// // «Аэрофлот» теряет репутацию, профсоюзы – доверие, а пассажиры – уверенность в мягкой посадке

«Аэрофлот» теряет репутацию, профсоюзы – доверие, а пассажиры – уверенность в мягкой посадке

551

Все в пролёте

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Новый скандал вокруг «Аэрофлота»: Шереметьевский профсоюз лётного состава (ШПЛС) отсудил у авиакомпании порядка миллиарда рублей в пользу пилотов, но вместо того чтобы отпраздновать свой неожиданный успех, руководство тред-юниона угодило в тюремные камеры. Не исключено, что профсоюзных боссов действительно жёстко подставили. Но по большому счёту нас, пассажиров, в этой истории больше волнует другое – действительно ли авиаперевозчики нарушают трудовое законодательство, как об этом говорят профсоюзы, и чем могут быть чреваты подобные нарушения для тех, кто летает рейсами «Аэрофлота».

Некоторые факты, которые вскрылись в ходе взаимного разбирательства профсоюзов и руководства авиакомпании, настораживают настолько, что пассажирам впору потребовать дополнительных гарантий без-

опасности или как минимум значительных скидок на билеты.

Без малого три года назад «Аэрофлот» перешёл на смешанную систему оплаты труда пилотов. Вместо того чтобы платить лётчикам фиксированную зарплату или (как вариант) оплачивать только часы, которые они налетали, в авиакомпании придумали следующую схему: за первые налётанные 32 часа выплачивается стабильный оклад, а далее с пилотами рассчитываются отдельно за каждый дополнительно отработанный час. Потогонная система? Теоретически эта задумка должна была обеспечить экипажам стабильный максимальный налёт и как следствие более-менее сносную зарплату даже при сравнительно невысокой нагрузке. А далее было так: пилоты получили зарплату, пересчитали купюры и, недовольные, написали заявления в прокуратуру. Из прокуратуры обращение лётчиков отфутболили в Гострудинспекцию. Стали разбираться. В результате профсоюз и Гострудинспекция обнаружили в новой системе начисления зарплаты некоторые неувязки. Оплата за первые 32 часа должна была включать в себя не только оклад как таковой, но и сверх него выплаты за каждый час в воздухе. Плюс доплаты за вредные и особо опасные условия труда и за работу ночью, о которых, похоже, позабыли. Руководство «Аэрофлота» стояло на своём, что, дескать, все бонусы уже включены в часовую ставку. В свою очередь, Гострудинспекция доказывала, что доплаты за вредность и ночные полёты следует начислять как от оклада, так и от часовых ставок.

Что бы сделали профсоюзы, если бы их руководство действительно заботилось о пилотах? Они бы потребовали от руководства компании гарантированно высоких зарплат. Безотносительно премиальных и бонусов за дополнительные налёты, которые, по сути, заставляют экипажи систематически нарушать технику безопасности, рискуя жизнями ничего не подозревающих пассажиров. Но профсоюзы почему-то избрали совсем иной путь. И вот тут-то, наверное, имеет смысл пересчитать деньги в чужом кармане – для вящего понимания ситуации. Как вы думаете, сколько получают лётчики «Аэрофлота»? Оказывается, не так уж и мало. Средняя зарплата – 350 тыс. рублей в месяц. Редко кто получает меньше, значительно чаще – намного больше. При этом сами пилоты в большинстве своём вовсе не горят желанием класть в карман одну только чистую зарплату, пусть и более чем высокую по российским меркам.

И возникает ситуация, в которой пытаются выиграть все, кроме пассажиров, априори остающихся в проигрыше. Но на сей раз выиграть не удалось никому, даже профсоюзу, первоначально оказавшемуся в выигрыше. Мосгорсуд вынес решение: «Аэрофлот» должен доплатить полутора тысячам своих пилотов за вредность и ночные полёты порядка миллиарда рублей. Авиакомпания объявила о том, что обжалует определение Мосгорсуда, но спустя месяц, как уверяют знающие люди, всё-таки начала выплачивать долги. Безусловно, авиакомпания проиграла. Проигран не только суд – впору вести речь о проигранной репутации. А что может быть для авиакомпании дороже? Тем паче для государственной авиакомпании. А ведь, по сути, «Аэрофлот» – именно госкомпания. Лишь порядка 7% акций принадлежит физическим лицам. А контрольный пакет – у государства. Получается что? Государство изобретает для лётчиков потогонную систему, заставляющую их летать до полного физического изнеможения. Случись авиакатастрофа – поди докажи, что виноваты в ней не вымотанные донельзя лётчики и пресловутый «человеческий фактор», а компания, экономящая на топливе и обслуживании бортов.

По теме

Но вернёмся к истории с профсоюзом. Суд выиграли, миллиард отсудили. А дальше поди разберись. Вице-президента и исполнительного директора ШПЛС – Валерия Пимошенко и Алексея Шляпникова – неожиданно «вяжут» в центральном офисе банка ВТБ после того, как они забирают из банковской ячейки 10 млн рублей. Ключ от ячейки они якобы получили от заместителя генерального директора «Аэрофлота» Игоря Чалика, который теперь проходит по делу потерпевшим. Взят под стражу и активист профсоюза Сергей Кнышов. Что это было? Правоохранители от комментариев отказываются наотрез, гадай теперь, что это – то ли какой-то «откат», то ли провокация. Так или иначе, происшествие не красит ни профсоюзы, главное условие деятельности которых – прозрачность, ни руководство авиакомпании, которая дала повод для подозрений в «подставе». Сразу же припоминаются другие недавние двусмысленные эпизоды, в которых засветился «Аэрофлот». Это и демонстративный отказ от отечественных «Суперджетов», которые нынче перевели на баланс пермского обособленного подразделения. Это и непомерно высокие цены на билеты – при традиционном отсутствии конкуренции и наличии плохо скрываемой господдержки. Это и монополия в Шереметьеве, ставшая притчей во языцех. И стоит ли удивляться тому, что относятся к «Аэрофлоту» всё больше с иронией, нежели с уважением, которого старейшее авиапредприятие, вообще-то, вполне достойно?

Опубликовано:
Отредактировано: 04.11.2013 15:02
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх