// // Вместе с крымскими татарами на полуостров «репатриировались» узбеки с таджиками, являющиеся приверженцами радикального ислама

Вместе с крымскими татарами на полуостров «репатриировались» узбеки с таджиками, являющиеся приверженцами радикального ислама

1321

В Крыму крепнет влияние «партии шайтана»

Фото:news.online.ua
Фото:news.online.ua
В разделе

Сложно сказать, сколько на самом деле среди тех, кого в Крыму называют крымскими татарами, собственно, крымских татар. В конце восьмидесятых годов прошлого века, когда началась репатриация в Крым изгнанных за предательство и коллаборационизм во время Великой Отечественной «коренных жителей», на полуострове оказалось немало узбеков, таджиков и турок-месхетинцев, выдавших себя за крымских татар.

Спрашиваете, зачем эти люди хлынули на чужбину? Ответ прост: в бывших союзных республиках, откуда репатриировались крымские татары, уже начинались волнения. Ферганские события в Узбекистане, из-за которых пришлось бежать ста тысячам туркам-месхетинцам, братоубийственная война «юрчиков» с «вовчиками» в Таджикистане – вот и наполнился Крым в одночасье приезжими.

Плюс узбеки и таджики

Крымским татарам подобное положение дел было на руку. Чистая математика: считается, что для того, чтобы контролировать территорию, необходимо порядка 25 процентов мононационального населения. Косовским албанцам, как показала история, этой «золотой четверти» вполне хватило. Хватило бы и крымским татарам – если бы искомую четверть удалось наскрести. А как наскрести, если и депортировали-то из Крыма в 1944-м немногим более 180 тысяч человек, а по состоянию на 1987 год в СССР проживало не более 150 тысяч крымских татар? Против двухмиллионного славянского населения полуострова – как-то неубедительно выходит. И что, репатриировать турок, чьими предками числились крымские татары? Да не больно-то много найдётся желающих. И частью тех, кто руководил репатриацией, было принято решение – выдавать за крымских татар турок-месхетинцев, узбеков и таджиков. Чтобы создать эффект массовости.

Узбеки и таджики, и особенно турки-месхетинцы, соглашались на отъезд запросто. Во-первых, в собственных республиках было неспокойно. Во-вторых, будущее руководство меджлиса – незаконного представительского органа крымских татар, - обещало единоверцам неплохие подъёмные, до 10 тысяч долларов на человека. Очень большие по тем временам деньги. Так что до начала 90-х в Крыму, помимо 150 тысяч реальных «возвращенцев», оказалось порядка 45 тысяч турок-месхетинцев и по 15 тысяч узбеков с таджиками. Естественно, оформляли их как крымских татар. Правда, ужиться с реальными крымскими татарами им всё-таки не удалось, и узбеки с таджиками расселились по Белогорскому и Джанкойскому районам, а месхетинцы обосновались в Северном Крыму и неподалёку от Керчи.

Под влиянием «хизбов»

Надо сказать, что внешне все эти народности очень существенно отличаются друг от друга, и намётанный глаз запросто отличит настоящего крымского татарина от того, кто себя за него выдаёт. Отличается и их духовенство - безусых таджикских мулл с окладистыми бородами вообще трудно с кем бы то ни было перепутать. Но главные отличия оказались отнюдь не внешними.

С начала девяностых годов в Узбекистане и Таджикистане пышным цветом расцвели радикальные исламские группировки, в частности, запрещённая в России «Хизб ут-Тахрир». Поскольку в Крыму действовали украинские законы, не возбранявшие деятельности исламских радикалов, таджикская и узбекская общины быстро попали под влияние «хизбов». Год от года стали ухудшаться их отношения с крымскими татарами, и в особенности с меджлисом, руководство которого почувствовало острую конкуренцию со стороны более радикально настроенных единоверцев. В «одиозную секту» или «партию шайтанов», как называют «хизбов» представители традиционных течений ислама, начали вступать и крымские татары. Конференции «Хизб ут-Тахрир» в Крыму собирали до тысячи участников, а пикеты – от трёх до шести тысяч человек. Кстати, такой нюанс: недавние волнения возле здания Верховного Совета Крыма, после которых административные здания на полуострове вынуждены были взять под контроль отряды самообороны, спровоцировали именно представители «Хизб ут-Тахрир», а не меджлиса, как принято считать. Представители последнего не смогли бы собрать на улице и нескольких сотен сторонников. И вынуждены были попросить о подмоге тех, с кем они до недавнего времени находились в весьма натянутых отношениях – «хизбов».

По теме

Почему же официальный Киев не то, чтобы не препятствовал – поощрял присутствие радикалов на полуострове? Дело в том, что украинские власти в отношении Крыма проводили политику «разделяй и властвуй». Слишком велико влияние крымских татар из лояльного Москве и Казани НДКТ? Уравновесим их ОКНД и меджлисом, заодно закрыв глаза на убийство «татарского Ганди» Юрия Османова. Укрепился меджлис? Уравновесим исламскими радикалами. О последствиях в Киеве не задумывались – теперь о них придётся подумать Москве. Всё-таки несколько тысяч приверженцев «Хизб ут-Тахрир» на полуострове – это реальная угроза миру и спокойствию. Более двух десятилетий назад лидер Национального движения крымских татар Юрий Османов предупреждал: « Мы не знаем, что у них за душой, не знаем, возникнет ли между нами доверие – едва ли оно возникло там, где мы вынуждены были жить несколько десятков лет, в Узбекистане и Таджикистане. И мы не знаем, не кончится ли этот «заезд» противостоянием». Не знаем. До сих пор – не знаем.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.03.2014 04:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх