// // Всё чаще громкие расследования лопаются, словно мыльные пузыри

Всё чаще громкие расследования лопаются, словно мыльные пузыри

623

Висякосный год

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Суд закрывает дело Александра Игнатенко, бывшего заместителя прокурора Московской области, по версии следствия, «крышевавшего» нелегальные игорные заведения Подмосковья. А тем временем бизнес основного подельника Игнатенко, предпринимателя Ивана Назарова, продолжает процветать, с той лишь разницей, что вместо «одноруких бандитов» прибыль ему теперь приносят розыгрыши лотереи «Бинго». В ходе судебных процессов одно за другим разваливаются десятки громких уголовных дел, подобных делу Минобороны или делу Росагролизинга, а вчерашние обвиняемые, которых, казалось бы, ожидают долгие годы тюрьмы, продолжают, как ни в чём не бывало, наслаждаться свободой. И чем дальше, тем чаще скандальные расследования, за которыми, по идее, должны были последовать показательные «посадки» влиятельных фигурантов, оборачиваются пшиком – почему?

Всего месяц назад Главная военная прокуратура утвердила решение о прекращении следственных действий в отношении Анатолия Сердюкова в связи с его амнистией, а заодно и о закрытии уголовного дела, в котором фигурировал бывший министр обороны. Это дело, напомним, было связано с незаконным строительством дороги к даче зятя бывшего министра стоимостью

56 млн рублей. Таким образом, скандальное дело Сердюкова, которое первый замглавы Комитета по конституционному законодательству Алексей Александров назвал «чудовищным позором для всей страны», лопнуло как мыльный пузырь ещё до суда. Одновременно с делом Сердюкова суд неожиданно закрыл другое не менее скандальное уголовное дело, в котором фигурировал глава «Ставрополь-Агролизинга» Владимир Ермолов. Его обвиняли в пропаже 1,2 млрд рублей. Считалось, что Ермолов мог дать показания против бывшего министра сельского хозяйства российского правительства Елены Скрынник – только представьте себе, чем мог закончиться подобный процесс. А чуть ранее развалилось ещё одно скандальное уголовное дело, фигурантом которого числился экс-замглавы Минсельхоза Алексей Бажанов. Что происходит, почему одно за другим лопаются обвинения против властей предержащих и их ближайшего окружения?

Фигуранты скандальных расследований выходят сухими из воды

В этом году подобных закрытых дел в отношении сильных мира сего стало уж как-то особенно много. В марте Следственный комитет России снимает все обвинения, инкриминировавшиеся бывшему начальнику департамента оперативного обеспечения Госнаркоконтроля генерал-лейтенанту Александру Бульбову, в отношении которого cледствие длилось, напомним, целых шесть лет! Одновременно было прекращено уголовное преследование секретаря генерала Марии Ковалёвой и бывшего заместителя начальника управления собственной безопасности ФСКН Юрия Гевала. В мае в Ленинградском областном суде развалилось громкое уголовное дело об организации убийства экс-председателя городского комитета по науке и высшей школе, ректора Государственного университета сервиса и экономики Александра Викторова: коллегия присяжных оправдала обвиняемого Виталия Ковалёва, поверив в алиби подсудимого. Тем временем Как-то странно всё это и подозрительно, не находите?

Что же касается экс-зампрокурора Московской области Игнатенко, то следователи не намерены прекращать его уголовное преследование, несмотря на, как пишут «Известия», «противодействие Генпрокуратуры РФ, которая не утверждает обвинительное заключение». На сегодняшний день Игнатенко остаётся единственным высокопоставленным фигурантом развалившегося к началу текущего года «игорного дела», в котором фактически не осталось обвиняемых, – Генпрокуратура отказалась утверждать обвинительные заключения. А ведь три года назад казалось, что дело, что называется, на мази: по обвинению в создании сети подпольных казино оперативники ФСБ задержали подмосковного бизнесмена Ивана Назарова и его помощников Марата Мамыева и Аллу Гусеву. Одновременно были возбуждены уголовные дела против сотрудников подмосковного ГУВД и нескольких высокопоставленных подмосковных прокуроров: под следствием оказались прокуроры Одинцовского и Серпуховского районов Роман Нищеменко и Олег Базылян, бывший начальник управления Московской областной прокуратуры Дмитрий Урумов и прокурор города Клина Эдуард Каплун. На момент ареста, по данным ФСБ, бизнесмену Назарову принадлежали 1,2 тыс. игральных автоматов в 15 городах Подмосковья, которые приносили ему до 10 млн долларов прибыли ежемесячно. Правда, из этих доходов, если верить свидетельским показаниям, Назарову доставалась лишь пятая часть, остальное уходило на взятки прокурорам и высокопоставленным офицерам МВД. А в конце прошлого года Назаров и Мамыев были неожиданно для многих амнистированы. При этом, как выяснилось, их бизнес практически не пострадал.

По теме

В громких уголовных делах пропадают ключевые свидетели

Практически все лопнувшие дела характеризуются одним схожим обстоятельством – в ходе их расследования исчезал ключевой свидетель. Так, в деле подмосковных прокуроров ключевым фигурантом числился водитель Марата Мамыева – Алексей Прилепский. На первый взгляд он был мелкой сошкой в теневом бизнесе, однако следствие именно его полагало самым ценным свидетелем. Прилепский считался посредником между владельцами подпольных казино и коррумпированными подмосковными прокурорами. Его родственники предполагают, что именно Прилепский отвозил взятки, в том числе и руководству Генпрокуратуры, много знал о высокопоставленных коррупционерах, из-за чего, собственно, и погиб. По утверждению вдовы шофёра Светланы Колесовой, владельцы сети подпольных казино, подозревая, что уже попали в оперативную разработку, спасали свои деньги, переводя их на банковские счета Прилепского. Речь шла о миллионах долларов. Допросить Прилепского как следует не успели – после начавшихся зимой 2011 года арестов ключевой свидетель неожиданно исчез. Нашли его труп с ножевыми ранениями через месяц после исчезновения, неподалёку от рыболовного клуба в подмосковном Литвинове.

Бесследно исчез и ключевой свидетель по делу Росагролизинга Олег Донских, сын бывшего первого секретаря Липецкого обкома КПСС Виктора Донских и приятель бывшего министра сельского хозяйства Елены Скрынник, с 2001 по 2009 год руководившей Росагролизингом. Олег Донских возглавлял липецкое областное управление сельского хозяйства, а ранее руководил подразделением Росагролизинга по ЦФО. По слухам, Донских был участником мошеннической схемы, которую, якобы, реализовывала экс-министр Скрынник. В итоге из бюджета Росагролизинга было похищено 454 млн рублей. Считается, что Донских бежал из России, опасаясь ареста, и теперь его разыскивает Интерпол, но не исключено, что ценного свидетеля уже нет в живых. А исчезновение Донских, как пишет The Moscow Post, – «часть плана по спасению Елены Скрынник от ответственности».

Большое число громких расследований снижает властям

их высокие рейтинги

Казалось бы, что мешает взять важных свидетелей под охрану, ведь в стране действуют соответствующие законы и правительственные акты? По мнению председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, основной «вал» наказаний связан с так называемой низовой коррупцией, в то время как преступления, связанные с хищениями бюджетных средств, по большей части так и остаются «висяками» по одной-единственной, но очень веской причине: «Дело в том, что масштабными хищениями занимаются организованные преступные группы, в которые входят в том числе и высокопоставленные чиновники». А возникновение большого количества громких уголовных дел власти невыгодно – падает рейтинг доверия, а у оппозиционеров, напротив, растёт.

Статистика свидетельствует, что девять из десяти уголовных дел, в которых фигурируют высокопоставленные чиновники федерального и регионального уровней, до суда не доходят. А из тех, что дошли, лишь порядка 16% заканчиваются судебными решениями. Из заведённых оперативниками уголовных дел в отношении властей предержащих раскрывается от 40 до 60% – в зависимости от статьи. По данным Верховного суда России, в прошлом году за коррупцию были осуждены 9,5 тыс. человек, при этом наибольшую часть осуждённых за получение взяток составили государственные и муниципальные служащие. Примечательно, что львиная доля осуждённых за взятки – 77% – приходится на тех, кто «заносил» или «принимал» суммы до 10 тыс. рублей. До 14% – на тех, кто давал или брал от 10 до 50 тысяч. И менее 1% всех случаев, по словам главы ВС Вячеслава Лебедева, пришлось на тех, кто имел дело со взятками свыше миллиона рублей.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.07.2014 16:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх