// // Великая княгиня Татьяна отказалась от трона ради брака с корнетом

Великая княгиня Татьяна отказалась от трона ради брака с корнетом

1201

Романова о любви

Брак Константина и Татьяны был счастливым, но закончился
трагически
Брак Константина и Татьяны был счастливым, но закончился трагически
В разделе

Когда в Спасо-Вознесенском женском монастыре Иерусалима в 1979 году умерла настоятельница, мало кто знал, кем матушка Тамара была в своей мирской жизни. А была она правнучкой российского императора Николая Первого, дочерью великого князя Константина Романова и женой грузинского князя Константина Багратион-Мухранского. Собственно, встреча с Багратион-Мухранским и перевернула всю её размеренную жизнь при дворе императора Николая Второго...

С князем Константином Татьяна впервые встретилась зимой 1910 года в Осташеве – имении великого князя Константина, отца Татьяны и дяди императора Николая Второго.

Корнет Кавалергардского полка Багратион-Мухранский получил приглашение на вечерний чай, во время которого молодые люди почувствовали, как им удивительно легко и интересно вместе. Великую княгиню Татьяну веселили рассказы князя Константина, а тот не мог прийти в себя от очарования своей собеседницы. Вскоре визиты грузинского князя в Осташево и Мраморный дворец в Петербурге, где жила семья великой княгини, стали регулярными.

Когда отцу стало известно, что дело дошло до немыслимого – поцелуев! – он решился поговорить с Татьяной. В конце разговора пригрозил, что если дочь выйдет замуж за грузинского князя, то ни о каком содержании из царской казны не может быть и речи. Но перспектива лишиться денег Татьяну не испугала. И отношения с Багратион-Мухранским продолжались.

В конце концов великий князь Константин Константинович решил поговорить с влюблённым грузином.

– Вам, молодой человек, должно быть известно, – сказал великий князь, – что род Романовых может сочетаться браком только с представителем равной фамилии.

Однако Багратион-Мухранский отступать не собирался.

– Да будет вам известно, Ваше Высочество, – ответил молодой князь, – что род Багратионов ничуть не ниже, чем род Романовых.

Подобная вольность не могла остаться безнаказанной. Князь Константин Багратион-Мухранский был на следующий же день выслан из Санкт-Петербурга в Тифлис, откуда он должен был уехать в Тегеран. А Татьяну, дабы она поскорее смогла позабыть своего грузинского друга, отправили в Крым погостить к тётке, вдовствующей императрице Марии Фёдоровне. Татьяна подчинилась воле отца.

«Тебе надо остыть, – напутствовал дочь перед отъездом в Крым великий князь. – И через год ты поймёшь, что создана для другого брака». И добавил, что при выборе мужа важно не только чувство, но и кровь, которая течёт в жилах будущего мужа.

В Крыму её излюбленным чтением стала книга «Царица Тамара, или Время расцвета Грузии». Эту брошюру профессора Марра ей прислала мать, великая княгиня Елизавета Маврикиевна. Втайне от мужа она вовсе не была против того, чтобы их зятем стал Багратион.

В конце концов вдовствующая императрица, каждый день наблюдавшая за племянницей, попросила своего сына вернуть молодого корнета с Кавказа. Николай Второй не мог ослушаться матери, и в скором времени князь Константин смог покинуть место своей ссылки. И устремился, конечно же, в Крым, где находилась его Татьяна.

Императрица Мария Фёдоровна не стала мешать встречам молодых. Каждое утро князь являлся в императорский дворец, где весь день проводил подле своей обожаемой Татьяны. Идиллию чуть было не разрушил внезапный приезд в Крым великого князя Константина Константиновича. Он соскучился по дочери и решил навестить её. Каково же было его удивление, когда во дворе императорского дворца его взору предстала следующая картина: в гамаке сидела Татьяна, а подле её ног находился не кто иной, как высланный из Санкт-Петербурга грузинский князь. Пока все пребывали в растерянности, Татьяна бросилась перед отцом на колени и попросила благословить её на брак с князем Константином.

По теме

«Мы любим друг друга и только вместе сможем быть счастливы», – сказала она.

Великого князя тронула речь дочери, да и настойчивость Багратион-Мухранского пришлась ему по душе. Но разрешение на брак мог дать только император. По воспоминаниям родного брата Татьяны великого князя Гавриила Константиновича, Николай Второй, спросив позволения матери, императрицы Марии Фёдоровны, внёс изменение в закон о браках для членов императорской семьи.

Потом Николай Второй признался матери Татьяны, что целых три месяца не мог осмелиться поговорить с императрицей на эту тему. А когда наконец решился, то услышал в ответ только три слова: «Давно пора переменить».

Помолвка состоялась во дворцовой церкви в Ореанде 1 мая 1911 года – в день святой царицы Тамары. Перед тем как отправиться в церковь, Татьяна, как правнучка Николая Первого, подписала отречение от права на российский престол. Свадьбу играли в Павловске в загородном дворце великого князя Константина. Среди гостей была и родная тётка жениха, княгиня Багратион-Мухранская, приехавшая из Тифлиса. Она была единственной, кто не встал со своего места, когда к ней подошёл государь, тоже присутствовавший на торжестве. Подобную вольность мог позволить себе только представитель царской фамилии. Гости замерли в ожидании развязки. Но Николай Второй сделал вид, что именно так и должно быть, и обменялся с грузинской княгиней несколькими любезностями.

Через год после свадьбы у Татьяны и Константина родился сын, которому дали грузинское имя Теймураз. В 1914 году у супругов родилась дочь Наталья. Но праздничное настроение сохранялось недолго: началась Первая мировая война. Флигель-адъютант поручик Константин Багратион-Мухранский отправился на фронт. Татьяна с детьми осталась в Павловске, где жила в родительском дворце и ждала возвращения мужа.

Брат великой княгини Гавриил описал свою последнюю встречу с мужем сестры: «Весной приехал с фронта Костя Багратион, муж Татианы, служивший в Кавалергардском полку. Он мечтал перейти на время в пехоту, потому что благодаря страшным потерям в пехоте недоставало офицеров... Конечно, Татиане желание мужа перейти в пехоту было не особенно по душе, но она согласилась. Костя Багратион был замечательный офицер. Он имел Георгиевское оружие... Вскоре Костя уехал на фронт, и так я больше никогда его и не видел. 20 мая утром я получил записку от матушки, в которой она сообщала, что Костя убит. Ген. Брусилов, командовавший Юго-Западным фронтом, телеграфировал отцу, что Багратион пал смертью храбрых 19 мая под Львовом. Он командовал ротой и был убит пулей в лоб чуть ли не в первом бою... Когда я пришёл к Татиане, она сидела в Пилястровом зале и была очень спокойна. Слава Богу, она очень верующий человек и приняла постигший её тяжкий удар с христианским смирением. Она не надела чёрного платья, а надела всё белое, что как-то особенно подчёркивало её несчастье. В тот же день вечером была панихида в церкви Павловского дворца, на которую приехали их величества с великими княжнами и много публики... Татиана уехала на Кавказ на похороны мужа».

Хоронить князя должны были в древней столице Грузии Мцхете в соборе Светицховели. Местные газеты писали, что вдова отдала распоряжение приобрести все цветы, которые будут в эти дни продаваться в Тифлисе, и отвезти их во Мцхету.

Собираясь на похороны, Татьяна зашла попрощаться с отцом. Благословение, полученное ею от великого князя, оказалось последним – через два дня после похорон мужа княгиня получила телеграмму о его кончине. А череда потерь и испытаний тем временем набирала свои обороты. После октябрьского большевистского переворота в 1917 году Татьяна вместе с детьми, заботу о которых взял на себя родной брат её отца великий князь Дмитрий Константинович, была отправлена в ссылку. Вскоре из ссылки их потребовали вернуться обратно в Петроград, где великий князь будет расстрелян. А из Алапаевска в это время придёт другая трагическая весть – в шахту были живьём сброшены родные братья Татьяны и великая княгиня Елизавета Фёдоровна.

Бежать из России Татьяне Романовой и её детям помог адъютант дяди, великого князя Дмитрия Константиновича, Александр Короченцов. Обустроившись в Швейцарии, Татьяна приняла решение выйти за него, фактически спасшего жизнь ей и её детям, замуж. В октябре 1921 года состоялась свадьба, но через три месяца Короченцова не стало...

Татьяна Романова сделала всё, чтобы её дети получили достойное образование и стали самостоятельными людьми. Дочь Наталья посвятила себя семье. А сын Теймураз, одно время ухаживавший за великой княгиней Леонидой Георгиевной Багратион-Мухранской, позже стал директором Толстовского фонда в Нью-Йорке. Исполнив материнский долг, Татьяна сделала то, о чём всегда мечтал её отец.

Великий князь Константин Константинович даже спрашивал позволения императора Александра Третьего уйти в монастырь. На что царь ответил: «Если мы, Костя, станем монахами, кто же России служить будет?»

Татьяна Романова приняла постриг в Швейцарии в 1946 году и стала монахиней Тамарой, приняв имя в честь святой царицы родной страны её мужа. Когда она приезжала в Женеву, то неизменно останавливалась в доме племянницы Константина Багратион-Мухранского Татьяны. Тёзка великой княжны – сегодня ей уже за 80 – рассказывала мне, что у матушки Тамары были изумительный характер и замечательное чувство юмора. До пострижения в монахини она держала дома собаку, которую называла Мегобар, что в переводе с грузинского означает «друг».

– её родной тётки, благодаря беседам с которой она поняла многое о вере и Боге. А с 1951 года монахиня Тамара стала настоятельницей Свято-Вознесенского женского монастыря.

Не стало её 15 августа 1979 года – в день Успения Пресвятой Богородицы. Матушке Тамаре было 89 лет....

Опубликовано:
Отредактировано: 03.10.2011 12:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх