// // В российском городке, пострадавшем от обстрела, в украинцах не видят врагов

В российском городке, пострадавшем от обстрела, в украинцах не видят врагов

367

Не укропы, а соседи

В российском городке, пострадавшем от обстрела, в украинцах не видят врагов
В разделе

13 июля в результате обстрела фугасами погиб житель Донецка – не того, украинского, вокруг которого идут бои, а российского – маленького города в Ростовской области. Снаряды и мины прилетали c Украины на российскую территорию и прежде, однако, к счастью, обходилось без жертв. Теперь роковой рубеж оказался пройден. Как живётся в городе, где в любую минуту с неба может прилететь смерть?

Балтийская, 47 – вот адрес, по которому прилетел тот фатальный фугас, унеся жизнь Андрея Шулятьева.

– Хороший мужик был, – говорят соседи. – Работал на заводе, в кузнечно-штамповочном цехе. Четверо детей у него осталось.

Как вспоминают очевидцы, стрельба на границе продолжалась всю ночь. Под утро начали рваться фугасы. Но к канонаде в Донецке уже привыкли. Вот и Шулятьев с утра завёл старенький мотоцикл и отвёз жену на работу. Вернувшись, подошёл к калитке – в эту секунду прямо в соседнем дворе раздался взрыв. Через миг – ещё один, уже рядом с ним. Шулятьеву осколком оторвало руку. Истекая кровью, Андрей кричал детям, чтобы они спрятались в подвале.

– Я сперва кинулась было на улицу, к отцу, – рассказывает дочь погибшего Ирина. – Но тут брат закричал от страха, пришлось с ним бежать в погреб. Пока всё затихло, пока приехала «скорая», папа умер…

Андрей Шулятьев оказался не единственной жертвой. Первый взрыв накрыл дом пенсионерки Феоктисты Петровны. Вместе с дочкой 82-летнюю женщину взрывной волной пронесло через всю комнату. Женщинам повезло — дом хоть и старенький, но спас. Во дворе, куда упали два снаряда, осколками пробило железо и бетон. Воронка от фугаса по сей день привлекает к себе внимание мальчишек, которые роются в ней в надежде найти осколки. А взрослые опасаются, что таких «сувениров» может скоро стать очень много.

Жизнь у линии фронта

Если бы ещё полгода назад кому-нибудь из местных жителей сказали, что Донецк скоро станет прифронтовым, большинство из них только бы посмеялись. До горячих точек далеко, а Украина... Так ведь там живут точно такие же люди. Только валюта другая и президент другой.

Маленький шахтёрский Донецк стоит на самой границе. На другой стороне – украинский посёлок Изварино. За день любой житель мог перейти границу раз пять. В Изварино ходили кто на работу, кто к тёщам-братьям-кумовьям, а чаще за продуктами – на Украине они стоили дешевле, да и считались повкуснее российских. Изваринцы, в свою очередь, ездили в Донецк заправлять машины дешёвым российским бензином. А под покровом ночи туда-сюда сновали контрабандисты.

Теперь всего этого нет. Границу – весьма условную, не обозначенную никакими столбами – охраняют военные. Да и идти туда, где рвутся снаряды, у жителей Донецка нет никакого желания. В результате кто-то сидит без работы, а кто-то считает деньги: украинские товары исчезли с прилавков, а российские аналоги заметно прибавили в цене. Вот уж действительно, кому война…

О чём теперь говорят дончане? Чтобы узнать настроения, достаточно зайти на местный рынок. Прежние пересуды о дорожающей «коммуналке», футболе и воспитании детей сменили разговоры о политике. Жители пытаются понять: сколько ещё продлится весь этот бедлам? Но, как ни странно, в том, что город вдруг превратился во фронтовую зону, украинцев никто не обвиняет. И слова «укропы» и «бандеры», которые постоянно звучат в остальной России, здесь тоже не услышишь нигде. Прожив десятки лет бок о бок, невозможно в одночасье записать соседей во врагов и убийц. Ведь войну ведут политики, а разгребают её народы.

По теме

Это ярче всего проявилось и в отношении к беженцам. В палаточном лагере, выросшем близ Донецка, рассказывают: однажды сюда приехала молодая пара. Ольга и Андрей решили взять к себе на постой кого-то из украинцев. Собирались пригласить одну семью – в итоге уехали с двумя. «У нас ещё дача есть – мы туда переедем, а в квартире пусть люди живут, они и так намучались», – пояснили они.

Колдунья предсказала конец войне

По вечерам на окраинах Донецка бесстрашные местные аборигены занимают места на старых шахтных терриконах, вооружаются биноклями и ведут наблюдение. Они уже настолько «в теме», что с лёгкостью определяют, кто, из чего и куда стреляет. Этот трудно понятный экстрим вносит в жизнь дончан некоторое разнообразие.

Тем временем жизнь в городе течёт, может, не так спокойно, как раньше, но по тому же руслу. Дети отдыхают на каникулах, молодые люди влюбляются и женятся, старики воспитывают внуков, а события сменяют друг друга привычной чередой. Только все они хоть так, хоть иначе касаются Украины. Недавно город облетела история. Из уст в уста жители передают байку о ехавшей в автобусе местной бабке-колдунье, которая якобы предсказала скорый конец войны. Выходя, в подтверждение своих слов она пообещала, что на следующей остановке в автобус войдёт беременная женщина и сядет на её место. Ко всеобщему изумлению, так и случилось. Сказки, скажете вы? Ну, конечно, сказки. Но придумывает их народ потому, что хочет в это верить. Люди просто устали и хотят жить по-человечески. Чтобы Донецк снова стал маленьким и незаметным, как раньше. Просто городом с мирной границей и безопасным небом.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.07.2014 14:13
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх