// // В России начнётся резкое ужесточение трудового законодательства

В России начнётся резкое ужесточение трудового законодательства

519

Социальный дефолт

2
В разделе

Губернатор Волгоградской области Анатолий Бровко объявил о намерении резко сократить расходы на социальные выплаты. В том же духе недавно высказался один из крупнейших предпринимателей страны, президент Группы ОНЭКСИМ Михаил Прохоров, предложив властям урезать права наёмных рабочих в Трудовом кодексе РФ. Накануне Первомая был принят федеральный закон, который фактически переводит систему здравоохранения и образования на коммерческую основу, сводя бесплатные услуги к минимальным объёмам. Всё это означает ликвидацию самой сути социального государства, заложенной в Конституции РФ. Насколько реален грозящий стране «социальный дефолт», выяснял корреспондент «Нашей Версии».

Зловещий термин «дефолт», то есть отказ от своих обязательств, как нельзя более уместен в этих обстоятельствах. В соответствии с одной из самых главных, 7-й статьёй Конституции РФ Россия – «социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Таким образом, органы власти обязаны поддерживать россиян в трудную минуту, защищая их конституционные права на жизнь, на труд и на отдых.

До сих пор принцип социального государства как одна из основ конституционного строя не ставился властью под сомнение. Ведь отменить его можно только со всей Конституцией. А это позволительно лишь специально созданному по такому случаю особому органу – Конституционному Собранию. Председатель правительства Владимир Путин пообещал при формировании федерального бюджета на 2010–2012 годы, что социальные расходы останутся «главными приоритетами правительства РФ». Однако, несмотря на то что правительство обещает сохранить все имеющиеся у населения социальные блага, похоже, на деле россиян всё же ждёт их резкое урезание.

Неблагодарную роль социального «экзекутора» правительство решило переложить на региональные власти, лишив их ряда финансовых дотаций на 2010–2012 годы. В прошлом году был принят соответствующий закон, и вот уже видны первые плоды. Объём межбюджетных трансфертов снизился на 14%, то есть регионы получают всё меньше денег, а долговая нагрузка на них повышается. В итоге не растут зарплаты бюджетников, хотя правительство обещало, что они будут индексированы вслед за инфляцией. Под сокращение попадают компенсации для родителей, чьи дети ходят в детские сады. Аспиранты и докторанты лишились ежегодного пособия для приобретения научной литературы. Военнослужащим-контрактникам не стоит теперь рассчитывать на оплату стоимости путёвок для оздоровления и отдыха детей. Но, как оказалось, это были лишь цветочки…

Недавно назначенный волгоградский губернатор решил вообще отказаться от нынешней системы льготного обеспечения социально незащищённых категорий граждан, поскольку она, дескать, только провоцирует безработицу. По мнению Бровко, граждане сознательно не ищут работу, так как нынешняя система социальных выплат позволяет им бездельничать. По мнению губернатора, то, что «у нас 85% бюджета социально ориентировано – это неэффективное расходование бюджетных средств», а направленные на социальные льготы 6,5 млрд рублей «усугубляют ситуацию в экономике и продлевают стагнацию, в которой мы находимся».

Положение в Волгоградской области, как, впрочем, и по всей России, действительно аховое. По словам вице-губернатора Александра Дорждеева, курирующего финансовый блок, в 2009 году бюджет области сократился почти на 16%. Если до кризиса в области было 14,5 тыс. безработных, то сейчас – почти 40 тысяч. Но Бровко упрекает в этом… самих безработных: «Человек, имея несколько льгот на сумму до 20 тыс. рублей, не пойдёт работать, поскольку у него нет стимула. Армия безработных плодится, у нас около 20 тыс. вакантных мест, но на них безработные не идут, потому что можно прожить, не работая». Выходом из ситуации губернатор считает ревизию социального законодательства. Расходы на социальную сферу в этом году он урезал на 90% (!) по сравнению с предыдущим. Освободившиеся от социальной нагрузки бюджетные средства Бровко предполагает направить на туманные «инвестиционные проекты».

По теме

Как считает политолог Дмитрий Савельев, «стремление Бровко сократить социальные программы представляет собой попытку прокредитовать областной бюджет, потерявший налоговую базу, за счёт льготников. Снятые с социальных программ средства могут не успеть продемонстрировать отдачу через создание новых рабочих мест. Неясно, на какие именно инвестиционные проекты будут направлены бывшие льготные деньги. Политика ревизии льгот может быть воспринята как свидетельство провала инвестиционной стратегии администрации области».

В своей готовности к «социальному дефолту» волгоградский губернатор не одинок. Согласно недавнему докладу аналитиков ФБК «Приоритеты региональных бюджетов – 2010», изучивших запланированные на текущий год расходы 75 субъектов РФ, вопреки провозглашённому федеральным центром курсу на повышение соцобязательств, на социальную сферу в среднем по стране выделено на 2,1% меньше. А республика Татарстан, например, готова профинансировать только 10% от уровня 2009 года.

Хрупкие плечи субъектов РФ не в состоянии вынести тяжёлую ношу выполнения разнообразных социальных обязательств – например, компенсаций родителям платы за детсады. Федеральный центр эту обременительную обязанность с себя снял. По данным Министерства образования и науки РФ, в 2009 году расходы по этой статье составили 9,5 млрд рублей. В 2010 году их планировалось увеличить до 10,2 млрд. Так что цена вопроса – немалая. Отменена и индексация оплаты труда госслужащих, обязанная по закону следовать за инфляцией. По данным Министерства здравоохранения и социального развития РФ, бюджетников, к коим относятся не только чиновники, но и врачи, учителя, спасатели и т.д., сегодня в России около 3 млн человек. Теперь их зарплата будет фактически «заморожена».

Мысли об отказе от социальных обязательств родятся не только в головах региональных властей, но и, разумеется, в недрах предпринимательского сообщества. Это стало очевидно после выступления на конференции «Человеческий капитал как средство модернизации экономики» Михаила Прохорова, предложившего для увеличения производительности труда смягчить нормы Трудового кодекса. А именно – упростить начальству процедуру увольнения работников.

Глава Группы ОНЭКСИМ является председателем комитета по рынку труда и кадровым стратегиям Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), а также членом комиссии по высоким технологиям при российском правительстве и президентской комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России. Это значит, что от его слов нельзя отмахнуться как от частного мнения. Прохоров выражает позицию всего класса крупных капиталистов России.

Среди других претензий работодателей – нормы, которые регулируют рабочее время и время отдыха работника, предоставление им льгот и компенсаций. Недовольство РСПП вызывает и ограниченный перечень оснований в трудовом законодательстве для использования гибких форм занятости и графиков работ. Основной формой найма в России остаётся бессрочный договор, по которому работника полагается предупреждать за два месяца до увольнения и выплачивать ему «отступные» в размере полного оклада за два месяца. По данным за 2007 год, на бессрочный договор приходится 81% трудовых отношений, а на срочный – лишь 10%. По мнению Прохорова, именно из-за этого Россия отстаёт по уровню производительности труда от развитых стран в три-четыре раза, искусственно «консервируя» занятость. Прохоров рекомендовал увеличить число контрактов с ограниченным сроком действия, сократить процедуру увольнения по срокам и снять с работодателя материальную ответственность за увольняемых работников.

Разумеется, лидеры профсоюзных организаций немедленно выступили против предложений, озвученных одним из лидеров РСПП. По мнению зампреда Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Нины Кузьминой, «гибкий рынок труда – это система отношений, когда работник может легко адаптироваться к изменившимся обстоятельствам, а не когда его можно с лёгкостью выбросить за ворота». Не согласны в ФНПР и со снижением норм отдыха. По словам Кузьминой, «Прохоров перепутал вахтовый метод и стандартный режим».

По теме

Так же считает и глава другого объединения профсоюзов России – Соцпроф – Сергей Вострецов: «От того, что над работником будет висеть угроза увольнения, производительность труда точно не вырастет. Мы – социальное государство по Конституции. Социальная ответственность бизнеса как раз и заключается в том, что он несёт эту нагрузку. Не занимайтесь бизнесом, если не готовы на себе её нести. 20 лет олигархи, которые за копейки получили заводы, пароходы и так далее, выжимали всё, что могли, и не думали о модернизации производства, выводя деньги в офшоры, а сейчас говорят – народ плохой, поэтому мы попали в такую ситуацию».

Своё негодование выразило и левоцентристское крыло «Единой России», собравшееся на срочное заседание своего Центра социально-консервативной политики. Его лидер, председатель думского Комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев заявил: «Нам говорят, что Кто сказал, что люди, приведённые в тотальную зависимость от работодателя, работающие неограниченное рабочее время и находящиеся в состоянии постоянного стресса, связанного с угрозой необоснованного увольнения, будут работать производительнее? Полурабский труд неэффективен. Мировой опыт свидетельствует, что только высокооплачиваемый, социально защищённый работник трудится по-настоящему производительно, особенно сейчас, когда возрастает роль человеческого фактора в экономике». По мнению Исаева, перевод трудовых отношений к срочным контрактам полностью «изменит психологию работников», которые будут бояться, что с ними не продлят трудовой договор.

Россия действительно намного отстаёт от ведущих стран по производительности труда. Согласно исследованиям компании McKinsey, в среднем она составляет около четверти от уровня США. Однако права работников в западных странах соблюдаются гораздо более строго, чем в России. Их рабочий день строго ограничен, как правило, восемью часами, а профсоюзные организации представляют собой по-настоящему грозную для работодателей силу. Так что причина отечественного отставания связана не с якобы имеющимися «поблажками» наёмным работникам, а во многом с тем, что и сейчас статус наёмного работника в России гораздо ниже, чем у его заграничных коллег. Как выразился тот же Исаев, «сейчас 90% работников не понимают, за что они получают зарплату, ведь они фактически не участвуют в распределении прибыли предприятия».

Рынок труда и так зашкаливает от конкуренции – на одну вакансию по 100 человек. А работодатель вполне может уволить любого своего сотрудника без особой причины в любой момент и без выплаты «отходных». Если будет требовать денег, то влепят в трудовую книжку плохую запись. Будешь судиться – соберут комиссию, признают профнепригодным, а все бывшие коллеги под этим подпишутся под страхом увольнения. К тому же, как правило, в договор вносится пункт о трёхмесячном испытательном сроке. Куда ещё-то права работодателя расширять?

В весьма резких выражениях идею бизнесменов комментирует завкафедрой общей политологии, экополитологии и глобалистики Международного независимого эколого-политологического университета Сергей Черняховский: «Наиболее состоятельные 10% граждан, подобных Прохорову, сосредоточили в своих руках 30% доходов страны. Им этого не хватает, и они предлагают сократить расходы остальных. То, что они делают, называется разжиганием социальной розни и дестабилизацией ситуации в обществе. С моральной точки зрения – это наглость и людоедство. С политической – глупость и безответственность. Те, кого они хотят уволить, станут элементом социальной нестабильности. Их либо нужно будет содержать государству, либо они, объединяясь с себе подобными, вооружатся и пойдут сводить счёты с теми, кто их уволил. Не согласны поделиться – оглянитесь на соседние страны и на собственную историю, чтобы не страдать по поводу истребления «лучших представителей России» восставшим народом».

Увы, но курс на «социальный дефолт», похоже, уже взят. Накануне Первомая Госдума приняла предложенный правительством закон о совершенствовании правового положения и реформе финансирования государственных (муниципальных) учреждений. По словам лидера КПРФ Геннадия Зюганова, «этот закон хуже законов о приватизации и монетизации, вместе взятых». Под вывеской «автономии» и «самостоятельности» учреждений он предусматривает перевод основных социальных служб – здравоохранения и образования – на коммерческую основу и их ориентацию на получение прибыли. С 2011 года больницы, поликлиники, школы и детские сады будут осуществлять предусмотренные законами бесплатные услуги населению лишь в установленных минимальных объёмах.

Проще говоря, в России практически отменяются качественное бесплатное образование, медицина и культура. Как констатировал зампред Комитета Госдумы по образованию Олег Смолин, «бюджетные социальные блага будут вытесняться платными услугами. А ведь уже сегодня студентов, обучающихся за собственные деньги, в России больше, чем в Германии и Франции. Закон значительно облегчает процесс ликвидации образовательных учреждений. Это может привести к их массовому закрытию. За последние несколько лет в стране уже было закрыто более 10 тыс. сельских школ, сокращается число вузов. Тенденция налицо».

Эксперименты, проводимые в ряде образовательных и медицинских учреждений, наглядно показывают, что будет означать новая реформа на практике. Так, в школах учащиеся, вероятно, смогут бесплатно обучаться лишь основам русского языка, математики и религии, что сопоставимо с уровнем церковно-приходского образования столетней давности. За преподавание остальных предметов родителям придётся платить.

В медицинских учреждениях бесплатно станут оказывать лишь минимальную помощь. В небольших населённых пунктах многие учреждения медицины и образования будут вообще закрыты. Таким образом, не отменяя официально всеобщего среднего образования и общедоступной медицины, по существу, уничтожают последние элементы социального государства в России.

Одновременно с этим власти обсуждают и ещё одну меру, которая существенно ухудшит материальное и моральное положение людей труда, – увеличение возраста выхода на пенсию до 65 лет. И это несмотря на то, что пожилые люди почти не имеют возможности найти работу, а пенсии в России неизмеримо ниже, чем в других европейских странах. Что ж, будем ждать «дефолта»?

Опубликовано:
Отредактировано: 11.05.2010 12:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх