// // В Махачкале могут ввести практику военно-полевых судов и фильтрационных лагерей для террористов

В Махачкале могут ввести практику военно-полевых судов и фильтрационных лагерей для террористов

393

Даг у порога

Баматхан Шейхов за решёткой. Но остальные главы джамаатов пока на свободе
Фото: ИТАР-ТАСС
Баматхан Шейхов за решёткой. Но остальные главы джамаатов пока на свободе Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

«Наша Версия» уже писала о нагнетании напряжённой обстановки в Дагестане и о создании здесь обстановки, сходной с «дудаевско-чеченской» (см. «Нашу Версию», № 46, 2008 год) Несмотря на то что местные власти не устают рапортовать в центр об успешной борьбе с исламскими радикалами, реальное положение дел в республике только усугубляется. Если раньше боевики ограничивались ночными вылазками и лишний раз старались не ввязываться в перестрелки с военными, то нынче всё изменилось. Подтверждением тому стал недавний дерзкий обстрел автоколонны в Буйнакском районе: террористы напали среди бела дня на два грузовика и за считанные секунды разнесли их из гранатомётов. Не случайно эксперты утверждают, что исламские экстремисты в Дагестане уже давно готовы к переходу к активным боевым действиям. Как именно российская власть собирается противостоять дагестанскому взрыву, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

«Наша Версия» уже писала о нагнетании напряжённой обстановки в Дагестане и о создании здесь обстановки, сходной с «дудаевско-чеченской» (см. «Нашу Версию», № 46, 2008 год) Несмотря на то что местные власти не устают рапортовать в центр об успешной борьбе с исламскими радикалами, реальное положение дел в республике только усугубляется. Если раньше боевики ограничивались ночными вылазками и лишний раз старались не ввязываться в перестрелки с военными, то нынче всё изменилось. Подтверждением тому стал недавний дерзкий обстрел автоколонны в Буйнакском районе: террористы напали среди бела дня на два грузовика и за считанные секунды разнесли их из гранатомётов. Не случайно эксперты утверждают, что исламские экстремисты в Дагестане уже давно готовы к переходу к активным боевым действиям. Как именно российская власть собирается противостоять дагестанскому взрыву, разбирался корреспондент

«Нашей Версии».

Пожарные знают, что бороться с лесными пожарами при помощи шланга и водокачки бессмысленно. Огонь в этом случае можно остановить только встречным огнём, и никак иначе. Военнослужащие внутренних войск МВД, обеспечивающие поддержание порядка в Дагестане, неоднократно информировали Москву о бессмысленности отлова исламистских лидеров и последующей передачи их суду. «Мы стараемся брать их живьём, рискуя жизнями наших лучших офицеров, чтобы по закону отдать их под суд, а суды тут же отпускают их на волю, – рассказал нашему корреспонденту один из руководителей УФСБ по Республике Дагестан. – Сколько же мы ловили главу их буйнакского джамаата Баматхана Шейхова, сколько людей погибло при попытках его задержать! Мы могли бы легко застрелить его, имели бы на это право, но нам хотелось, чтобы в отношении этого человека свершилось правосудие. Мы настаивали на показательном процессе. И что же в результате? Суд присяжных в декабре прошлого года приговорил Шейхова к трём годам колонии общего режима! Уже через полгода он может оказаться на свободе. И в чём тогда был смысл жертвовать десятками людей для его задержания?»

С Баматханом Шейховым, дело которого слушалось в декабре прошлого года, дагестанская Фемида намучилась изрядно. В ходе процесса неоднократно меняли судей и присяжных, то и дело раздавались требования немедленно отпустить на волю «благородного отца семейства», возле республиканской прокуратуры дежурили пикеты экзальтированных женщин, готовых словно по команде вцепиться в волосы правоохранителям. Но как только слушания предложили перенести подальше от горячей Махачкалы, чтобы как-то снизить накал страстей, Верховный суд Дагестана поспешил вынести свой вердикт. Виновным в организации незаконного вооружённого формирования и участии в нём Шейхова всё-таки признали, но вот наказание назначили более чем мягкое.

И дело Шейхова далеко не единственное, когда правоохранители, рискуя жизнями, задерживали боевиков, но те чудесным образом вскоре вновь оказывались на свободе. Вспомнить хотя бы пойманных и тут же отпущенных лидеров террористов Омара Шейхулаева, Ильгара Малачиева и Исрапила Велиджанова. Первых двух, к слову, при повторных задержаниях брать живыми не стали: это и неудивительно, ведь их захваты, по иронии судьбы, и в первый, и во второй раз проводили одни и те же люди. Командирам, видимо, стало обидно… А Велиджанову, которого ловили и отпускали восвояси аж четыре раза, в итоге удалось сбежать в Азербайджан. Но на свободе всё ещё остаются главы дагестанских джамаатов Ибрагим Гаджидадаев, Шамиль Магомедов, Магомадали Вагабов и Шамиль Гасанов – именно они и держат сегодня весь Дагестан в постоянном напряжении.

По теме

«Бороться с этими «эмирами», как они себя называют, нам крайне затруднительно, – продолжает наш источник в УФСБ по Республике Дагестан. – Дело в том, что они чувствуют себя в полной безопасности и, даже попадая за решётку, сохраняют все нити управления своими джамаатами. Шейхова посадили, но он временно передал управление «Сейфуллахом» своему заместителю Абдул-Гафуру, с которым, как нам хорошо известно, постоянно общается по мобильной связи. Тот факт, что Шейхов «топчет зону», похоже, не мешает ему иметь при себе мобильник. Говорить о каких-то жёстких мерах, которые способствовали бы наведению конституционного порядка, в подобных условиях не приходится». Но, по всей видимости, Москве тоже до крайности не нравятся все эти заигрывания с радикалами, так что, похоже, время жёстких мер всё же настало.

Нам стало известно о том, что в Дагестане в скором времени будет введена и опробована практика так называемых военно-полевых судов. Поскольку обычные дагестанские «источники правосудия» не всегда способны выносить адекватное наказание представителям организованного исламского подполья, снизу, от рядовых представителей УФСБ по Дагестану, Во всяком случае, именно так записано в предложении, поданном наверх представителями дагестанских спецслужб.

«Идея любопытная, – отозвался об инициативе дагестанских правоохранителей командующий ВДВ России Владимир Шаманов. – Только непонятно, как эта инициатива будет введена в действие, как её подадут на законодательном уровне». Действительно, здесь ясности пока нет. Дело в том, что в законодательстве, регламентирующем порядок проведения контртеррористических операций, и в частности в законе «О противодействии терроризму», деятельность военно-полевых судов пока никак не регламентирована. Чтобы узаконить их действие, потребуется провести парламентские слушания и внести в законодательство соответствующие поправки, а на это уйдёт много времени.

Раньше нынешней осени, во всяком случае, ничего сделать не удастся. Если только в дело не вмешается президент, а такой поворот, как утверждают эксперты, вовсе не исключён. Если ситуация в Дагестане будет накаляться и дальше и при этом будет принято решение о начале контртеррористической операции в масштабах всей республики, вполне возможно, что военно-полевые суды вначале испробуют в деле, а узаконят позже, задним числом.

Что даст такая практика? Во-первых, задержанные террористы не смогут общаться друг с другом по мобильному, как это сплошь и рядом происходит сейчас. Охрана их будет осуществляться совсем на другом уровне, исключающем свободные информационные потоки. Во-вторых, до окончания контртеррористической операции республиканские суды не смогут вмешиваться и затребовать дела пойманных террористов. При этом будет исключён элемент личной заинтересованности, как это неоднократно наблюдалось в деле Шейхова, где присяжными и обвинителями по какому-то странному стечению обстоятельств становились родственники отданного под суд террориста. И, в-третьих, всех подозреваемых, ожидающих решения военно-полевых судов, предлагается содержать в специализированных «фильтрационных лагерях».

При этом есть информация, что подобные «фильтрационные лагеря» для задерживаемых во время контртеррористических операций боевиков в Дагестане уже начали строить. Цель – отсечь задержанных террористов от общения с заключёнными обычных тюрем, которые легко становятся посредниками радикалов и помогают им держать связь с соратниками на воле. Даже если военно-полевые суды так и не будут введены в действие, фильтрационные лагеря пустовать уж точно не будут: ежегодно в республике задерживают около тысячи террористов и их пособников. И в ожидании суда – обычного или военно-полевого – они будут надёжно изолированы, не так, как сейчас.

Правозащитники, безусловно, возмущены слухами о введении военно-полевых судов в мирное время. Свой протест уже выразили глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева и руководитель «Мемориала» Олег Орлов. «Вместо того чтобы наводить порядок конституционными методами, власти снова готовы скатиться к беззаконию, – прокомментировал г-н Орлов инициативу дагестанских правоохранителей. – Самое опасное то, что депутаты Госдумы вполне могут пойти на поводу у авторов инициативы и довольно-таки быстро принять нужный закон. «Одобрямс» масс тоже будет обеспечен. Но вот будет ли всё это способствовать наведению порядка в Дагестане – вопрос открытый».

Опубликовано:
Отредактировано: 22.07.2009 12:38
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх