// // Оборот чёрного рынка театральных билетов достигает 100 000 000 долларов в год

Оборот чёрного рынка театральных билетов достигает 100 000 000 долларов в год

489

Не в кассу

Билеты на «Евровидение» уходили по ценам, в десятки раз превышавшим номинал
Фото: ИТАР-ТАСС
Билеты на «Евровидение» уходили по ценам, в десятки раз превышавшим номинал Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Общество защиты прав потребителей (ОЗПП) «Общественный контроль» подаёт иск. Ответчик – Большой театр. Причина – массовое нарушение прав потребителей, которое, по мнению истца, выражается в не- предоставлении полной информации о продукте, читай спектаклях, и расположении мест в зрительном зале. Администрация тактично умалчивает, что с некоторых позиций сцену видно, мягко говоря, плохо. Другой предмет конфликта – запрет на возврат купленных билетов. Тут всё уже не так однозначно. Скорее всего, введя ограничения, администрация пытается противодействовать спекулянтам, которые давно и успешно наживаются на популярности главного театра страны.

Не секрет, что в Москве есть несколько театров или отдельных спектаклей, попасть на которые практически невозможно. Да, если задаться целью, то есть шанс попасть и в «Ленком» на «Юнону» и «Авось», и в Большой на «Щелкунчика» перед Новым годом. Но за удовольствие придётся платить. Причём мимо кассы. И скорее всего «Юнона» обойдётся тысяч в семь за место в партере, а «Щелкунчик» – в ту же, а то и в большую сумму, причём за ярус. (Справедливости ради нужно отметить, что центральная часть ярусов – это очень неплохо, если речь о новой сцене Большого.)

Почему не в кассу? Ответ прост: всё дело в перекупщиках билетов, или, как их ещё называют, «жучках». Бороться с ними пытаются давно и абсолютно безуспешно. Шутка ли, это одна из самых древнейших профессий теневого рынка, возникшая в Москве ещё в начале 60-х годов прошлого столетия. Именно тогда столица превратилась в настоящую театральную Мекку: открывались новые театры, появлялись смелые театральные постановки, культовые режиссёры и актёры. Тогда возникла и абсолютно рыночная, не свойственная социалистическому обществу проблема: разрыв между спросом и предложением. Если в цифрах, то дефицит был чудовищным. Спрос на некоторые спектакли Театра на Таганке превышал предложение в 200–300 раз.

Проблему попытались решить по-коммунистически: ввели распределительную систему, билеты стали распространять через партийные и производственные разнарядки, списки, очереди, переклички. Но результат оказался неожиданным: к процессу покупки-продажи билетов была подключена огромная масса посторонних людей, что создало почву для возникновения в Москве мощного «жучкового» бизнеса, который существует до сих пор. По экспертным оценкам, ежегодный оборот билетной мафии может доходить до 100 млн долларов, причём рынок растёт – в поле зрения давно попали не только узкоэстетские или классически культовые постановки, но и концерты популярных групп.

Классические перекупщики появляются у касс наиболее популярных театров и концертных залов за полтора-два часа до начала спектакля. Неприметные интеллигентные люди тихим вкрадчивым голосом предлагают по «смешной цене купить лишний билетик». Смешная цена обычно оказывается в несколько раз выше номинала. Так, по словам генерального директора Российского государственного театрального агентства, генерального продюсера театра Et Cetera Давида Смелянского, билеты на его спектакль «Сорри» шли у «жучков» по 100 долларов при официальной цене 500 рублей.

По теме

Неудивительно, что «жучок» – специальность довольно прибыльная: 2 тыс. долларов в месяц – это скорее нижняя планка их зарплаты, а недостатка в клиентуре обычно не бывает. Хороший специалист быстро обрастает связями, его координаты передают друзьям и знакомым, налаживается устойчивая система связей.

Правда, новые технологии никто не отменял – в последние годы у классических спекулянтов появились серьёзные конкуренты в виде всевозможных интернет-агентств. И это неудивительно: можно не опасаться рейдов милиции, клиентура идёт самотёком, находя нужные позиции через поисковые системы. А самое главное – такие компании застрахованы от недостаточного спроса на билеты. «Жучок» выкупает бумажные билеты за свои деньги. И если вдруг он не успел сбыть все купленные билеты до начала спектакля, то он «попал». Интернет-компании, напротив, бронируют билеты по телефону или через сеть, а выкупают их лишь в самый последний момент, когда под каждый билет уже найден покупатель.

Нельзя сказать, что власти бездействуют. В 2002 году Юрий Лужков попытался с этим бедствием бороться и подписал специальное распоряжение, по которому билеты в театр, на концерты и другие подобные мероприятия следует продавать по той цене, которая на них – билетах – указана. Нехорошим людям, искавшим баланс между спросом и предложением, были обещаны суровые меры наказания. Помогло это, прямо скажем, не очень. С тех пор количество фирм, запросто предлагающих лучшие билеты в любые театры, лишь увеличилось в десятки раз. В качестве одной из уловок стали применяться всевозможные сервисные сборы, то есть билет как будто бы продаётся по номиналу, а всё, что сверху, – за труды, за доставку. Формально всё чисто, предъявить обвинения крайне сложно.

Ещё одну попытку оставить перекупщиков билетов без дохода столичные власти предприняли в 2004–2005 годах. По распоряжению мэра все билетные кассы должны были подключить к единой автоматизированной системе, единый электронный билет должен был помешать «жучкам». К тому времени такая система уже действовала три года в Северной столице. Эта разработка, были уверены чиновники, позволит москвичам в любой городской театральной кассе приобретать билеты практически на любые мероприятия. Бланк билета должен был быть одинаковым для городских театров и даже иметь защиту в виде водяных знаков. В результате заядлый театрал, по идее, может выбирать из всех имеющихся в наличии билетов, а не бегать по городу в поисках «двойки» в пятом партерном ряду. Побочный эффект – рост числа городских театральных касс. Вот только инициатива опять осталась благим намерением и была реализована только частично. Причём не в последнюю очередь из-за позиции администраций

театров.

«По такой системе билеты всё равно можно купить с лотков в метро, а значит, их приходится печатать, – уверена завотделом реализации театра «Сатирикон» Ольга Томина. – Путаница была неизбежна. К тому же московские спекулянты настолько хитры, что лазейку найдут где угодно. Конечно, сначала возникло некоторое затишье в этом плане, однако потом всё вернулось на круги своя».

Действительно, в начале система нанесла удар по традиционным «жучкам». Если раньше кассир мог придержать билеты для нужного клиента, например знакомого перекупщика, теперь сделать это невозможно. Все билеты находятся в единой базе данных, и если кассир в одной кассе не будет продавать билеты на определённые мероприятия, то их продаст его коллега в кассе на другом конце города. Но едва ли не большинство столичных театров или вовсе не вошли в единую систему продажи билетов, или передают в неё не все билеты на свои спектакли. В числе тех, кто саботировал электронику, тот же Большой, который реализует через такую систему лишь небольшой процент билетов. Не говоря о том, что, как и было предсказано, «жучки» нашли способы поставить достижения цивилизации себе на службу, и зачастую они закупают билеты с помощью электронной базы.

«Мы сами несём убытки из-за «жучков», ощутимые убытки, – рассказал генеральный продюсер театра Et Cetera Давид Смелянский. – ».

Не сказать, чтобы театры бездействовали. «Мы везде рассказываем и призываем всех к бдительности, – поведали в Малом театре. – Убедительно просим наших зрителей не поощрять нелегальную продажу билетов. Заказать билеты на все спектакли можно на сайте Малого театра и по телефону. Кстати, при возврате билетов в случае замены или отмены спектакля в кассах театра можно получить только ту сумму, которая указана на билете. Помимо всего прочего Малый театр предлагает бесплатную доставку билетов по Москве при заказе четырёх и более билетов».

Тот же Большой едва ли не лидер в этой неравной борьбе. Руководству удалось создать гибкую систему цен на билеты, из-за чего труд работающих на Театральной площади перекупщиков стал менее рентабельным. Но назвать победой это никак нельзя. В самих театрах уверены, что есть ещё один способ помешать перепродавцам наживаться на билетах – запретить сдавать билеты за несколько часов до начала спектакля. В этом случае работа перекупщиков станет слишком рискованной, они будут бояться не сбыть билеты и просто уйдут с рынка. Хотя станет ли это панацеей – спорный вопрос. К тому же, как мы уже писали, такое положение действительно противоречит закону о защите прав потребителей.

Но самое главное – исторический опыт показывает, что изжить билетных спекулянтов нельзя в принципе. Простой пример: в США они уже давно стали неотъемлемой частью шоу-бизнеса и большого спорта. В итоге у театралов и желающих посетить классные матчи есть простой выбор – либо давиться в очередях или ловить билеты, когда их «выкинут» в Интернет, либо переплачивать, причём куда более серьёзные, чем в России, суммы. Даже в Китае, где за спекуляцию билетами человеку грозит несколько лет заключения, подобный бизнес широко развивается. Так что максимум, на что мы можем рассчитывать в итоге, это то, что хотя бы часть билетов будет доступна в кассах. Остальные – по очень рыночным ценам. И, к сожалению, ничего с этим не поделаешь.

Опубликовано:
Отредактировано: 27.06.2011 13:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх