// // Высший арбитражный суд поставил деятельность коллекторов вне закона

Высший арбитражный суд поставил деятельность коллекторов вне закона

555

Кредит недоверия

Персональные данные заёмщиков по закону не могут быть переданы третьим лицам
Фото: ИТАР-ТАСС
Персональные данные заёмщиков по закону не могут быть переданы третьим лицам Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Власти продолжают наступление на коллекторский бизнес. Недавно Высший арбитражный суд (ВАС) фактически поставил деятельность по выбиванию долгов из граждан вне закона. При этом закон о личном банкротстве так и не принят, а введение института финансового омбудсмена не снизило степень накала дискуссий между банками и их должниками. По мнению экспертов, если в ближайшее время в этих спорах не будет поставлена точка, то это может привести к кризису российской банковской системы.

ВАС на днях рассмотрел заявление Росбанка, касающееся его судебного спора с Роспотребнадзором. Дело касалось передачи долгов заёмщиков банка коллекторскому агентству. Два года назад ВАС рассматривал (что интересно – тем же составом судей) аналогичный спор ведомства Геннадия Онищенко с банком «Союз».

Позиция Роспотребнадзора: коллекторский бизнес вообще вне закона, так как в законе «О банках и банковской деятельности» он не упоминается. «Пере-уступка долга гражданина перед банком в коллекторскую организацию является грубым нарушением российского законодательства», – уверен Онищенко. Позиция банков, понятное дело, прямо противоположная.

Два года назад ВАС поддержал Роспотребнадзор: в пересмотре дела «Союзу» было отказано. Правда, мотивов не приводилось, поэтому суды могли руководствоваться только решениями нижестоящих инстанций. Те считали, что продавать долги физических лиц банки могут только другим банкам, но никак не коллекторам.

Однако арбитражные суды гражданским и мировым судьям не указ: без аргументов ВАС они могут верить, а могут не верить коллегам, специализирующимся на спорах хозяйствующих субъектов. Нынешнее решение ВАС тем и ценно для дискуссий о судьбе коллекторов, что даёт аргументированный отказ банку.

Суть отказа весьма иезуитская. ВАС опять не стал решать, является ли законным коллекторский бизнес. Зато он твёрдо решил, что незаконной является передача коллектору информации о заёмщике.

В обоснование своей позиции судьи ВАС, как и суд кассационной инстанции, сослались на статью 26 закона «О банках и банковской деятельности». Согласно ей сведения о банковском счёте заёмщика, операциях по счёту, а также те, что касаются непосредственно самого заёмщика, являются тайной и не могут быть переданы третьим лицам, кроме тех, что прямо указаны в законе. Раз ссылок на коллекторов в законе «О банках и банковской деятельности» нет, стало быть, и такая передача незаконна. Аргументы, надо признать, безупречны. При этом ставят крест на коллекторской деятельности. Ведь, как отмечает гендиректор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин, без информации о заёмщиках досудебное взыскание, на котором специализируются многие крупные коллекторские компании, невозможно. В самом деле, если нет сведений ни о сумме долга, ни о самом должнике, его месте работы, адресе и телефоне, то это уже не должник, а кот в мешке. В результате под угрозой бизнес объёмом более 200 млрд рублей: по оценкам Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств, объём долгов физических лиц, проданных коллекторам в 2011 году, составит около 98 млрд, ещё 140 млрд было передано коллекторам на аутсорсинг по состоянию на 1 июля. Кстати, передать работу с должниками на аутсорсинг коллектору, дабы оградить себя от подобных издержек, банк благодаря решению ВАС тоже не может.

По теме

Безусловно, некоторый манёвр у банков и коллекторов ещё есть.

Прежде всего рекомендательный, а не обязательный характер определений ВАС. Но в России хотя и нет прецедентного права де-юре, де-факто любой адвокат знает, что наличие такого «прецедента», как аргументация ВАС, является практически 100-процентной гарантией выигрыша дела. Не в первой инстанции, так во второй.

Обойти фактический запрет на передачу информации банками коллекторам можно, если банк, например, откроет собственный отдел по работе с должниками, куда «арендует» сотрудников коллекторского агентства. Однако в этом случае банку придётся взять на себя и сопутствующие риски. Например, в случае запугивания коллекторами должника. Между тем, как признаются в частных беседах сами коллекторы, «мягкие» способы убеждения работают всё меньше. Во-первых, должники привыкают и всё чаще считают себя пострадавшей, а не виновной стороной. Во-вторых, угроза порчи кредитной истории в ситуации кризиса печалит мало. Наконец, те, кто потерял доходы, готовы расстаться с последним только из-под палки.

Но, главное, под проблемные кредиты банки обязаны создавать резервы. То есть, если абстрактный гражданин Сидоров взял миллион и не отдаёт его, банк вначале должен положить в закрома ЦБ ещё миллион, а уж только после этого тратиться на судебную тяжбу с Сидоровым. Понятно, что банки не жаждут замораживать свои средства – им выгоднее продать коллекторам долги даже за 10% суммы долга.

Надо сказать, что опасность такого поворота событий банки поняли давно и способствовали появлению в России института финансового омбудсмена. Заключается он в том, что независимый юрист с высоким авторитетом рассматривает жалобы граждан во внесудебном порядке. Его решения являются обязательными только в том случае, если обе стороны с ним согласны, иначе дело передаётся в суд.

В России финомбудсменом в октябре 2010 года был назначен Павел Медведев, и за девять месяцев работы он получил почти 2300 жалоб, основная часть которых касалась проблем с долгами и коллекторских методов работы. Однако эта деятельность – капля в море народного недовольства. Как показал опрос Национального агентства финансовых исследований, хотя .

Впрочем, есть некоторая надежда на узаконивание коллекторской деятельности: Минэкономразвития опубликовало в конце июня проект закона «О деятельности по взысканию просроченной задолженности». Однако его принятие вызывает сомнения. Прежде всего потому, что ставит достаточно суровые рамки деятельности коллекторов. Например, звонить или слать SMS они могут должнику не более трёх раз в день. Нельзя приходить на работу, слать письма с надписями, свидетельствующими о долге, и т.п. Такой закон не очень нужен самим коллекторам.

А главное, всё чаще из уст высокопоставленных чиновников звучат высказывания, смысл которых: банки сами виноваты в неплатежах. Высокие проценты, скрытые комиссии, непомерные штрафы и хитро составленные договоры – весомый аргумент для должника не платить банку.

В этих утверждениях есть доля истины. Однако всё это было известно и раньше. К тому же в высоких процентах, например, виновата скорее политика ЦБ. Так что не исключено, что дело вовсе не в том, что власти вдруг пожалели бедных обманутых должников. Скорее власти обиделись на банки.

В самом деле, стоит вспомнить, как трепетно оберегали их в разгар кризиса 2008 года. Как накачивали ликвидностью, закрывали глаза на финансовое состояние. Как проводили «плавную девальвацию», дав банкам заработать на ней немыслимые деньги. Как помогали даже в ущерб промышленности, которую старались спасти, казалось бы, в первую очередь.

Всё потому, что со времён лихих 90-х чиновники затвердили монетаристское правило: финансовая система – костяк экономики. Будут здоровыми банки – промышленное «мясо» нарастёт. Но оказалось, что российские банки, взращённые в заботливо ограждённой от иностранных конкурентов оранжерее, совершенно не собираются лечь костьми ради какой-то там экономики и промышленности. Полученной от государства ликвидностью они распорядились самым прибыльным образом – пустили на фондовые спекуляции. Благодаря чему фондовый рынок восстановился. А вот промышленность – нет.

С кредитованием малого бизнеса и вовсе не заладилось, и в результате он практически почил в бозе. Между прочим, малый бизнес в виде самозанятости во всём мире рассматривается сейчас как способ снизить накал протестов в случае повторения кризиса.

А в том, что он повторится, после снижения рейтинга США агентством S&P уже мало кто сомневается. И уже сейчас можно с большой долей вероятности предположить, что его развитие в России сильнее всего ударит по банкам. И не только потому, что промышленности некуда особо падать, так как она и не поднялась особо. Дело в том, что на этот раз основными должниками банков будут не юридические, а физические лица. Ведь всё посткризисное время развивалось в основном кредитование населения – потребительское да ипотечное. А требовать с безработного гражданина долг, который он благодаря процентам оплатил уже как минимум дважды, дело опасное. И не только в предвыборное время.

К тому же власти, встав в этом случае на сторону населения, ничего не теряют: какой смысл поддерживать банки, от которых экономическому росту толку как от козла молока? Шантаж здесь ничего не даст: в крайнем случае правительство впустит в Россию иностранные банки, разрешив им создавать свои филиалы, и те с удовольствием начнут выдавать кредиты по привычным для них ставкам в 3–6% годовых.

Так что вполне возможно, что очередной раунд борьбы за права должников призван приучить банки к мысли, что лёгкая жизнь заканчивается. И лёгкие деньги тоже.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.08.2011 12:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх