// // Жители Адыгеи стали заложниками круговой поруки высших республиканских чиновников

Жители Адыгеи стали заложниками круговой поруки высших республиканских чиновников

2899

Феодально-кумовской строй

Смонтированные фотографии президента Медведева и главы Адыгеи Тхакушинова украшают в Майкопе полуразвалившиеся бараки
Смонтированные фотографии президента Медведева и главы Адыгеи Тхакушинова украшают в Майкопе полуразвалившиеся бараки
В разделе

Как утверждают эксперты, главной причиной недавнего всплеска терроризма на Северном Кавказе стала коррупция, подорвавшая доверие народа к государственной власти. А потому карту будущих социальных конфликтов можно составить уже сегодня, изучив материалы прокурорских проверок. К сожалению, нынешний «пояс нестабильности» демонстрирует устойчивую тенденцию к расширению, угрожая безопасности сочинской Олимпиады-2014. Так, очередной «горячей точкой» может стать граничащая с олимпийским регионом Республика Адыгея, где круговая порука чиновников фактически подменила собой общероссийскую вертикаль власти.

Российская общественность, так бурно реагирующая на каждое ДТП с участием высокопоставленных чиновников, это происшествие не заметила вовсе. Да и в новостных сводках федеральных информагентств ей было посвящено только несколько строк. Как сообщили представители регионального отделения ГИБДД, в начале ноября 2008 года на автомобильной дороге между посёлком Зарево и хутором Келемет Шовгеновского района Адыгеи в результате лобового столкновения автомобилей «Тойота Камри» и «ВАЗ-2107» погибли четыре человека, включая двоих детей. Все пострадавшие были пассажирами «Лады». Водитель иномарки, глава республиканского Роспотребнадзора и руководитель регионального отделения партии «Единая Россия» Аслан Агиров, после оказания медицинской помощи был отпущен домой. Дальнейший ход событий отслеживали только родственники погибших. Агиров, которого очевидцы ДТП посчитали пьяным, дважды отказался сдавать кровь на содержание алкоголя, поэтому в протоколах дознавателей значился свидетелем, а не подозреваемым. К тому же республиканский суд отклонил материалы оперативно-разыскных мероприятий, свидетельствующие о выезде автомобиля чиновника на встречную полосу. Уголовное дело, возбуждённое по факту катастрофы, было свёрнуто в кратчайшие сроки.

Представители федеральных структур в ответ на жалобы только разводили руками. Защищая своего чиновника, республиканская власть категорически отказалась идти на компромиссы. Такие уж здесь традиции: своих в обиду не дают. Практика кумовства изначально присутствовала в отношениях между представителями здешних элит. А потому в словаре адыгейских чиновников практически отсутствует слово «коррупция». Как мы считаем, в несостоявшемся деле Аслана Агирова приходится говорить о той системе общественного порядка, которая в учебниках истории именуется феодализмом.

Плох тот региональный чиновник, который не хочет стать чиновником федеральным. Правда, в отсутствие реальных перспектив карьерного роста начальникам республиканского значения приходится довольствоваться внешними атрибутами власти.

К примеру, бесшабашно гонять по «встречке», напрочь игнорируя правила дорожного движения. Или, скажем, устраивать «царские охоты» в заповедниках. К счастью, в Адыгее это модное увлечение прошло относительно бескровно. Правда, когда в июне 2009 года на территории приюта «Фишт» госинспекторы Кавказского биосферного заповедника обнаружили группу из 11 высокопоставленных чиновников республиканской администрации, скандала избежать не удалось. Наличие двух охотничьих карабинов красноречиво свидетельствовало об истинной цели «экскурсантов». Расследование в таких случаях сводится к соблюдению формальностей: по действующему российскому законодательству сам факт пребывания в заповеднике с огнестрельным оружием приравнивается к браконьерству. Тем не менее на скамью подсудимых незадачливые охотники не попали. Государственных инспекторов Кавказского биосферного заповедника подвела понятная робость: проверив документы у подозрительной компании, они обнаружили, что задержали премьер-министра Адыгеи Мурата Кумпилова, заместителя министра финансов республики Тембота Кумпилова и директора государственного унитарного предприятия «Лечебные гидроминеральные ресурсы Республики Адыгея» Аслана Хаджимова. Понятно, что составлять протокол задержания столь высокопоставленных особ егеря побоялись. Таких представителей власти здесь относят к числу «неприкасаемых». Причём не только по причине звонкого номенклатурного титула и обширных финансовых возможностей.

По теме

Не всё на свете можно измерить деньгами. Даже сегодня, в условиях победившего капитализма, сплочённый коллектив республиканской администрации выглядит настоящим оазисом, сохраняющим старые традиции. Наверное, не будет преувеличением утверждать, что президент Республики Адыгея Асланчерий Тхакушинов отечески относится к своим подчинённым. К сожалению, внедрить его стиль руководства на всей территории страны нельзя по объективным причинам. Дело в том, что большую часть ключевых постов в республике занимают ближайшие родственники Асланчерия Китовича. К примеру, брат президента Эдуард Тхакушинов заседает в Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея. Сын главы региона Мурат работает прокурором Тахтамукайского района. Племянник Асланчерия Тхакушинова Мурат Каральбиевич Кумпилов отличился на посту премьер-министра республики. Другой президентский племянник, Тимур Каральбиевич Кумпилов, занимает пост главы конкурсной комиссии министерства финансов. Ещё четыре племянника главы Адыгеи – Мурат Ожев, Исмаил Ожев, Руслан Ляфишев и Мурат Тлинов – занимают соответственно руководящие должности в кабинете министров, муниципальном образовании Яблоновское городское поселение и управлении делами администрации президента республики. Хазэр Чич, зять Асланчерия Китовича, трудится на посту секретаря республиканского совета безопасности. А родич Газий Чемсо работает министром культуры.

Прочности такой «вертикали власти» остаётся только позавидовать. Как мы считаем, на положении рядовых жителей республики президентская любовь к родственникам сказывается самым печальным образом. Помимо завидных окладов и пышных должностей его многочисленные дети, племянники, друзья и знакомые получили в своё распоряжение практически все прибыльные отрасли республиканского хозяйства. То, что не удалось приватизировать, было продано задёшево.

В республике до сих пор идут пересуды о странной сделке, благодаря которой компания «Московские авиалинии» сумела заполучить под свои авиационные нужды огромный участок земли с недвижимостью по цене, заниженной адыгейскими чиновниками на сотни тысяч рублей. Но растаскивались не только земли и строения. К примеру, при строительстве водозабора и магистрального водовода к населённым пунктам Майкопского района в рамках целевой федеральной программы «Юг России», по данным прокуратуры, высокопоставленные чиновники похитили свыше 90 млн рублей. А общая сумма ущерба от выявленного прокуратурой незаконного расходования бюджетных средств только в 2009 году превысила 400 миллионов. Тем временем дефицит толковых управленцев, да и просто порядочных людей, среди представителей обширного правящего клана привёл к тому, что даже в недолгий период всеобщего экономического подъёма Республика Адыгея числилась в разряде депрессивных регионов. В нынешних послекризисных реалиях дотационный уровень бюджета республики достиг убийственных 63%, размер здешних зарплат в четыре раза ниже, чем в соседних регионах, а уровень безработицы даже по меркам Северного Кавказа растёт рекордными темпами.

Наше время не располагает к засекречиванию всего и вся. Правда, с тревожными данными о предбанкротном состоянии республиканской экономики может ознакомиться далеко не каждый житель Адыгеи. Как мы считаем, стараниями администрации главы республики здешнее информационное поле вычищено до состояния полной стерильности. Речь идёт не только о печатных изданиях и местном телевидении. Столица республики Майкоп по количеству наглядной агитации давно обошёл все прочие города Северного Кавказа, включая миллионные Ставрополь и Краснодар. Правда, особым разнообразием уличные плакаты и транспаранты похвастать не могут. Главный лозунг, растиражированный на сотнях растяжек, звучит заклинанием: «Республика Адыгея – стабильный инвестиционно привлекательный регион!». А наиболее частой иллюстрацией к этой запоминающейся формулировке служит портрет самого президента Тхакушинова. Наглядная агитация предназначена не только для жителей республики. Миллионы бюджетных рублей региональные власти тратят на размещение рекламных материалов в крупнейших федеральных изданиях. И сотни тысяч уходят на оплату услуг московских пиарщиков, занятых «формированием положительного облика» разорённого региона.

Тотальной зачистке в Адыгее подверглась и сама структура государственного управления. Круговая порука и семейственность оказались несовместимыми с принципом разделения власти. А потому её исполнительная ветвь, практически полностью занятая представителями президентского клана, бойкотирует ветвь законодательную. В результате роль Государственного Совета – Хасэ Адыгеи даже многие его депутаты называют сугубо декоративной. Протестовать опасно: помимо политического давления, которое сегодня испытывают оппозиционные депутаты парламента и большинство глав районов, в арсенале республиканской администрации имеются действенные инструменты силового воздействия. Речь идёт не только о бесконечных проверках, практически уничтоживших нелояльный к властям средний и крупный бизнес. В полуфеодальную систему власти оказались встроены и правоохранительные органы. Поэтому каждый противник нынешнего президента Адыгеи должен считаться с реальным риском незаконного уголовного преследования.

Впрочем, гораздо большей опасности подвергаются сегодня сами представители властного клана этой северокавказской республики. Коррупцию напрасно относят к разряду экономических преступлений. В нашей стране она давно стала главной угрозой самого существования государства. Полное «закручивание гаек», как убеждает нас опыт недавних социальных конфликтов, может только на время стабилизировать ситуацию. Там, где есть безработица, коррупция и бесправие, рано или поздно появляется террор. В Адыгее рост экстремистских настроений сегодня заметен даже неспециалистам. Под ударом, как и во многих других неблагополучных северокавказских регионах, оказалось младшее поколение. Отсутствие жизненных перспектив, неустроенность, цинизм коррумпированных чиновников толкают адыгейскую молодёжь в радикальные религиозные секты. Ответные репрессии в большинстве случаев оказываются безрезультатными. Да, сегодня жители Адыгеи предпочитают не обсуждать по телефону действия местной власти. Но завтра, если процесс обнищания республики примет необратимый характер, никакая круговая порука чиновников не помешает им выйти на улицы.

Опубликовано:
Отредактировано: 22.03.2010 12:40
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх