// // Виктору Вексельбергу показали в Ростове, как вести бизнес

Виктору Вексельбергу показали в Ростове, как вести бизнес

1281

Развод по-казачьи

2
В разделе

«Это Юг», – часто может слышать приезжий в Ростове-на-Дону. Почему здесь самые красивые девушки? Так ведь Юг. Почему водители гоняют по дорогам как умалишённые? Ну так опять же южная кровь.

Впрочем, не менее часто это объяснение применяется в политике и бизнесе. «Это Юг», – однажды сказали как отрезали одному состоятельному тюменцу с деньгами, пожелавшему выгодно приобрести в Ростове пятизвёздочный отель. Здание ему с удовольствием продали, а вот коммуникации – нет. Правда, узнал он об этом позже, когда в гостинице начали отключать воду и свет. Постояльцы разбежались, бизнес обрушился. В итоге с покупкой пришлось попрощаться. И такие истории тут не редкость. Причём чем больше денег стоит на кону, тем чаще звучит аргумент: «Это Юг, у нас свои правила».

Южный хаб ищет пассажиров

1 ноября 2014 года посреди продуваемой ветрами степи между Ростовом-на-Дону и Новочеркасском можно было заметить группу солидных мужчин, окружённых помощниками, охранниками и секретарями. Особенно среди них выделялись двое – губернатор Ростовской области Василий Голубев и председатель совета директоров группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг. Поводом для их выезда в поле стало открытие памятного знака в честь начала реализации проекта по строительству аэропортового комплекса Южный – первого в постсоветской эпохе аэропорта, строящегося с нуля.

Разговоры о том, что Ростову следует обзавестись современным аэропортом, ходили уже давно. Шанс реализовать давнюю мечту выпал после того, как ФИФА доверила России право принять у себя чемпионат мира по футболу 2018 года, выбрав донскую столицу в качестве одной из площадок проведения матчей. Строительство нового аэропорта, в который будут прилетать тысячи фанатов, стало частью программы подготовки страны к мундиалю.

Причём речь шла не просто об аэропорте – проект предусматривал создание целого комплекса по типу Франкфуртского, который стал бы узлом мирового авиасообщения на юге России.

Такая тяга к гигантомании, правда, породила много вопросов. Откуда возьмутся те 8 млн пассажиров, на которых рассчитан Южный хаб, как начали именовать будущий воздушный порт, если нынешний обслуживает дай бог 2 млн человек в год, причём подавляющее большинство рейсов – внутрироссийские? А обещанные 70 тыс. тонн грузооборота? Собираются вывозить в Париж донских раков? Наконец, на какие деньги будет строиться такая громада? Однако местные власти намекали: мол, вот о чём о чём, а о деньгах беспокоиться не придётся точно.

В июле 2011 года появилась официальная новость: Минтранс РФ, правительство Ростовской области и ГК «Ренова» заключили меморандум о строительстве международного аэропорта Южный. Вскоре было создано ОАО «Ростов-аэроинвест», 25% акций которого отошли областному ГУП «Ростовавтодортранс», а 75% – контролируемому «Реновой» ОАО «Аэропорты регионов». При этом сама «Ренова» заявила о готовности вложить в проект 16 млрд рублей.

По теме

«Ренова» берёт добро

Инвестировать столь гигантскую сумму в строительство аэропорта, из которого неизвестно, сколько пассажиров будет летать? Конечно, Виктор Вексельберг входит в число богатейших людей страны, но богачи как раз и отличаются тем, что хорошо умеют считать деньги. Но очень быстро стало известно: взамен на инвестиции в Южный хаб компания Вексельберга получит земли действующего ростовского аэропорта, который будет закрыт после окончания строительства нынешнего.

Территория действующего порта составляет 400 гектаров в городской черте рядом с развитой транспортной инфраструктурой. Одна лишь застройка этого участка жилыми высот-

ками может принести баснословные деньги, способные окупить вложения в аэропорт, даже если он будет стоять пустым. Ещё бы сам Вексельберг не оценил проект как «очень многообещающий с точки зрения инвестиций»!

Однако возникла загвоздка: старый аэропорт находился под контролем местного предпринимателя Ивана Саввиди, который в принципе не соглашался терять столь ценный актив.

Но – помните? – это Юг! Поначалу Саввиди намекнули уступить аэропорт по-хорошему. Когда же тот решил бороться за свои деньги до конца, на него обрушилась «тяжёлая артиллерия». Озаботившись правами рядовых акционеров – сотрудников аэропорта и ветеранов авиации, – в течение многих лет не получавших по вине плохого Саввиди причитающиеся им дивиденды, минимущество Ростовской области подало иск в местный Арбитражный суд, который принял решение о незаконности действий подконтрольного предпринимателю совета директоров аэропорта. Затем арбитраж наложил обеспечительные меры по исполнению своих предыдущих решений, лишив права голоса оппонентов из подконтрольного Саввиди совета директоров ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону».

В итоге был избран новый совет, в состав которого вошли кандидаты от правительства области. Таким образом операция по взятию аэропорта под контроль губернскими властями оказалась завершена. Спустя неделю после выборов стало известно: ФАС разрешила компании Вексельберга купить действующий ростовский аэропорт. Сам Иван Саввиди, потерявший контроль над воздушной гаванью, позже охарактеризовал всю эту ситуацию как «рейдерский захват».

То, что глава «Реновы», похоже, пользуется самой полной поддержкой губернатора Василия Голубева, проявилось ещё более очевидно. В сентябре 2014-го холдинг «Базэл Аэро» Олега Дерипаски обратился с жалобой к главе ФАС Игорю Артемьеву. Предметом её стало соглашение о строительстве Южного хаба, заключённое между Минтрансом, правительством Ростовской области и «Реновой». Как указывал заявитель, региональные власти выбрали инвестора для реализации крупнейшего в России инфраструктурного проекта в сфере гражданских авиаперевозок вообще без проведения конкурса, чем, по их мнению, прямо нарушили антимонопольное законодательство! Тогда как желающих поучаствовать в освоении 18 млрд рублей, которые, со своей стороны, выделяет федеральный бюджет на постройку аэропорта, наверняка нашлось бы немало. Однако в донском правительстве с самого начала, похоже, видели в партнёрах исключительно Виктора Вексельберга. С чего бы вдруг такая любовь?

Любовь прошла?

Однако любовь, как известно, вещь непредсказуемая. Хуже того – проходящая.

17 февраля состоялось заседание совета директоров ОАО «Аэропорт Ростов-на-Дону». Шестеро заседающих ныне в нём представляют компанию Вексельберга «Аэропорты регионов», один – Валерий Осыченко – правительство области. Вопреки всем ожиданиям он выступил против того, чтобы аэропорт донской столицы перешёл под управление компании Виктора Вексельберга.

Что же произошло? Неужели взаимная приязнь олигарха и донского губернатора дала трещину?

Как сообщает газета The Moscow Post, на Василия Голубева мог оказать «определённое давление» хозяин холдинга «Новапорт» Роман Троценко, который является советником главы «Роснефти» Игоря Сечина. По информации издания, Троценко и сам очень интересовался ростовским аэропортом, однако тягаться с Вексельбергом не смог. И вот теперь владелец «Новапорта» якобы смог найти выход на Василия Голубева через своего патрона Игоря Сечина, с аппаратным весом которого не идёт в сравнение никакой олигарх. Тем более что «Роснефть» ведёт проекты в Ростовской области, отчего лишний рычаг давления имеется.

«Очевидно, что условия господина Троценко могли показаться губернатору более выгодными, чем предложение Вексельберга, – пишет The Moscow Post. – Не исключено, что именно поэтому Голубев решил дать хозяину «Реновы» от ворот поворот.

Похоже, что вскоре Вексельбергу придётся сражаться уже не с одним Саввиди, а с возможным союзом Голубева и Троценко. Так что теперь хозяин «Реновы» рискует потерять свой ростовский актив».

А заодно, добавим, и на собственном опыте испытать, что же это такое – Юг.

Опубликовано:
Отредактировано: 04.03.2015 12:55
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх