// // Без вмешательства государственной власти не разрешить проблем города и его градообразующего предприятия

Без вмешательства государственной власти не разрешить проблем города и его градообразующего предприятия

326

Будет ли государство спасать «Уралхим»?

На митинге работники ВМУ требовали национализировать предприятие
На митинге работники ВМУ требовали национализировать предприятие
В разделе

Ситуация в холдинге «Уралхим» удручающая. Долги близки к 2 млрд. долларов. Основные предприятия – Пермский «Азот» (город Березники) и Кирово-Чепецкий химкомбинат (Кировская область) – еле держатся на плаву, работая с небольшой рентабельностью.

Зато «Воскресенские минудобрения» (ВМУ) уже год в серьёзных убытках. Только за первое полугодие этого года ВМУ получили почти 1,5 млрд. рублей убытков. На кризис можно многое списать, но как понимать тот факт, что и сам холдинг, как самостоятельное юрлицо (без учёта балансов предприятий), умудрился только за первое полугодие 2009 года создать 2,5 млрд. рублей убытков? Понять это сложно. Как мы считаем, прямой производственной деятельности ОАО «ОХК «Уралхим» не ведёт, это всего лишь управленческая надстройка.

Куда уходят заёмные деньги?

А ещё совсем недавно, всего год назад, дела на «Уралхиме» шли блестяще. Объём производства в 2009 году составил 47,7 млрд. рублей. Это то, что объявлено по балансам. А на самом деле существенно больше, ведь на «Уралхиме» традиционно не гнушаются офшорным трейдингом. Один только завод минеральных удобрений КЧХК получил чистой прибыли за 2008 год более 3 млрд. рублей. Как писал ранее журнал «Слияния & поглощения»: «... хозяин «Уралхима» заплатил себе 5,4 млрд. дивидендов за 2008 год по акциям Кирово-Чепецкого химкомбината, входящего в холдинг. Это больше показателей чистой прибыли комбината в 1,8 раза». То есть, по нашему мнению, вывели всю прибыль, да ещё и в оборотные фонды забрались. Прошлый год «Уралхим» закончил, имея долгов на 1,2 млрд. долларов. Если эти долги обеспечены выручкой в 1,8 млрд. долларов (47,7 млрд. рублей), да ещё и с приемлемой доходностью, то вроде бы всё в порядке. Но на 1 июля 2009 года долги «Уралхима» выросли до 56,6 млрд. рублей, а выручка (в годовом исчислении) сократилась втрое. Реальной прибыли, из которой можно расплачиваться по долгам, предприятия холдинга в своей производственной деятельности вообще не создают. Убытки ВМУ за первое полугодие этого года больше, чем прибыль «Азота» и КЧХК. А главный заёмщик в холдинге – это его головная компания ОАО «ОХК «Уралхим». Именно на «Уралхиме» висят основные долги, он же и проводит их обслуживание. Отсюда и убытки первого полугодия. Доходов нет, а платежи по долгам есть.

Но вот что характерно. Если задолженность прошлых лет в 1,2 млрд. долларов как-то растворилась в воздухе сама собой, из этой суммы след остался только от 360 млн. долларов, которые были потрачены на приобретение 72% акций ВМУ, то от прироста задолженности этого года в 22 млрд. рублей остался отчётливый след в 19 млрд. рублей в виде роста дебиторской задолженности перед холдингом. То есть что происходит? Холдинг занимает средства и отправляет их каким-то структурам, которые ничего для холдинга не сделали, но денег остались должны.

Продукт превращался в бетонную глыбу

На понятном для всех языке такие действия менеджмента и собственника «Уралхима» Дмитрия Мазепина можно назвать выводом активов. Причём, как мы считаем, выводятся уже не дивиденды и даже не оборотные средства, а заёмные средства!

Когда банкиры-кредиторы соберутся на первое собрание кредиторов и будут решать, что же им делать с компанией «Уралхим», им не стоит забывать, что в УК РФ есть ст. 196 «Преднамеренное банкротство», срок – до шести лет.

По теме

Что такое 700 млн. долларов, выведенные из компании за первое полугодие? Этих средств с лихвой хватило бы на полную реконструкцию ВМУ, включая замену всего оборудования для производства аммиака. То, что сейчас имеется на предприятии, простаивает уже почти год, его эксплуатация запрещена Ростехнадзором. Но, по нашему мнению, ремонтировать его Мазепин не намерен, гораздо проще переводить в офшоры заёмные средства.

Основное технологическое оборудование по производству удобрений находится в неработоспособном состоянии. Ещё прошлым летом оно прекрасно работало на полную мощность. Но зимний простой в четыре месяца и неподготовленные технологические эксперименты привели к тому, что один цех аммофоса вообще не может работать, а второй – от силы на половину мощности. На этом оборудовании зимой пытались изготавливать трёхкомпонентные NPK-удобрения (азот, фосфор и калий), хотя оно для этого и не приспособлено. В итоге технологию освоить не удалось, ни одной товарной партии приличного качества, чтоб без рекламаций от потребителя, наработать не удалось – продукт быстро превращался в «бетонную глыбу», иногда прямо во время технологического процесса, иногда во время транспортировки к заказчику. Оборудование разъедено щелочами и кислотами и имеет крайнюю степень технологической опасности. Такова цена экспериментов на ВМУ, которые там проводили технологи «Уралхима» и КЧХК и на которые, по данным ВМУ, затрачено 600 млн. рублей.

А что же дальше? А дальше начало происходить то, что уже не контролируется уралхимовскими менеджерами. Жители Кирово-Чепецка, где завод минудобрений пока ещё «скорее жив, чем мёртв», собрались на экологический митинг, ведь регулярные выбросы КЧХК достали всех. Противодействие администрации КЧХК и мэра города Анатолия Чеканова организаторам митинга привело к тому, что кроме требований экологических (восстановить госсистему экологического мониторинга) и экономических (поднять заработную плату) появилось и требование горожан о национализации КЧХК и передаче его под контроль государства. О чём написано в обращении к президенту и премьер-министру.

За бизнес-эксперименты ответит государство?

Ситуация в Воскресенске ещё более критическая, поскольку химкомбинат практически стоит и 1200 человек уже уволены. Стихийные выступления горожан и химиков начались ещё 26–27 сентября, когда работники ВМУ, живущие в сёлах Медведка и Воскресенское, собирались перекрывать технологическую трассу к отвалам фосфогипса, требуя национализации предприятия. А вполне плановая предвыборная встреча кандидата в депутаты Воскресенского горсовета со своими избирателями, проходившая 29 сентября недалеко от заводоуправления ВМУ, стихийно переросла в антимазепинский митинг всё с теми же требованиями о национализации ВМУ, о чём записано в обращении теперь уже воскресенцев к президенту и правительству. Вот только одна из формулировок: «Без вмешательства верховной государственной власти не разрешить проблем города и его градообразующего предприятия – ОАО «Воскресенские минудобрения».

Понимая, что стихия в Воскресенске идёт вразнос, в город на следующий же день летит гендиректор холдинга «Уралхим» Дмитрий Осипов. С обеда и до вечера идёт «разбор полётов» на ВМУ, выяснение, на кого бы свалить сложившиеся проблемы. А вечером на местном телевизионном канале ВЭКТ Дмитрий Осипов уже расписывал «происки врагов», живописал радужные перспективы комбината. Не забыли и про рабочих, им в очередной раз обещали золотые горы. Ну просто крик души – воскресенцы, не поддавайтесь на провокации.

Конечно, воскресенские химики могут и прислушаться к мнению гендиректора холдинга «Уралхим». Только за год они это уже много раз слышали, но ничего не делалось, а дела на комбинате шли всё хуже и хуже.

Как мы считаем, у «Уралхима» уже стало стойкой привычкой все свои ошибки, даже если они сделаны лично руководством, списывать на поставщиков и контрагентов. Эта практика длится уже больше года, так что ничего нового в ней нет. А простая мысль, почему после появления «Уралхима» в Воскресенске прежде вполне благополучное предприятие развалилось меньше чем за год, никак не посетит головы руководства «Уралхима».

«Уралхим» оказался в глубоком и системном кризисе, производство разваливается, социальные процессы выходят из-под контроля, нормой становятся как санкционированные, так и стихийные митинги трудящихся и горожан не только в Воскресенске, но и в Кирово-Чепецке. А тем временем руководство «Уралхима» объявляет «охоту на ведьм», начинает поиск провокаторов и подрывных элементов, всюду видит происки конкурентов. И даже мысли не допускает о том, а не пора ли критически осмыслить собственную деятельность и собственные решения.

И здесь возникает в памяти известный лозунг начала 90-х годов о том, что государство – неэффективный собственник. А что, Мазепин и «Уралхим» – эффективные собственники? И как же эти эффективные собственники за год ухитрились развалить вполне эффективное предприятие? И почему теперь все россияне из своих честно заплаченных налогов должны затыкать финансовые дыры, пробитые в балансе «Уралхима» и ВМУ Дмитрием Мазепиным? Почему государство позволяет частным компаниям доводить свои предприятия до банкротства, не применяя к собственникам этих компаний никаких мер? Почему можно разворовать предприятие, а затем спихнуть его государству, на, мол, российская власть, реструктуризируй, реконструируй, приводи в рентабельное состояние?

Сейчас, во время кризиса, ответ на эти вопросы дать сложно. Это в банковской сфере Центробанк ежемесячно мониторит положение в каждом российском банке. И если видит что-то не то, то даёт предписание. А если не помогает, то отзывает лицензию, прикрывая бизнес. И дальше собственники банка могут решать, что им делать, спасать банк или банкротить.

В промышленности такого механизма нет. Компании отчитываются только перед налоговой, которая полномочий Центробанка не имеет.

И возникает та самая ситуация, которую мы имеем в Воскресенске. Государству теперь предстоит санировать убыточное и недееспособное предприятие. И деваться правительству некуда. Но здесь важно вовремя остановиться, не начать тиражировать этот рецепт.

За XX век Англия трижды национализировала и трижды приватизировала свои железные дороги и шахты. Каждый раз сценарий был одинаков: приватизация, вывод активов, национализация, госинвестиции.

Трудящиеся «Уралхима» на своих митингах уже требуют национализации его предприятий.. Быть может, для Воскресенска это единственный выход, чтобы спасти город и предприятие. Но он не может стать нормой. Иначе наш бизнес перестанет работать, а только будет искать, где что приватизируется, чтобы потом растащить и отдать государству обратно, чтобы оно санировало и инвестировало. Как мы считаем, Дмитрий Мазепин подал очень плохой пример бизнес-сообществу.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.10.2009 12:31
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх