// // За вывоз своего товара со знаменитого рынка с владельцев требуют десятки тысяч долларов

За вывоз своего товара со знаменитого рынка с владельцев требуют десятки тысяч долларов

380

Откинуться с Черкизона

2
В разделе

Прошло больше месяца, как московские власти закрыли Черкизовский рынок. В каком-то смысле этот рынок был символом новой России. Ну или, во всяком случае, моделью её экономики в миниатюре, в которой странным образом уживаются бешеные деньги и нищета, закон и криминал, частная инициатива и коррупционный беспредел. То, что Черкизон надо было закрывать, стало понятно давно. И попытки сделать это предпринимались неоднократно. Обычный для начала 90-х вещевой рынок уже к началу нового века превратился в настоящий рассадник антисанитарии, стал прибежищем для нелегалов всех мастей. А забитые контрафактом контейнеры явно свидетельствовали: кормит Черкизовский не только работающих на нём продавцов-оптовиков, но и таможенников, милиционеров, подпольных «цеховиков»… И вот рынок закрыт.

Прошло больше месяца, как московские власти закрыли Черкизовский рынок. В каком-то смысле этот рынок был символом новой России. Ну или, во всяком случае, моделью её экономики в миниатюре, в которой странным образом уживаются бешеные деньги и нищета, закон и криминал, частная инициатива и коррупционный беспредел. То, что Черкизон надо было закрывать, стало понятно давно. И попытки сделать это предпринимались неоднократно. Обычный для начала 90-х вещевой рынок уже к началу нового века превратился в настоящий рассадник антисанитарии, стал прибежищем для нелегалов всех мастей. А забитые контрафактом контейнеры явно свидетельствовали: кормит Черкизовский не только работающих на нём продавцов-оптовиков, но и таможенников, милиционеров, подпольных «цеховиков»… И вот рынок закрыт. Его территория обезлюдела. Мрачные гаишники охраняют опустевшие соседние улицы – ещё месяц назад регулировать движение здесь считалось почётным и, чего греха таить, хлебным занятием. Сегодня тут пусто… Но умер ли Черкизовский рынок? Стал ли историей или просто поменял местожительство? Куда подевались тысячи вьетнамцев, корейцев, китайцев, белорусов, афганцев, живших и торговавших здесь не один год? Разобраться в этих непростых вопросах решил корреспондент «Нашей Версии».

Рынок действительно выглядит безжизненным и безлюдным. Увидеть там можно лишь охранников да редких торговцев, едва понимающих по-русски. Некоторым из них всё ещё разрешают забрать свой товар из контейнеров. Потери каждого из них, по самым приблизительным оценкам, не менее 30 тыс. долларов. Деньги для них огромные, остаться без всего в чужой стране – катастрофа.

Кэн Луан родом из маленькой провинции на севере Китая. Шесть лет назад он приехал в Москву специально на Черкизовский. Занял у родни и соседей около 200 тыс. юаней (примерно 35 тыс. долларов), съездил в Пекин, купил там партию поддельных часов «Ролекс», «Омега», «Раймонд Вайль» и «Радо».

– Часы не то чтобы поддельные, – Кэн почти не говорит по-русски, но горячится, жестикулирует, хочет, чтобы я понял его мысль. Я понимаю как могу, пытаюсь перевести со смешного китайско-русского диалекта. – Они почти настоящие, просто очень дешёвые и хорошо ходят.

По приезде в Москву Кэн стал называться Костей, сразу же продал оптовикам товар, на вырученные деньги арендовал контейнер. В нём же и поселился. Было это в 2003-м. С этого времени Кэн в Китае не был, зато каждый месяц отправлял домой 3-4 тыс. долларов.

– Семья очень большая, – вздыхает китаец. – 12 человек, работы почти нет. Китай большой, но деньги только в больших городах. У нас нет ни работы, ни денег. Я кормлю всех один.

Теперь Кэн сидит у ворот Черкизона и ждёт. Чего ждёт – непонятно. Товар его арестован, поскольку это подделка, контрафакт. Контейнер опечатан. Ворота закрыты. У торговца просрочены все визы, а скоро будет просрочен и паспорт.

– И что будешь делать? – спрашиваю я.

– А ничего, – разводит руками Кэн. – Ехать домой – нет денег. Отдать долги соседям – нет денег. Начать всё с начала – нет денег.

По теме

Я даю Кэну 100 рублей, мол, бери, спасибо за рассказ. Он берёт – поесть тоже нет денег.

Я прощаюсь с новым знакомым и думаю о том, что теперь вполне понятно, почему уже в июле уличная преступность – кражи, грабежи, разбои – вокруг бывшего Черкизовского выросла сразу на 35%! Это всего за месяц!

Оставшись ни с чем у разбитых контейнеров, тысячи торговцев оказались в тяжелейшей ситуации. В чужой стране. Без копейки денег. С огромными долгами. А ведь многие из них обзавелись здесь же семьями, у них родились дети, а их надо кормить. Самые отчаянные взяли в руки ножи и пошли на ночные улицы Измайлова…

Впрочем, несмотря на то что таких, как Кэн, большинство, арестованный контрафактный товар из контейнеров забрать всё же можно. Эта «услуга» почти в открытую предлагается загадочными личностями, которые крутятся около ворот бывшего рынка. Разумеется, предложение касается тех торговцев, у кого на руках ещё остались хоть какие-то деньги.

Порядок действий таков. Бедолага пальцем указывает на свой бывший контейнер, рассказывает, что в нём и на какую сумму. Кто эти люди и каким образом они за мзду помогают торговцам, можно только догадываться.

Они вскрывают контейнер, убеждаются, что сумма и товар названы правильно. В зависимости от общей стоимости товара подсчитывается сумма «за вынос» или «за вывоз». Для «маленькой» партии (до 40–50 тыс. долларов) услуга обойдётся хозяину в треть стоимости. Если же контейнер забит товаром, то меньше чем за миллион рублей договориться не получится. Подчеркнём особо: это только «за вынос». Иными словами, за право вынести или вывезти содержимое контейнера.

Тут же неподалёку рядками паркуются «Газели». Гаишники их гоняют даже с соседних с рынком улиц, но грузовички исправно возвращаются на свои места. Водители знают, за что борются, и недаром справляют нужду под деревьями в сквериках, а питаются из соседнего «Макдоналдса». Дело в том, что договориться о вывозе лишь полдела. Товар надо погрузить и увезти, желательно без лишнего шума и пыли. Считай, провести спецоперацию. Без накладных. Без единого документа. Через всю Москву. Это стоит дорого.

Сергей Большов, хозяин одной из таких «Газелей», своего имени не скрывает.

– А чего мне бояться? – смеётся. – Я сейчас стою, жду клиента, пока закон не нарушаю. Разве что правила парковки… Вот когда повезу, тогда да, разговаривать ни с кем не буду.

– Много уже возил? – интересуюсь.

– Много…

– Сколько стоит?

– А у нас такса примерно одна и та же. 150 тыс. – подача. 150 тыс. – час… Считай, смотря куда ехать.

Я мысленно перевожу рубли в доллары и присвистываю:

– Это же получается 5 тыс. долларов в час!

– Ну да, а меньше и неинтересно… Ни документов у них, ни сопроводительных бумаг, и вообще непонятно, как они делают так, чтобы я заехал на территорию. Куда ни плюнь – всюду статьи Уголовного кодекса. Оно мне надо? Только за большие деньги!

Я задумываюсь и прихожу к выводу, что хоть Черкизон и закрыт, он по-прежнему остаётся кормушкой. Ведь кто-то же эти деньги, и деньги немалые, получает. Только вот кто? Видимо, те, кто так или иначе может повлиять на то, чтобы ненадолго открылись ворота, был вскрыт контейнер, заехала машина, выехала обратно… Нет, рынок живёт, ему даже не нужны толпы покупателей. Деньги здесь по-прежнему текут рекой…

– И ещё вопрос: а куда возишь-то клиентов и товар? – спрашиваю я Сергея, водителя.

– В основном в Люблино, на Братиславскую. Рынок «Москва», слышал? Половина Черкизовского теперь там. Такой же гадюшник стал, как Черкизон… Туда съезди, сам всё увидищь.

Я кивнул и решил обязательно съездить. Посмотреть.

Вообще, слухи о том, что Черкизовский рынок взял и организованно перебрался в какое-то одно место в Москве и остался каким был, оказались слишком преувеличенными. Как оказалась преувеличенной и информация о том, что рынок приказал долго жить. Черкизон и сейчас борется за жизнь, причём борется стойко, активно.

Во-первых, рынок переехал в Интернет. Кто-то из самых инициативных (а скорее компьютерно грамотных) придумал сайт, на котором размещено объявление о беспрецедентной акции – «купим себе рынок и будем торговать».

По теме

Смысл акции прост: любой желающий может внести в некую общую копилку определённую денежную сумму. Когда денег будет достаточно, образуется ЗАО – закрытое акционерное общество, которое выйдет с инициативой на правительство Московской области, губернатора Бориса Громова и предложит выкупить несколько гектаров земли. Главное, чтобы недалеко от МКАД.

Идея вроде бы неплохая, вот только большого энтузиазма у полуграмотных и едва говорящих по-русски китайцев, вьетнамцев, азербайджанцев и т.п. она пока не вызывает. Интернет – это всё же не поддельные «Ролексы» и «Омеги». В нём надо разбираться, уметь писать и, главное, читать.

К тому же большинство торговцев уже настолько не верят ни в российские законы, ни в справедливость любой власти, что вряд ли дружными рядами пойдут вступать в новоявленное АО.

Другая группа энтузиастов предполагает разместить клон Черкизовского рынка недалеко от прежнего места – на шоссе Энтузиастов, сразу за МКАД. Они планируют объединить существующие сейчас рынок автозапчастей и складской комплекс. В сумме это даст 16 тыс. торговых мест (на площадке 21 гектар и 75 тыс. квадратных метров строений) плюс стоянка для 500 автобусов и 1000 легковушек.

Говорят, что уже даже есть предварительная договорённость с хозяевами маршруток, которые якобы будут ходить от метро «Новогиреево», «Авиамоторная», «Шоссе Энтузиастов» и «Щёлковская» к новому рынку. Вся земля имеет промышленное назначение, а это подразумевает ещё и рыночную деятельность. К тому же у всех строений профильное торгово-складское назначение.

Первая очередь должна быть запущена 15 августа и будет насчитывать 2000 мест (внутри здания), вторая – 1–10 сентября, ещё 5500 мест. Правда, уже на улице. В начале октября откроются ещё 3500 мест в помещении, а после 15 октября можно будет арендовать оставшиеся 4500 мест.

Но это пока лишь планы. Да и не факт вовсе, что эти 15 тыс. торговых мест в одночасье заполнятся бывшими черкизонщиками. Чтобы понять почему, достаточно воспользоваться советом водителя «Газели» Сергея Большова и съездить в Люблино. Познакомиться с теми, кто приехал сюда после того, как Черкизовский был закрыт.

Рынок «Москва», что на «Братиславской», ещё пару месяцев назад считался в целом приличным торговым центром, если рынки вообще можно делить на «приличные» и не очень…

Всё зависит от товара и его качества. Соответственно такие же и цены. В «Москве» товар продавался почти всегда качественный, европейский. Розница или очень мелкий опт – именно так торговал это рынок ещё месяц назад. В отличие от Черкизовского, где крупные оптовые партии составляли до 70–80% оборота.

На Братиславскую почти не ездили автобусы с челноками из других регионов. Рынок принимал покупателей всё больше на собственных дорогих машинах. В иные моменты «Москва» вообще напоминала средоточие бутиков и неплохих магазинчиков, в которых дорогая обувь, одежда, бельё. Правда, и пустовало там до 40% торговых мест. Но рынок жил, принимал покупателей, работать там даже продавцом считалось престижным.

Симпатичная продавщица женского белья Лена навскидку назвала мне с десяток фамилий известных людей, заезжавших к ней за покупками. Зарплата Лены составляла около 500 рублей в день, но всё дело в обороте. Основной её заработок – 10% от проданного товара. Иногда выходило до 1,5–2 тыс. рублей в день, и Лену это устраивало. Теперь женщина расстроена, читает книгу, покупателей у неё почти нет. Точнее, нет совсем.

– Из рынка сделали гадюшник, – повторяет она слово в слово мысль моего приятеля-водителя у Черкизовского. – Контрафакт, сплошной контрафакт. У меня товар качественный, он и стоит соответственно. Потом сюда приехал Черкизон… Да, для администрации продать пустые места – дело святое, им кажется, что они заработали. На самом деле – отпугнули покупателей, которые и приносили сюда настоящие деньги.

Июль и правда оказался для моей собеседницы чёрным месяцем. Её оборот упал в пять (!) раз.

– Уверена, что ещё месяц-два, – продолжает вздыхать Лена, – и мы закроемся.

По теме

– Мы? Вы кого имеете в виду?

– У нас здесь пять точек, и я знаю ещё людей, которые отсюда съедут. А женщины будут покупать дешёвые китайские, вьетнамские колготки и бельё, от которых аллергия, или ехать в центр, в бутики и платить втридорога – там аренда очень дорогая, поэтому и бешеные цены…

Рынок действительно стал напоминать вокзал. Тюки, коляски, раздражающий запах – даже не верится, что до приезда черкизовских здесь было светло и уютно. Сейчас же ни пройти, ни проехать, русской речи не слышно совсем, почти везде грязь.

Здесь нет контейнеров – мини-магазинчики, заваленные товаром, в каждом по три-четыре человека. Едят лапшу, покупателей даже не зазывают. Вижу, что большой радости от переезда гости столицы не испытывают. Почему? Казалось бы, и условия неплохие, и крыша над головой, стены – цивилизация, словом, не чета Черкизону!

Подхожу к торговцам, разговариваю как могу – они почти не понимают русский. Общаемся то жестами, то отдельными словами.

– Домой, домой, – разводит руками вьетнамка Джинь Сен Гу. – Всё продам и домой. Через месяц. В Ханой.

– А почему? – интересуюсь и говорю простыми словами. – Здесь плохо?

– Очень плохо. Нет покупателей. Аренда – то 300 тыс., то 800 тыс., я ничего не продам и буду банкрот.

Слово «банкрот» – пожалуй, единственное, которое она произнесла правильно и чётко. Выучила…

Когда мы с фотокорреспондентом Сергеем Тетериным возвращались в редакцию, я спросил его, удалось ли сделать снимки? Найти ракурс, интересные моменты, хорошие кадры.

– Знаешь, – ответил он. – Можно было и не ездить. У меня снимков Черкизона навалом, они вполне подошли бы, и никто бы не заметил.

Я подумал: а ведь он прав. Всё осталось по-старому, и с закрытием Черкизовского рынка не изменилось ничего.

Контрафакта осталось столько же, он просто теперь живёт в другом месте. В другое место перебрались и нелегалы. Только теперь уже кормить таможню, милицию и гаишников будет «Москва». Так что Черкизон скорее жив, чем мёртв.

Хроника закрытия Черкизовского рынка

7 июня 2009 года. Заявление генерального прокурора РФ Юрия Чайки: «На Черкизовском рынке в Москве обнаружено около 6 тыс. контейнеров с контрабандными и опасными для здоровья товарами общей стоимостью 2 млрд. долларов США».

11 июня. СКП РФ возбудил ещё одно уголовное дело по статье «злоупотребление должностными полномочиями» в отношении бывшего ректора РГУФКСиТ Олега Матыцина. Ректор подозревается в нарушениях при сдаче в аренду земельного участка, на котором расположен Черкизовский рынок в Москве.

8–15 июня. В прессе появились сообщения о том, что один из владельцев рынка, бизнесмен Тельман Исмаилов, открыл в Турции отель стоимостью 1,3 млрд. долларов.

8—25 июня. Происходят тотальные проверки хозяйственной деятельности рынка, в ходе которых были обнаружены нарушения.

25 июня. На рынок прибыли судебные приставы-исполнители, которые лишили многих предпринимателей-арендаторов их торговых мест.

29 июня. Рынок закрыт на неопределённый срок префектурой ВАО г. Москвы по представлению Роспотребнадзора.

30 июня. Без работы и средств к существованию остались более 100 тыс. человек, в том числе нелегальные мигранты.

7 июля. Группа вьетнамских и китайских торговцев в знак протеста против закрытия Черкизовского рынка пытается перекрыть Щёлковское шоссе.

8 июля. Около 200 граждан Китая задержано на Черкизовском рынке при проведении рейда сотрудниками Федеральной миграционной службы.

9 июля. 1500 китайских торговцев пытались атаковать закрытый рынок, требуя вернуть хранящийся там товар. ОМОН отбил нападение, задержав около 200 человек.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.08.2009 11:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх