// // За громкими отставками в МВД последует глобальная зачистка правоохранительных органов?

За громкими отставками в МВД последует глобальная зачистка правоохранительных органов?

645

Генеральская репетиция

4
В разделе

На прошлой неделе президент Дмитрий Медведев освободил от занимаемых должностей шесть высокопоставленных чиновников МВД: начальника Центра обеспечения оперативно-служебной деятельности по противодействию экстремизму МВД России генерал-майора милиции Владимира Булатова, начальника Управления на транспорте МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу Игоря Жукова, начальника Управления внутренних дел по Тверской области Александра Куликова, начальника Управления внутренних дел по Тамбовской области Владимира Фурсова, а также начальника Сибирского юридического института МВД России Николая Михайлова и начальника Тюменского юридического института МВД Александра Числова. Причём в ближайшее время лишиться своих постов могут ещё несколько крупных чиновников МВД. По словам Медведева, переаттестацию, которая проходит сегодня в рамках реформирования ведомства, прошли лишь 145 кандидатов на руководящие органы из 179. Позволят ли такие жёсткие кадровые меры изменить ситуацию в правоохранительной системе страны?

Владимир Овчинский, генерал-майор милиции в отставке, бывший глава российского бюро Интерпола:

– Эти отставки генералов никакого отношения к реформе МВД не имеют. Проведена плановая аттестация: кто-то уволен по возрасту, кто-то – по компрометирующим материалам. Я вообще не вижу никакой реформы МВД. Всё, что сейчас происходит в МВД, – это псевдореформа. Реформа – это изменение действующей системы учёта и регистрации преступлений. Посмотрите и проанализируйте речь президента. Он говорит, что сократилось число выявленных организованных преступных групп, одновременно выросло количество экстремистских преступлений. Такая статистика неудивительна и была спрогнозирована ещё несколько лет назад, когда президентским указом было ликвидировано подразделение МВД по борьбе с оргпреступностью. Организованная преступность имеет скрытые формы, и если ликвидируется подразделение по борьбе с ней, то уменьшается количество выявленных преступлений по этой линии. И наоборот, если создаётся новое подразделение по борьбе с экстремизмом, то больше преступлений выявляется именно в этом направлении. Но в жизни всё наоборот: масштабы этих преступлений не соизмеримы – экстремистских совершается всего несколько сотен в год, а преступлений, связанных с организованной преступностью, сотни тысяч. По сути дела, сокращениями в МВД добились того, что некоторые службы практически свернули свою работу. И это называется реформа МВД! Президент в своём выступлении говорит, что нужно повышать раскрываемость, плохо, что нераскрытыми остаётся до 40% преступлений. Но во всех цивилизованных странах на процент нераскрываемости вообще не обращают внимания, и там он не более 20–30%. В Грузии, где провели масштабную реформу, всё регистрируют, не смотрят на процент раскрываемости, и они покончили с коррупцией в системе органов правопорядка вообще. Мы же по-прежнему с высоких трибун требуем повышать раскрываемость. Значит, по-прежнему будут манипуляции со статистикой. Попросту говоря, все приказы МВД сводятся к тому, что если ты начальник ОВД и на территории, которую ты обслуживаешь, за отчётный период снизилась преступность и улучшилась раскрываемость преступлений, то ты хороший начальник. Если у тебя за отчётный период преступность увеличилась, а раскрываемость снизилась, то ты плохой начальник. Аттестация по таким критериям приведёт к тому, что люди, умеющие манипулировать статистикой, дружить со своими руководителями, подстраиваться, как раз могут остаться. А люди, которые принципиальны, честны, не укрывают преступлений от учёта, могут по итогам нынешней переаттестации вылететь. Ведь чем меньше зарегистрировал, тем выше раскрываемость. Дальше президент говорит, что нужно всё регистрировать, а тех, кто не регистрирует, наказывать. Здесь явное противоречие – если всё регистрировать, то не надо спрашивать о раскрываемости. Пока будут спрашивать за процент раскрываемости – регистрировать не будут. Так что никакой реформы не будет, если кардинально не изменить систему учёта, регистрации преступлений и организации реагирования на них.

По теме

Александра Маринина, писатель, подполковник милиции в отставке:

– Какой смысл говорить о реформе МВД, оставляя при этом министра на посту. Нынешний министр МВД явно не справляется с ситуацией. Господин Нургалиев демонстрирует на протяжении многих лет полную беспомощность. И какой смысл проводить реформу, если он просто не умеет руководить. Поэтому немудрено, что в обществе говорят о том, что вся реформа отставками этих генералов и закончится. Для того чтобы провести реформу, нужно, во-первых, придумать, обсудить и утвердить концепцию реформы. Во-вторых, после утверждения концепции посмотреть, кто способен возглавить новое, реформированное министерство. Например, министр внутренних дел не обязан знать, как ловить преступников. Это прямая обязанность начальника уголовного розыска… А министр – стратег, который должен видеть дальнюю цель своей организации, понимать, зачем она существует. Его задача – сделать всё для того, чтобы она функционировала бесперебойно, чтобы в ней не было кадрового голода и финансовых проблем. Он должен нести ответственность за людей, находящихся в его подчинении, и за дело, которое выполняет его команда. А также ему нужно следить за тем, чтобы законодательные и подзаконные акты, правила, инструкции и приказы, которые циркулируют внутри этой организации, не были противоречивы и «не выбивали стулья» из-под сотрудников. Вот что действительно ему надо понимать. Когда будет такой человек, тогда и надо начинать сокращать личный состав. Впрочем, моё личное мнение – это мнение «обывателя на кухне», и его нельзя считать экспертным. Для того чтобы оно более-менее было экспертным, надо быть внутри ситуации, надо понимать, что происходит в министерстве. Когда я начинала служить в милиции, то это была совсем другая милиция. Сейчас мне кажется, что нынешние сотрудники правоохранительных органов – это люди с другой планеты, и я их просто не понимаю.

Валерий Фёдоров, член Совета Федерации, генерал-полковник милиции в отставке, бывший статс-секретарь – первый заместитель министра внутренних дел РФ:

– Не надо глобальное реформирование одной из самых крупных силовых структур – МВД России – сводить только к отставкам некоторых генералов. Это плановые отставки, и они давно предполагались. Да и реформирование милиции – это не только переименование её в полицию. Вслед за отставками генералов последует аттестация всех сотрудников – от министра до рядовых. Президент же чётко сказал: главное не ребрендинг, а создание нового типа правоохранительной системы, в которой не будет места алкоголикам и наркозависимым. Уверен, что сито переаттестации, которое по закону обязаны пройти все сотрудники системы, отсеет тех, кто честно жить не хочет и не подходит под требования к будущим полицейским. Евсюковы в полицию не попадут. Ради этого масштабная реформа правоохранительных органов и задумывалась. Для успешного завершения реформы у нас есть всё необходимое – детекторы лжи, система поручительства, высококлассные специалисты по психоанализу и, главное, желание сделать лучше, чем было. Правоохранительная система нового типа будет направлена на выполнение главной задачи – обеспечение прав человека, и она будет осуществлять эту задачу чистыми руками, которым государство будет платить хорошую зарплату, достойную пенсию и обеспечит их прекрасным социальным пакетом. Тогда не будет соблазна чего-то взять из-за боязни потерять большее. Реформа МВД только начинается, нам ещё многое предстоит сделать, но результат стоит того, чтобы подождать.

Опубликовано:
Отредактировано: 28.03.2011 12:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх