// // Знаменитый трубач Эрик Трюффаз сыграл в ЦДХ 16 сентября

Знаменитый трубач Эрик Трюффаз сыграл в ЦДХ 16 сентября

935

Честный джаз, построенный мечтой

4
В разделе

Импровизации – конек французского трубача Эрика Трюффаза. Музыкальная критика называет его творчество ярким и неповторимым. Нынешний московский осенний концерт Эрика позволил нам убедиться в справедливости этих высказываний.

Перед концертом мне удалось поговорить с Эриком и его слова вы сможете прочитать далее. Интересно, что Трюффаз выступал соло, без своей группы. На этот раз компанию ему составили двое талантливых музыкантов: мультинструменталист (на концерте он играл на рояле и на виолончели), по совместительству кинорежиссер Зигфрид (Зиг-Zig), с которым Эрика связывает двадцатилетняя дружба и рижский барабанщик АртисОрубс (ArtisOrubs), игравший со многими европейскими джазменами.

Трюффаз в России неплохо известен. Он рассказал, что играл в разных городах, например, в Ярославле. Записал альбом «Arkhangelsk» под впечателением от гастролей в этом северном городе. На мой вопрос о том, знаком ли он с творчеством кого-либо из нынешних российских джазменов, ответ был дан отрицательный, но Трюффаз подчеркнул, что «с удовольствием сыграл бы с кем-нибудь из молодых российских джазменов при наличии такой возможности на фестивале или концерте».

В разговоре Эрик был весьма доброжелателен. Он сравнил современный джаз с «огромным деревом, от которого выросли гигантские ветви различных направлений». Главной (на что он обратил особое внимание читателей «Нашей Версии») фирменной составляющей его исполнительского секрета, является «честность перед собой и зрителями»! Наверное, неслучайно творчество Трюффаза сравнивают с игрой другого легендарного трубача Майлза Дэвиса. Принято считать, что именно Дэвис своим альбомом «Kind of blew» (1959) дал сигнал к «упрощенчеству» в джазе, породив так называемую «модальную ветвь». Примечательно, что последующие двадцать лет он усложнял свою музыку, идя в этом самоанализе параллельно основной линии развития рока. Я имею в виду пристальное изучение им музыки таких роковых групп и музыкантов, как Джими Хэндрикс, Sly And The Family Stone, Cream или «отца» фанка Джеймса Брауна. Стоит вспомнить еще один альбом Майлза Дэвиса - «Dark Magus». По мнению некоторых людей эффект от его прослушивания может быть даже посильнее, чем от культового «Bitches brew».

Программа концерта в ЦДХ не была заранее спланированной. То есть, на глазах зрителей рождалось концептуальное (если так можно говорить о современном джаз-фьюжне) музыкальное полотно, не ограниченное пространством и временем, а лишь совместными фантазиями музыкантов. Полотно кроилось без лекал и примерок. Оно выходило ладно скроенным, шершавым на ощупь, нежным, воспарявшим в высоты и местами падавшим в бездны.

Специально для читателей «Нашей Версии» хотелось бы напомнить о том, что боп 1940-х годов по своей сути явился революционной модернизацией новоорлеанского хот-джаза! Боп провозгласил диктатуру беспрекословной свободы, культ свободной импровизации, новаторство в ритмике, гармонии, мелодике, форме. Джазмены принялись извлекать из своих инструментов дичайшие звуки, а барабанщикам дали такую волю, от которой опомниться им уже было не суждено.

По теме

Видимо, от бопа с его культовыми фигурами в лице Диззи Гиллеспи и Чарльза Паркера и перешел к року в наследство весь нерастраченный авантюризм и тяга к покорению вершин духовной и музыкальной раскрепощенности, над которыми играючи парили Майлз Дэвис, Чарльз Мингус, Арт Блэйки и многие другие джазмены. Расширение в бесконечность джазовой музыки через фри-джаз пятидесятых и шестидесятых годов было стремительным и недолгим.

Сесил Тэйлор, Телониус Монк, Орнетт Коулмен, Арчи Шепп, Джон Колтрейн провозгласили полное освобождение от «тирании» тактов, последовательностей аккордов, постоянных темпов и даже определенной высоты звука. Во фри-джазе привлекает полное свободомыслие. Здесь не принято задумываться над тем, что скажут другие. Джазмен говорит: «Я сыграл, значит – можно!». Дэвис и Колтрейн жили музыкой, дышали ею… Можно сказать так, что фри-джаз – не стиль и не жанр. Это – нечто иное. Сказочный мир, где автору дозволено воплотиться в собственное творение…

О том, как стал развиваться джаз в современности стоит говорить отдельно! В него

привносятся многочисленные «посторонние» стили. Я имею в виду не только основанную на джазе импровизацию и собственно роковую ритмику, но и студийные эксперименты, возрастающую роль продюсирования пластинки, электронику, этнические мотивы народов разных стран, в первую очередь Африки, Латинской Америки и Азии, заимствования из наследия композиторов классической музыки.

АртисОрубс и Эрик Трюффаз с «Нашей Версией»
АртисОрубс и Эрик Трюффаз с «Нашей Версией»

Прикоснуться и послушать реализацию некоторых из перечисленных выше музыкальных идей можно было 16 сентября в ЦДХ, где АртисОрубс демонстрировал мощные соло или, наоборот, вдумчиво постукивал по барабанам, Зиг показывал класс игры на рояле, а Трюффаз извлекал из своей трубы неожиданные мелодии. На наших глазах джаз превращался во фьюжн, в котором постепенно менялась ритмико-фактурная основа, где не было доминирования «извивающихся» ритмов фанка, но перепады ритмики ощущались явно и выпукло.

В общем, всех пришедших ждало настоящее импровизационное пиршество, навеянное путешествиями по разным странам, музыкальным стилям и культурам, проводниками в котором стали три неординарных музыканта. Поэтому при следующем сольном, вместе с его группой (или совместном с кем-то) концерте Трюффаза я бы всячески рекомендовал всем интересующимся музыкой посетить это уникальное мероприятие!

Выражаем признательность за предоставленную аккредитацию и интервью агентству «АrtMania», ЦДХ и Анастасии Симбиревой.

Фото – автора.

Опубликовано:
Отредактировано: 28.09.2016 16:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх