который ставит на дыбы всю Европу и убивает, между прочим, не сомалийцев, а молодёжное крыло норвежской рабочей партии. Таким образом, возникает связь между ним и Меркель, ним и Кэмероном, ним и Саркози. То есть один, будучи премьером, озвучивает те же мысли, с которыми другой совершил преступление. Поэтому сейчас главная задача властей – объявить Брейвика сумасшедшим. Поэтому они не хотят публичного слушания, ссылаясь на то, что он будет проповедовать свои взгляды. Всё это чушь. Его взгляды всем известны, и они излагаются в манифесте, который до сих пор висит в Интернете. На самом деле они очень боятся, что вылезет его связь с неолиберальным истеблишментом и, возможно, некая связь со спецслужбами. Ведь многие моменты в этих событиях требуют объяснения, но их никто не даёт. Например, служил ли Брейвик в полиции, откуда у него форма и доступ к оружию. На мой взгляд, Брейвик уже не действующий полицейский. Ведь его требование выступать в форме в суде довольно забавно и может быть оправданно только в том случае, если речь идёт о человеке, чувствующем свою корпоративную связь с силовыми структурами. Кроме того, мне до сих пор не понятно, почему полиция так долго шла на выручку ребятам на острове. Объяснения о том, что сначала катер был мал, потом начал течь, а вертолёт вообще не мог взлететь – выглядят по-детски. В конце концов, если спецслужбы его давно засветили, то почему позволили совершить такой акт? Сейчас Брейвик говорит о том, что у него есть группа поддержки, но спецслужбы открещиваются и кричат, что Брейвик всё врёт. Мне трудно представить себе спецслужбу, которая не начинает всех трясти и разматывать всю цепочку, а, наоборот, пугается и ни во что не верит. Здесь зарыто много тайн. И боюсь, что подобные акции, на мой взгляд, в ближайшее время могут повториться. Теперь скорее всего в США.

Евгений Минченко, политолог, директор Международного института политической экспертизы:

– Пока я всё-таки склоняюсь к версии, что это чудовищный акт психа-одиночки. Если существует недовольство мигрантами, то зачем убивать своих соотечественников? Мотива нет, а у больных людей его просто не может быть. Да и во всей этой истории не просматривается ни одной политической силы, которая серьёзно от всей этой ситуации выиграла бы. Безусловно, недовольство политикой мультикультурализма растёт, она себя исчерпала, и это даже уже признали лидеры трёх ведущих европейских государств – Германии, Франции и Великобритании. Какая может быть этой политике альтернатива? Сегодня очевидной альтернативы этому не существует. Но упаси нас Господь от обобщений того, что этот чудовищный акт – результат кончины мультикультурализма. Я ни в коем случае не поддерживаю идею тех, кто говорит – мол, лидеры сказали, а низы сделали. Инцидент, связанный с норвежским террористом Андерсом Брейвиком, – это всё же единичный случай. Он всего лишь добился популяризации своих идей, и в каком-то смысле он свою задачу решил. А западные СМИ сыграли очень неэффективно: вместо того чтобы игнорировать весь этот бред, который террорист понаписал в своей Декларации независимости Европы 2083 года, они начали её активно тиражировать. В этом смысле я считаю, что Брейвик своей цели достиг и привлёк внимание всего мира к своим идеям. Другой вопрос, СМИ это совершили по глупости или это преднамеренное провоцирование определённого рода настроений. Пока ответа на этот вопрос никто дать не может.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.08.2011 12:15
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх