// // Юлия Тимошенко: Могу предположить, что с Березовским договорённости существовали

Юлия Тимошенко: Могу предположить, что с Березовским договорённости существовали

39
Юлия Тимошенко: Могу предположить, что с Березовским договорённости существовали
В разделе

Среди современных мировых политиков высшего эшелона, наверное, нет более спорной и одновременно обаятельной фигуры, нежели бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко. Её называют украинской Жанной д’Арк. На революционном плакате в пору стояния на майдане её портрет обвил знаменитый девиз французской национальной героини: «Кто любит меня, тот за мной». И за ней действительно шли.

Самая известная украинская бизнес-вумен достигла при Кучме высших государственных постов, а потом была низвергнута не просто в опалу — она оказалась в тюремной камере.

Год назад Тимошенко стала главным двигателем украинской «оранжевой революции», снесла старый режим и заняла пост второго официального лица в стране, неофициально считаясь при этом первым. Но вскоре ушла в отставку. Теперь она вновь лидер оппозиции.

Не исключено, что уже в следующем году ей опять удастся взять власть в свои руки. Итак, что нам ждать от Юлии Тимошенко? Потенциальный глава Украины согласилась ответить на вопросы «Версии».

—Юлия Владимировна, вы год назад вывели людей на майдан. В России, да и на Украине, многие люди считают, что это был государственный переворот...

— Всё было абсолютно законно. Мирная акция гражданского неповиновения. Никто не призывал к насильственному свержению власти. Люди требовали справедливости. Если у людей не остаётся возможности разговаривать с властью и влиять на политику ни выборами, ни путём референдума, ни путём других законных процедур, они могут и должны избрать иной путь. Это не революция, это всего лишь адекватная реакция общества.

— Сегодня много говорят о том, что «оранжевую революцию» частично финансировал Борис Березовский...

— Я не знаю, кто и как финансировал президентскую кампанию Ющенко и связанные с этой кампанией акции. Финансовой частью занимался советник Ющенко Александр Третьяков. С Березовским я встречалась, только когда он был исполнительным секретарём СНГ. Так что по поводу финансирования майдана я с ним дел не имела, и это легко проверить: спецслужбы наверняка не выпускают его из виду... Что касается того, что он помогал нам, думаю, могли существовать какие-то договорённости. Но лично я могу только предполагать. Если такие договорённости действительно существовали, те, кому Березовский оказывал помощь, поступили по отношению к нему нечестно.

— Весной будущего года на Украине реальное управление страной фактически перейдёт от президента к премьер-министру. У вас появляется шанс вернуться на пост председателя правительства, взять, так сказать, реванш у Виктора Ющенко...

— Во-первых, я была и остаюсь последовательным противником этой реформы. Нынешняя система власти не идеальна, но то, что нам предложили, может нанести непоправимый вред. И ещё неизвестно, что окажется хуже: то, что есть сейчас, или то, что будет через полгода. Метание из крайности в крайность — не лучший способ управлять страной.

Во-вторых, я не ставлю своей задачей взять реванш. Свою отставку я воспринимаю как смену формата взаимоотношений с президентом. Мы возглавляли разные политические силы. Ещё раньше мы работали вместе в правительстве, отношения у нас были партнёрские, и мы с Виктором Андреевичем делали общее дело. Позже, на парламентских выборах, мы шли отдельно, но параллельными путями. На прошлогодних выборах мы временно стали единой системой, но затем формат снова изменился. Так что ни о каком реванше речь идти не может.

По теме

Я хочу навести в стране порядок. Для этого не обязательно быть премьер-министром. Я была вице-премьером, я была в оппозиции, и у меня всегда было много возможностей влиять на обстоятельства. Дело не в кресле и не в должности.

— И всё-таки предположим, что сейчас весна 2006-го. Выборы в Верховную раду прошли, и вы снова премьер-министр. Ваши действия...

— Моя цель — создать на Украине систему такой власти, чтобы на много десятилетий вперёд она оставалась стабильной вне зависимости от того, кто станет президентом или премьер-министром. Чтобы не было злоупотреблений, перекосов, которые мы наблюдали и наблюдаем все годы независимости. Если говорить о практических задачах, то в первую очередь необходимо завершить реформирование базисных систем — правосудия и средств массовой информации. Это то, что мы начали понемногу делать в начале этого года.

Мы должны попытаться найти гармонию в том новом парламенте, в котором нам предстоит работать с 2006 года. Надеюсь, что нам действительно удастся сформировать парламентское большинство. Если это большинство будет создано на базе взаимных договорённостей различных политических сил, Рада будет эффективно работать.

— Виктор Ющенко в резкой форме раскритиковал ваши действия на посту премьер-министра Украины. А как вы сами оцениваете вашу деятельность на этом посту?

— Вот сухие цифры. Мы признали недействительными около 5 тыс. нормативных актов, принятых при Кучме. Эти акты наделяли бюрократию на всех уровнях власти фантастическими коррупционными возможностями. Мы упростили многие процедуры для мелкого и среднего бизнеса, и тем самым коррупция перестала подпитываться. Проблему мы, конечно, не изжили, работа в этом направлении ещё далека от завершения, однако прорыв налицо.

Мы упростили механизмы приобретения земель в собственность сельхозпроизводителями. Раньше, чтобы получить землю во владение, требовалось получить 73 подписи! Знаете, сколько на это уходило времени? По три года иногда. Сейчас вопрос решается за три, максимум четыре месяца. И землю можно свободно купить на аукционных торгах. Процедура приобретения гласная и прозрачная.

Сократился уровень теневой экономики. Как следствие налоги не поднялись ни на копейку, а доходная часть бюджета увеличилась на 70% по сравнению с прошлым годом.

Я считаю, что нам, нашей команде, удалось сделать довольно многое из того, что мы обещали на майдане.

— В ранге премьер-министра вы так и не посетили Россию...

— Вы хотите спросить, приеду ли я в Россию, если вновь стану премьером? Обязательно. Я знаю, насколько важно ездить в Россию, общаться с представителями российской элиты. Я хочу, чтобы в России почувствовали, что на Украине никто не заинтересован разрушать наши отношения, формировавшиеся не одно столетие, но при этом не будут ущемляться стратегические интересы Украины. Это очень важно, чтобы у нас были равные отношения.

— Но долгое время существовало ещё одно препятствие для вашей поездки в Москву — претензии к вам российской Генпрокуратуры по поводу вашей коммерческой деятельности...

— На сегодняшний день конфликт исчерпан. Это был даже не конфликт — скорее взаимное недопонимание. У меня не было времени урегулировать это недопонимание во время избирательной кампании и после, на посту премьер-министра. Но как только у меня появилось немного свободного времени, я приехала в Москву и ответила на все вопросы.

— А с кем вы встречались во время вашего недавнего визита в Москву?

— Помимо представителей прокуратуры? С друзьями. У меня много старых друзей в Москве, и мы не виделись уже много лет.

— Среди ваших старых друзей есть чиновники аппарата Президента РФ?

— Без комментариев. Я же сказала: встречалась с друзьями.

— Ваше отношение к идее Виктора Януковича нового федерального устройства Украины, то есть наделения украинских регионов большей самостоятельностью и правами, сопоставимыми с правами Крымской автономии.

— Не вижу смысла. Нам нужно объединять Восток и Запад, а не сеять рознь между людьми. На мой взгляд, идея этакого «цивилизационного водораздела» украинцев — восточная православная цивилизация и западная — давно себя изжила.

Сегодня идею сепаратизма представляют таким наивным образом: Ющенко представляет Америку, Янукович — Россию. Так давайте «распилим» страну. А Ющенко далеко не всегда разделяет американские идеи и начинания, он, к примеру, не голосовал за отправку войск в Ирак, он голосовал против НАТО на территории Украины.

Александр Мороз, социалист, его-то вообще сложно обвинить в проамериканской позиции, но он поддержал Ющенко. Анатолий Кинах, нынешний секретарь Совета национальной безопасности и обороны, последовательно выступает за сотрудничество с Россией, как и Мороз. И Кинах тоже поддержал Ющенко.

В моей команде работает много людей с Востока. Я родилась в Днепропетровске. В моей семье говорили на русском языке всю жизнь. По линии мужа все мои родственники — россияне, живущие в России. Нужно мне рушить связь с ними своими руками? А «проамериканский» Виктор Ющенко родился в Сумской области. Пятьдесят километров от российской границы.

Так что дело не в нас, дело — в грязных технологиях, которые против нас используются. Нас превратили в каких-то одержимых манией националистов. Сейчас много спекуляций вокруг федерализации, но слишком мало здравого смысла в этом. Украина была, есть и будет единой.

— А как же тогда ваше заявление о намерении «поставить на колени пророссийский Донбасс» и «обнести его колючей проволокой»?

— Никогда ничего подобного я не говорила.

— Можно я проверю на авторство ещё одну приписываемую вам фразу о том, что нельзя «замыкать экономику Украины на Россию», так как «Украина и Россия не являются стратегическими партнёрами»?

— Ещё одна глупость. Россия была и будет нашим стратегическим партнёром. При Кучме часть связей была разрушена, человек дважды приходил на выборы с обещаниями о втором русском языке, о правах русскоязычного населения и дважды всех обманул. Естественно, связи двух стран в атмосфере таких обманов расцвести не могли. Будем навёрстывать, нам абсолютно необходимо восстановить партнёрские и дружеские отношения с Россией.

— А как лично вы относитесь к идее государственного статуса русского языка?

— Лично я считаю, что не нужно упрощать. Никто не мешает никому разговаривать на русском языке. На Востоке достаточное количество русских школ, а в Крыму вообще ситуация такая, что нет школ украинских. И все наши попытки создавать такие школы наталкиваются на стену протеста. Украинский язык десятилетиями был в загоне. Ему требуется государственная поддержка. Мы возрождаем страну из пепла, возрождаем и язык. Это важно для меня, поэтому я сейчас большую часть времени общаюсь на украинском. Что касается государственного статуса русского языка, я считаю, пусть будет общественная дискуссия.

Беседовал Руслан
Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2007 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх