// // Вытеснят ли электронные библиотеки традиционные книгохранилища?

Вытеснят ли электронные библиотеки традиционные книгохранилища?

347

Удалённое чтиво

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Весной в Санкт-Петербурге откроется Президентская библиотека имени Бориса Николаевича Ельцина. Располагаться она будет в здании Синода на Сенатской площади. Оборудована она в соответствии с последними веяниями научно-технического прогресса: в ней будут открыты четыре мультимедийных зала, конференц-зал «Атриум» и выставочный комплекс. Впрочем, найдётся там место и для традиционных бумажных носителей, причём не только раритетов. А вот что ожидает в ближайшее время менее пафосные библиотеки, является предметом острых дискуссий специалистов. Нужны ли вообще традиционные книгохранилища, или их заменят электронные библиотеки, пытался выяснить корреспондент «Нашей Версии».

Уже сейчас обычным библиотекам приходится конкурировать с электронными. Но поскольку отнюдь не у всех россиян есть компьютер и доступ в Интернет, пока лидерство остаётся за первыми. Однако первый учредитель электронной библиотеки в Сети Максим Мошков уверен, что это ненадолго. «Я уверен, лет через 15 бумажные книги исчезнут. С каждым годом будет создаваться всё больше электронных книг. А бумажные придётся сканировать, затем они и вовсе исчезнут. Уже сейчас во многих библиотеках занимаются электронной оцифровкой. Тем более что государство уже занялось электронными библиотеками и начало вкладывать в них деньги. И это обходится гораздо дешевле, нежели содержание обычных книгохранилищ. Сейчас в них работают десятки тысяч людей. Если бы эти силы хотя бы частично перенаправить на создание электронных систем хранения и оцифровку информации, то они сделали бы в сотни раз больше, чем могу сделать я со своими соратниками».

Действительно, .

«Всё большее количество людей превращается в «удалённых пользователей» и перестаёт ходить в библиотеки, – говорит директор Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы Екатерина Гениева. – Если последние не воспримут это всерьёз, то их роль как традиционных библиотечных сообществ, на мой взгляд, будет достаточно печальна. Если же они будут переструктурированы в некие образования, которые в состоянии отвечать веяниям времени – скажем, в дискуссионные площадки, в культурные центры, – то, я думаю, их роль будет другой. И самое главное – библиотеки будут сохранены. Пока же они держатся только благодаря тому, что есть люди, которые хотят работать с «живой» страницей. Особенно в провинции, потому что электронный бум пока туда не дошёл. Это произойдёт, но позже. Что касается того, как сейчас выглядит читатель библиотеки, должна отметить, что молодёжь в библиотеки почти не ходит. Они уже давно предпочитают компьютер».

Между тем для любителей «живого» чтения обычная библиотека – очень удобная и выгодная вещь. Книги с каждым годом дорожают, и у многих просто нет возможности их покупать. Так, по данным агентства DISCOVERY Research Group, российский книжный рынок страдает от перепроизводства: прекрасных книг, представляющих самые разные жанры и направления, выходит множество, но значительная их часть не находит сбыта из-за низкой покупательной способности населения.

Впрочем, высокая стоимость книг – это в принципе мировая тенденция. Цены на книги в Европе в три-пять раз выше, чем у нас. Так, в Германии, известной своим масштабным издательским бизнесом, бестселлер стоит 30–40 евро. Недаром в богатой Швеции, самой читающей на сегодняшней стране Европы, даже состоятельные семьи нечасто пополняют свои домашние книжные собрания. В библиотеки за популярными изданиями выстраиваются очереди. А если читатель вовремя не вернул книгу, ему грозит нешуточный штраф. Иными словами, тот, кто не может купить востребованную новинку, идёт в библиотеку.

Совсем другая ситуация у нас. В советские времена библиотеки были, как известно, бесплатными и существовали благодаря государству. Издательства были обязаны направлять часть своего тиража в «Союзкнигу» для дальнейшего распространения в библиотеках. Правда, зачастую последние комплектовались отнюдь не теми книгами, с которыми хотел бы ознакомиться читатель, а теми, которое руководство «сверху» считало идеологически выдержанными. Но так или иначе фонды пополнялись.

По теме

В 1990-е годы сотрудничество библиотек и издательств практически свелось к нулю. Ушли в прошлое и миллионные тиражи книг, зато увеличилось количество издаваемых наименований. Но у библиотек уже не было средств, чтобы пополнять свои фонды современной литературой.

Правда, по действующему законодательству издательство обязано бесплатно предоставлять в «топовые» библиотеки (Ленинку, например) 16 экземпляров книг каждого своего издания. Но это, естественно, не касается библиотек, расположенных в глубинке.

«У многих региональных библиотек нет не только возможностей приобретать книги, они нуждаются практически во всём, говорит директор библиотеки-фонда «Русское зарубежье» Виктор Москвин. – Старая мебель, необходим ремонт помещений, в некоторых сельских библиотеках нет даже отопления. И у них нет книг. В некоторые библиотеки книги не поступали лет 20. Иногда читатели дарят книги, или они поступают по каким-то программам благотворительных фондов. И это всё! Это тяжелейшая проблема. У нас есть программа помощи библиотекам, которая финансируется Русским общественным фондом Александра Солженицына. Каждый год мы покупаем 40–50 тыс. экземпляров книг и передём провинциальным библиотекам. Конечно, это капля в море!» В итоге библиотеки на местах, если их не финансируют региональные правительства, выживают с трудом.

Государство, впрочем, не остаётся в стороне от библиотечных проблем. Так, в октябре были приняты поправки к Федеральному закону «О библиотечном деле», в которых речь идёт об «оцифровке» библиотечных фондов. Эта новация вызвала неоднозначную реакцию. У многих сотрудников библиотек отношение к новому документу двоякое. С одной стороны, право использовать достижения современных информационных технологий и переводить имеющиеся у них фонды в цифровую форму их радует.

«С другой стороны, последний абзац закона возвращает нас к четвёртой части Гражданского кодекса, где сказано, что оцифровка должна осуществляться только по договорённости с автором, – говорит генеральный директор Российской государственной библиотеки Виктор Фёдоров. – Для нас это настоящая головная боль. Мы не в состоянии сами заключать договоры с авторами. Во всей мировой библиотечной практике этим занимаются специальные организации. Таким образом, прекрасно, что библиотекам наконец подтвердили их право на оцифровку фондов. Но с точки зрения профессионального библиотекаря мне очень жаль, что мы не пошли дальше в этом направлении. В мировой практике даже есть устоявшийся термин – «библиотечные исключения». В США, Европе библиотеки, реализуя конституционное право граждан на получение информации, имеют право переводить в цифровую форму свои фонды, не спрашивая разрешения у авторов. Разумеется, это делается (и это тоже устоявшийся термин) «на принципе добропорядочного и честного использования». Это значит, что речь идёт о предоставлении оцифрованной информации только в научных, культурных и образовательных целях, а не для коммерческой выгоды. Если речь идёт о коммерческой выгоде, то уже без всяких исключений надо договариваться с автором».

Ещё больше этот закон пугает издателей и писателей, произведения которых будут фактически бесплатно распространяться в цифровом виде. Некоторые эксперты считают, что это может подорвать книгоиздательский рынок, оборот которого оценивается в 2 млрд. долларов, а сами издатели разорятся «через 5–10 лет, и дело вновь вернётся к самиздату». Издатели и авторы опасаются интернет-пиратов, число которых при расширении оцифровки книг резко возрастёт.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.12.2008 12:47
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх