// // Как защитить бизнес от «оборотней в погонах»?

Как защитить бизнес от «оборотней в погонах»?

634

Тариф милицейский, корпоративный

Как защитить бизнес от «оборотней в погонах»?
В разделе

История первого российского автодилера «Форд» уместилась на пяти страницах письма, разосланного Александром Колобковым, основателем компании «Ф энд Си Трейдинг», во все ведущие российские издания. Некоторые СМИ, как это сделал электронный журнал «Вслух-дайджест» (vslux.ru), опубликовали письмо полностью. Другие, в частности наша редакция, начали собственное журналистское расследование.

Генеральное направление бизнеса

Брать на работу генералов опасно. Александр Витальевич Колобков, первый в России официальный дилер компании «Форд» и сам бывший военный, убедился в этом довольно поздно. Трудоустроив отставного генерал-лейтенанта, отца своего сослуживца Погорелова, он поручил ему возведение автоцентра на Большой Тульской, 43. Образ старого генерала, скучающего на пенсии, настолько впечатлил бизнесмена, что он сделал старшего Погорелова начальником стройки. Но бывший полководец, как оказалось, не видел себя в роли подчинённого. «Начав с невинных просьб, – цитирует слова Колобкова «Вслух-дайджест», – Погорелов быстро перешёл к откровенным «наездам». В 1995 году меня попытались похитить, жестоко при этом избив. Нападавшие скрылись, а генерал, прозрачно намекнув на свою причастность к инциденту, вынудил меня подписать договор о совместной деятельности с приложением, по которому 90% прибыли от всей деятельности общества переводилось офшорной фирме, где у Погорелова было 50% капитала». Позднее, в 1996 году, была проведена дополнительная эмиссия акций, половину которых генерал обещал выкупить. Но как только Колобков поставил свои подписи под новым уставом и решением о допэмиссии, оплата акций новым акционером затянулась на неопределённый срок.

Дальше – больше. В 1998 году Колобков был вынужден подписать с Погореловым Соглашение «О криминальной безопасности», согласно которому Колобков А.В. обязан выплачивать ему 10% от прибыли общества, что составляло около 300 тыс. долларов в год. Судя по всему, основную опасность для бизнеса представлял не кто иной, как его основатель Александр Колобков, которого впоследствии вынудили уйти с должности генерального директора. Годом позже Колобков, видя динамику развития событий, в целях собственной безопасности с семьёй покидает Россию. Жаловаться на генерала было бесполезно – на дворе стояли лихие 90-е. Тем не менее от окончательной и бесповоротной потери бизнеса первого российского дилера «Форда» спасло именно государство. В 2001 году Федеральная комиссия по ценным бумагам провела проверку деятельности «Ф энд Си Трейдинг». И выяснилось, что был нарушен закон при проведении допэмиссии, а потому устав 1996 года недействителен.

Акционерное организованное сообщество

Уступка и передача 50% акций с точки зрения закона не произошла, новый устав был недействителен с момента подписания, а Колобков оставался единственным владельцем фирмы. Правда, о своих правах он узнал только в 2004 году, когда, поверив в наступившую «диктатуру закона», решил вернуться в Россию. А пока генерал отчаянно пытался удержать в руках ускользающую фирму. Путём нехитрых манипуляций в 2002 году на свет появился протокол общего собрания. В документе значилось, что общество вернулось к старому уставному капиталу в тысячу рублей, причём сумма эта была поделена между Колобковым и Погореловым. В придачу к этому протоколу была составлена выписка из несуществующего реестра акционеров. Если верить этим наспех составленным документам, акции перешли к Погорелову согласно договору купли-продажи от 5 мая 1996 года. Также было изготовлено приложение о перерегистрации 90% имущества на офшор. Подпись руководителя лихтенштейнской компании оказалась поддельной: об этом впоследствии на заседании арбитража заявил сам директор офшора Ханс Бюхель. Фальшивой была и подпись Колобкова под протоколом. Сделав запрос в юридическую фирму, Колобков получил обнадёживающий ответ. «Вам ужасно повезло, – сказали эксперты. – Свои акции вы не потеряли, вы остаётесь 100-процентным владельцем компании. Поэтому можете назначать нового генерального директора, делать новую редакцию устава и спокойно заниматься бизнесом».

По теме

Вернувшись на Большую Тульскую, Колобков представил коллективу нового директора Филиппа Зубарева, заключил новый договор с охраной и принялся разбирать дела. Однако вскоре с удивлением обнаружил, что, оказывается, ещё 3 декабря 1993 года он якобы подарил Погорелову 45% (4,5 акции из 10 имеющихся) акций АОЗТ, а 1 ноября 1994 года, согласно протоколу собрания акционеров, подарил ещё 5% (половину акции!). Спрашивается, тогда о каких акциях шла речь в договоре от 5 мая 1996 года? Юристы Погорелова явно перестарались или просто запаниковали. Такие художества – рабочий материал для компетентных органов. И действительно, вскоре эпопеей с многострадальной «Ф энд Си Трейдинг» заинтересовался полковник Васильев Ю.А., на тот момент замначальника ОРБ по борьбе с организованной преступностью ГУ МВД по ЦФО, которого генерал Погорелов представлял… как своего партнёра по бизнесу! «Полковник Васильев, являющийся высокопоставленным сотрудником центрального аппарата МВД, – пишет в своём письме в Совет по борьбе с коррупцией при президенте РФ гендиректор Зубарев, – открыто стал осуществлять давление на меня и моих сотрудников, требуя передать общество под полный контроль Погореловых К.Ф. и А.К., угрожая карательными мерами со стороны правоохранительных органов». Вскоре на основании заявления Погорелова на фирме Колобкова началась проверка. Занимался ею нетрудно догадаться кто… Связаться для получения комментария с полковником Васильевым нам не удалось. Зато мы дозвонились на мобильный генералу Погорелову, который ответил, что с полковником Васильевым он знаком, но партнёром по бизнесу тот никогда не был.

Клин кланом вышибают

Связаться с Филиппом Зубаревым также не составило труда. Генеральный директор автоцентра выразил готовность встретиться в любое удобное для нас время и рассказать о финальной стадии генеральского наступления. «Фактически фирма находилась на грани банкротства, – утверждает Зубарев. – К тому же дело осложнялось неприкрытым прессингом «проверки». Но понятно, что доказать захват и хищение акций Колобковым не смог бы даже взвод «оборотней в погонах».

Бессильным бывает даже продажное правосудие. Однако в декабре 2004 года на территории «Ф энд Си Трейдинг» появились судебные приставы, объявившие Зубареву, что на основании решения суда города Лабинска Краснодарского края, где (в рекордно быстрые сроки в отсутствие всех заинтересованных лиц. – Ред.) были приняты два решения – отменить регистрацию 100% акций на Колобкова и признать Погорелова владельцем 50% акций общества, – Зубарев более не директор, а потому должен покинуть помещение. Получив на руки исполнительные листы, генерал поспешил укрепить отвоёванные позиции. Гендиректором компании был назначен Погорелов А.К. – сын генерала и бывший сослуживец Колобкова. На основании исполнительных листов всё того же Лабинского суда доступ на территорию компании всем «посторонним», включая акционера Колобкова, был запрещён.

Тарификация произвола

Все эти решения отменил Краснодарский краевой суд. Кроме того, было возбуждено уголовное дело по статье 303 УК РФ, предусматривающей ответственность за фальсификацию доказательств в гражданском процессе. Последняя судебная инстанция была пройдена в начале 2006 года. Решение суда трактовалось недвусмысленно: законный генеральный директор – Зубарев. Ответ генерала был асимметричным: за три дня до того, как Колобков получил на руки исполнительный лист, младший Погорелов в сопровождении 40 бойцов частного охранного предприятия «Влата М» захватил территорию «Ф энд Си Трейдинг». Через три месяца прокуратура Москвы возбудила по факту захвата уголовное дело. Но пока суд да дело, на захваченной территории была размещена фирма Погорелова «Авто Пассаж», а генерал, как мы считаем, продолжил свою атаку. Для начала добился возбуждения уголовного дела и объявления Колобкова в розыск по линии Интерпола. А потом «выкатил» ультиматум. «Когда я позвонил ему по телефону, – цитирует слова Колобкова «Вслух-дайджест», – и спросил, чего он добивается, ведь моя фирма находится под полным его контролем, он ответил, что его требования следующие: я должен приехать в РФ и сдаться властям, меня посадят в КПЗ, где я проведу одну ночь. На следующий день генерал придёт ко мне с нотариусом, и я должен буду переписать на его имя все акции «Ф энд Си Трейдинг», после чего я буду выпущен на свободу. Акции генерал оценил в 4 миллиона. Правда, сказал, что миллион из них вычтет – дескать, он заводил на меня уголовные дела, теперь их надо закрыть, а стоит это дорого. И посоветовал не тянуть с решением. Как вы, наверное, догадываетесь, разговор был записан на магнитофон».

По теме

Дело, возбуждённое по заявлению Погорелова, было закрыто, однако затем по инициативе Следственной части при ГУ МВД по ЦФО отправлено на новое расследование, которое поручили племяннику милиционера Васильева, следователю Одарченко. Жаловаться на милицейский произвол милицейскому же начальству могут только неисправимые романтики. Колобков, решив добиться правды, написал заявление в ФСБ. Тщательно изучив деятельность генерала, чекисты пришли к выводу, что имеют дело с аферистом. Выяснилось, что ни в Федеральной комиссии по ценным бумагам, ни в налоговой инспекции и арбитраже нет никаких документов о передаче акций Погорелову. Собрав материалы, сотрудники ФСБ направляют их в СК при МВД для возбуждения уголовного дела. Ответ пришёл от того же Одарченко, который не нашёл в действиях Погорелова К.Ф. и бывшего гендиректора Квашнина С.А. никакого «состава преступления». Пожав плечами, чекисты решили внимательно изучить личность самого следователя. И узнали о нём удивительные вещи. Так, оказалось, что за время ведения дела Колобкова и Зубарева следователь Одарченко неожиданно разбогател. Из материалов, представленных следствию:

«…Одарченко С.В. в ходе расследования уголовных дел вступил во внеслужебные отношения с Погореловым К.Ф. и Погореловым А.К. и получил от них в пользование автомобиль марки «Форд Мондео», зарегистрированный на фирму, принадлежащую Погорелову К.Ф. и Погорелову А.К., а также мобильный телефон, оплата услуг мобильной связи по которому также производится фирмой, принадлежащей отцу и сыну». Более того, как сообщил Филипп Зубарев, был решён и пресловутый квартирный вопрос.

Сотрудники ФСБ направили собранные доказательства в СКП Москвы для возбуждения уголовного дела в отношении следователя Одарченко. Но в ответ получили постановление об отказе, больше походившее на нелепую шутку. Сотрудники же прокуратуры, куда обратился с жалобой Зубарев, придерживались другого мнения. В прокуратуре Москвы постановление об отказе в возбуждении уголовного дела против следователя Одарченко было признано незаконным и необоснованным. Ответ СК при МВД России был не менее шуточным:

«…Проведённой проверкой изложенные в Вашей жалобе доводы нашли своё частичное подтверждение. Одарченко С.В. указано на недопустимость совершения подобных поступков впредь. Законных оснований для привлечения Одарченко к ответственности не имеется». Зато к ответственности в результате обращения генерала Погорелова в Главную военную прокуратуру привлекли самих сотрудников ФСБ.

Глумление над законом

Следователь Одарченко, попав под пристальное внимание спецслужб, похоже, уже не вписывался в дальнейший разбор полётов. Его сменили на следователя Алешкина, который, как пишет в своём письме Александр Колобков, «…к такому повороту отнёсся без особого энтузиазма. И в буквальном смысле слова начал прятаться от адвокатов, представляющих мои интересы. Причина странной застенчивости следователя открылась с получением повестки в суд: оказывается, срывая следственные действия, Алешкин готовил документ о том, что обвиняемые злонамеренно отказываются знакомиться с материалами дела. И даже уведомление о предстоящем следственном действии он отправил Зубареву по неверному адресу» (vslux.ru). Впрочем, уловка не помогла. Судья, разобравшись в деле, возвратила его прокурору для устранения грубейших нарушений. Правда, вернулось оно всё к тому же следователю Алешкину...

Как нам кажется, разорвать замкнутый круг произвола может только вмешательство высшей государственной власти. Благо для этого есть все основания. Дело Колобкова и Зубарева, вне всякого сомнения, относится к числу показательных. По сути, именно с таких предприятий, как дилерский центр «Ф энд Си Трейдинг», в нашей стране началась эра предпринимательства. С ним она может и закончиться, попав под пресс коррумпированного правосудия…

P.S. Как нам стало известно буквально недавно, решение следователя Одарченко С.В. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о хищении имущества ЗАО «Ф энд Си Трейдинг» было признано Генеральной прокуратурой РФ необоснованным. Казалось, справедливость восторжествовала, но… Редакция продолжит следить за развитием событий.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.09.2009 16:53
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх