// // Ведущее авиаконструкторское бюро России представило истребитель «переходного периода»

Ведущее авиаконструкторское бюро России представило истребитель «переходного периода»

651

«Сушка» недопятая

Фото: Сергей Тетерин
Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Несколько дней назад прославленное конструкторское бюро Сухого с помпой представило публике свою новейшую разработку – многоцелевой истребитель Су-35. В небе подмосковного Жуковского лётчик-ас Сергей Богдан демонстрировал чудеса пилотирования. Публика визжала от восторга, дивясь чуду отечественного авиастроения. Невесел был лишь генеральный директор компании «Сухой» Михаил Погосян. Он отвечал на вопросы журналистов как-то подозрительно безрадостно. Да, новинку освоим скоро, к 2012 году самолёт будет запущен в серию. Да, отличия от предыдущих «сушек» имеются. Но они отнюдь не революционны: 35-я вовсе не является, как уверяли ранее, истребителем нового, пятого поколения. Отечественные лётчики эту неприятность, возможно, ещё как-то переживут, а вот на международном рынке, где у российского авиапрома образовалась какая-никакая постоянная клиентура, это может отразиться не лучшим образом.

Внешне Су-35, конечно, впечатляет. Но, как объяснили знатоки, впечатляет он лишь доверчивого профана. Любой специалист, мало-мальски разбирающийся в предмете, легко сообразит, что, по сути, 35-я недалеко «улетела» от 27-й модели, разработка которой уходит своими корнями в далёкий 1977 год. Более того, в документах эта модель до недавнего времени числилась под наименованием Су-27М, иначе говоря, она и задумывалась-то всего лишь как модернизированная версия самой знаменитой «сушки». Вывеску, впрочем, в последний момент сменили: всё-таки не дело выдавать за пятое поколение всего лишь несколько модернизированное четвёртое. А чтобы лучше понять, в чём же заключается отличие одного поколения реактивных истребителей от другого, проведём небольшой ликбез.

Всего в военной авиации различают два поколения так называемых дозвуковых реактивных истребителей и пять поколений сверхзвуковых. К первому поколению дозвуковых самолётов относят советские Миг-9 и Як-15, поступившие на вооружение в далёком 1946 году. Однако в те времена прогресс в отечественном самолётостроении шёл семимильными шагами, и уже три года спустя появились истребители второго поколения, к ним принадлежали знаменитые Миг-15 и Миг-17, попортившие немало крови американцам и в Корее, и даже во Вьетнаме.

Примерно в середине 50-х началась эра сверхзвуковых машин, и отечественные Миг-19 уже по праву считались одними из лучших. К концу 50-х, когда появилось второе поколение сверхзвуковых истребителей, наши Миг-21, Су-7, Су-9 и Су-11 легко конкурировали с французскими «Миражами» и американскими «Фантомами». А третье поколение машин появилось лишь 10 лет спустя, и настало время, когда у наших ВВС появилась самая широкая линейка таких самолётов: три модели Мигов (23, 25, 27) и аж четыре «сушки» (15, 17, 20, 22). Для сравнения: у американцев на вооружении было лишь три модели «Фантомов» этого поколения, а у французов – две модификации «Миражей». И на тот момент отечественная боевая авиация по уровню своего развития легко обставляла всех конкурентов и по количеству разработок, и по их качеству.

А в первой половине 70-х появилось четвёртое, для нас, увы, последнее поколение реактивных сверхзвуковых самолётов. «Вечно молодые» Миг-29 и Су-27, до сих пор на ура раскупаемые не только неприхотливыми малайзийцами, индийцами, индонезийцами, но и кое-что смыслящим в современной авиации (по его же словам) Уго Чавесом, стали для российского военного авиапрома прижизненным памятником собственным былым заслугам.

Американцы, в отличие от нас, не успокоились на лаврах, а пошли дальше: в 2003 году на вооружение ВВС США поступил F-22 «Раптор», гордо именуемый «многоцелевым тактическим истребителем». Пентагон заказал три сотни таких машин, каждая из которых обошлась американским налогоплательщикам в 100 млн. долларов. А у нас дело застопорилось. С одной стороны, неудивительно: до пятого ли поколения «файтеров» было нашим разработчикам в 90-е? С другой – у нас к тому времени уже был какой-никакой рынок военной техники, российское оружие пользовалось заслуженным авторитетом у покупателей за рубежом и приносило немалый доход в бюджет страны. Во всяком случае, хватило же у отечественного танкостроения ума или изворотливости, чтобы продолжать развиваться. А с авиацией как-то не сложилось. Может быть, потому, что разработка нового самолёта стоит на порядок дороже разработки танка. А быть может, наши разработчики попросту почили на лаврах.

По теме

Ещё необходимо пояснить, чем же всё-таки . По словам Михаила Погосяна, бортовое оборудование Су-35 будет и вправду несколько отличаться от начинки 27-й: «Кабина будет усовершенствована так, чтобы пилоты, набившие руку на управлении этим истребителем, легко бы переучивались для полётов на машинах пятого поколения». Намёк понятен: господа малайзийцы, налетайте, вот она, почти новая машина по почти старым ценам, а за новой придёте чуть позже.

Но когда это – позже? Сколько можно ждать появления истребителя пятого поколения, если «недопятую» Су-35 нам обещают запустить в серию только к 2012 году? А, со слов генерального директора компании «Сухой», окончательно самолёт пятого поколения у нас появится «не раньше 2015 года», причём речь идёт не о серийном выпуске, а лишь о готовности опытного образца.

Отставание от американцев очевидно. Действительно, пришло время для хотя бы чисто косметического перевооружения российских ВВС. Но главное даже не в этом: наши самолёты стали всё реже покупать за рубежом. А теперь того и гляди рынок могут полностью захватить американцы, продвигающие уже вторую разработку в рамках пятого поколения истребителей – F-35. И одной дружбы с Чавесом уже будет мало, чтобы продавать ему наши «сушки». И вот, несколько лет назад Министерство обороны России объявило тендер на создание отечественного сверхзвукового истребителя пятого поколения.

В тендере приняли участие давнишние конкуренты – «ОКБ Сухого» и РСК «МиГ». «Микояновцы» представили принципиально новую разработку многофункционального истребителя (МФИ) так называемого «Проекта 1-42», а «Сухой» показал Су-47 «Беркут». Несмотря на то что, по словам разбирающихся людей, 47-я была не чем иным, как очередной «перепевкой» всё той же 27-й модели, в тендере победили именно представители «Сухого». Говорят, что, мол, представленная «сушка» разрабатывалась дольше, примерно с середины 90-х, и это решило исход тендера. Мол, первый испытательный полёт детища конструкторов «Сухого» состоялся в сентябре 1997 года, а «изделие 1-42» от «Микояна» взлетело в воздух лишь зимой 2000-го. А значит, инженеры «Сухого» работали дольше, могли уделить новинке больше внимания – наверное, так рассуждали военные, решавшие судьбу тендера.

Но эксперты, не один десяток лет отдавшие испытаниям самых современных военных самолётов, вспоминали, что в своё время примерно то же самое происходило и со стратегическими бомбардировщиками: отличные самолёты показывал «Ильюшин» и целый ряд других ОКБ, а тендеры неизменно выигрывал Туполев. Хотя его разработки во всех отношениях были далеко не безупречны и зачастую проигрывали конкурентам по целому ряду характеристик. А нынче, говорят, всё повторяется, только вместо «тушек» нынче бал правят «сушки».

Говорят, генералов, решавших, кому отдать тендер, покорила изюминка Су-47 – применение крыла обратной стреловидности. Мол, это совершенно новая разработка, аналогов в мире нет. Да как сказать: исследования аэродинамических преимуществ крыла с обратной стреловидностью велись ещё в нацистской Германии, «Юнкерс» даже построил опытный образец Ju-287, правда числившийся не истребителем, а тяжёлым бомбардировщиком. Трудно сказать, то ли немцам не хватило времени довести разработку до конца, то ли крыло вело себя как-то не так, но только до начала 80-х об изящном инженерном решении германских конструкторов в мире отчего-то больше не вспоминали. А в 80-х к этой идее вернулись американцы, представившие экспериментальный образец X-29A (его построила и безуспешно пыталась «впарить» Пентагону сравнительно малоизвестная фирма «Грумман»). И снова всё заглохло. Вот теперь и наши вспомнили.

После того как в 2002 году судьба тендера окончательно решилась в пользу «ОКБ Сухого», генералы поставили разработчикам условие: работа над истребителем должна быть закончена к 2007 году. Надо ли говорить, что с этим условием инженеры «Сухого» не справились, да и могло ли быть по-другому, если реальной программы работы над пятым поколением у них и в помине не было! То, что предлагалось, в ОКБ называли не иначе как «четыре с полтиной», намекая на то, что модель будет в лучшем случае переходная от четвёртого поколения к пятому. Теперь это вынужден был публично признать и генеральный директор Михаил Погосян, демонстрируя в Жуковском восторженной публике свою «новинку». Хотя жаловаться ему вроде бы не с руки: тендер-то выиграли, и «МиГу» уже не обломится, хотя бы потому, что там работы над «пятой серией» были приостановлены. Время упущено, не вернёшь.

Высокотехнологичные военные разработки у нас хотя и не столь высокотехнологичные, как раньше, но оттого не менее засекреченные, а может, даже больше.

В общем, в «ОКБ Сухого» сделали всё, чтобы как следует «наодеколонить» проект, проведя шумную пиар-акцию в Жуковском, но от самолёта по-прежнему попахивает нафталином 30-летней давности. И на фоне вышеозначенного нескрываемый пессимизм Михаила Погосяна уже не кажется чем-то странным: мол, мы планируем выпускать по 20 самолётов Су-35 в год. Нет, конечно, мы можем и больше, хоть 30, хоть 40, вот только… директор чуть не проговорился, мол, кому оно всё нужно, это старьё, но вовремя одумался: «Всё-таки мы ещё не знаем, каков будет спрос на эти самолёты». А каков спрос? Можно себе представить: все наши потенциальные покупатели – Индия, Индонезия, Малайзия и Венесуэла – уже закупили достаточно «двадцать седьмых», причём совсем недавно. И вряд ли захотят сменить шило на мыло, потратив далеко не лишние средства из государственного бюджета.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.07.2008 13:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх