// // В Республике Ингушетия при правлении Юнус-Бека Евкурова чиновниками было разворовано 20 миллиардов рублей

В Республике Ингушетия при правлении Юнус-Бека Евкурова чиновниками было разворовано 20 миллиардов рублей

508

Как борец с коррупцией оседлал её

2
В разделе

Новые школы, детские сады, профессионально-технические училища, ликвидация безработицы, развитие промышленных предприятий и туризма – всё это должно было уже сегодня появиться в Республике Ингушетия. По крайней мере именно такие планы предусматривались для развития республики в Федеральной целевой программе, разработанной ещё в 2010 году. В Республике Ингушетия при правлении Юнус-Бека Евкурова чиновниками было разворовано 20 млрд рублей, направленных из федерального центра, и, конечно же, не выполнена ФЦП. Эти факты на прошлой неделе обнародовали на пресс-конференции в Москве представители общественных и правозащитных организаций республики.

Юнус-Бек Евкуров был назначен главой Ингушетии ещё в октябре 2008 года указом занимавшего тогда должность президента России Дмитрия Медведева. На этом посту он сменил главу республики Мурата Зязикова, который, кстати, был освобождён от занимаемой должности досрочно. В СМИ тогда ходили слухи о том, что Мурат Зязиков так и не смог справиться с коррупцией в регионе.

Кстати, именно борьбу с коррупцией новый назначенец Евкуров и провозгласил своей первоочередной задачей. «Евкуров пришёл к власти и своим лозунгом заявил борьбу с коррупцией. Но по прошествии пяти лет это превратилось не в борьбу с коррупцией, а в борьбу за то, чтобы возглавить это порочное явление», – негодует член Всеингушского гражданского совета Дауд Гаракоев.

Сегодня правозащитники вспоминают, что первые шаги на новом посту Евкуров действительно начал с громкого антикоррупционного расследования в сфере ЖКХ. Тогда речь шла о хищении 370 млн рублей. «Схема была простая: у нас в Ингушетии очень много льготников, и Минфин за них перечислял деньги предприятиям ЖКХ. Бюджетные деньги. С приходом Евкурова была проведена проверка, и выяснилось, что эти 370 млн рублей были просто обналичены и люди их разделили между собой. В уголовном деле тогда фигурировали министр финансов и его заместитель, главные бухгалтеры предприятий ЖКХ», – вспоминает председатель Кавказского совета по взаимодействию органов исполнительной власти и общественных организаций Илес Татиев.

Беда только в том, что на том давнем громком деле борьба с коррупцией в республике и закончилась. Более того, члены общественных организаций Ингушетии не исключают, что итогом тогдашних уголовных преследований стало просто перераспределение денежных потоков в пользу новых назначенцев.

Причём сфера ЖКХ, естественно, далеко не единственная «чёрная дыра» республиканской экономики.

В 2010 году в республике впервые была разработана Федеральная целевая программа (ФЦП) «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010–2016 годы», в рамках которой в регионе планировалось запустить около 100 экономических и социальных проектов. Тут и строительство школ и детских садов, и привлечение инвестиций в развитие производства, и поддержка сельского хозяйства. В общей сложности на реализацию ФЦП из федерального бюджета предполагалось потратить 32 млрд рублей.

Сегодня практическая реализация ФЦП, по идее, должна была бы идти полным ходом. Однако промежуточные результаты пока не впечатляют.

Взять хотя бы сферу ЖКХ, наведением порядка в которой г-н Евкуров вроде бы и занялся, как только вступил в должность. «Евкуров по местному телевидению говорил, что посадит всех коррупционеров. Прошло два года, и в 2010 году мы узнаём, что Минфин перечисляет 50 млн рублей предприятиям ЖКХ. Эти деньги по указанию главы ведомства и премьер-министра республики отправляются в частные фонды, – рассказывает Илес Татиев. – То есть сейчас они просто стали умнее, не как те прежние директора, которые просто обналичивали деньги и расходились. Теперь придумали схему – отправлять деньги на частные фонды. А оттуда они уже по фирмам раскидываются».

По теме

Подтверждением тому, что при правлении Юнус-Бека Евкурова в Ингушетии коррупция расцвела, служит и проверка аудиторов Счётной палаты (СП), проводившаяся ещё в 2010 году. Тогда нарушения были выявлены не только в 17 министерствах республики, но и в администрации президента и правительстве. Вот только несколько цифр по нецелевому расходованию бюджетных средств в различных министерствах и ведомствах Ингушетии. Минимущество неизвестно куда и на какие цели растратило 171,5 млн рублей, республиканское правительство – 116,9 млн, Минэкономики – 61,7 млн, МВД – 39 млн рублей, Управление по жилищно-коммунальному хозяйству – 38,9 млн, администрация президента – 1,666 млн рублей.

В общей сложности, по информации Всеингушского гражданского совета, Счётная палата тогда выявила нарушений на общую сумму 570 млн рублей. «По этому поводу глава СП Сергей Степашин выступал тогда в Госдуме, говорил об оказываемом давлении на аудиторов со стороны региона. Был большой скандал, который, впрочем, в итоге сошел на нет», – досадует Дауд Гаракоев.

«Деньги уже списаны, мы их раскидали»

На наш взгляд, весьма причудливым образом при Юнус-Беке Евкурове в республике решается и проблема занятости населения. Для справки: уровень безработицы в Ингушетии один из самых высоких в России. По экспертным оценкам он составляет более 70%, хотя по официальной статистике республиканским властям удалось его снизить до 50%.

А вот как это было сделано. По словам Дауда Гаракоева, власти республики приняли решение о запуске программы по субсидированию людей, желающих открыть собственный бизнес. Официально получить «подъёмные» в размере 58 тыс. рублей можно было, представив бизнес-план по открытию своего дела. Всего на реализацию программы в республике потратили 600 млн рублей.

Но по факту, уверяют правозащитники, в Ингушетии не было создано ни одного нового рабочего места, не заработало ни одно новое предприятие, ни один человек не открыл свой бизнес в рамках этой программы. «Деньги действительно выдавались. Получали их по схеме 50% «отката» чиновнику, в некоторых случаях «откатывали» 70%. Вот и вся борьба с безработицей, – рассказывает Дауд Гаракоев. – При этом показатели центров занятости улучшились. Потому что человек, который получил деньги, с учёта снимался. Такая схема, очень банальная, но для отчёта руководству страны нормально».

Проводились в Ингушетии и ярмарки вакансий. Но только и они, на поверку оказывается, были лишь галочкой в отчёте. «Я был на такой ярмарке в 2011 году. У меня в Москве есть фирма, я её там представил и сказал, что мне нужно 20 человек на работу», – рассказывает Илес Татиев. Чуть позже предприниматель узнал, что некие 20 человек действительно получили деньги, но до него, как работодателя, так и не доехали. «Мне позвонили, сказали, что эти 20 человек записаны на меня и что мне за них будут перечислять каждый месяц по 5 тыс. рублей. Я говорю, вы с ума сошли, это бюджетные деньги, дайте мне людей, я возьму их на работу! А мне в ответ – нет, деньги уже списаны, мы их раскидали», – говорит Илес Татиев.

Завод в пустыне по... опреснению воды

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что одно новое предприятие в республике всё же будет построено. Не так давно было объявлено о начале завершающего этапа строительства мукомольного завода в Карабулакском районе Ингушетии. Общая стоимость проекта составила 5,247 млрд рублей. Предполагаемая мощность производства составит около 2,4 тыс. тонн переработки зерна в сутки. Только вот не очень понятно, где свежевозведённый мукомольный завод с такими огромными мощностями собирается брать зерно для переработки. «Это всё равно как если бы в пустыне построили завод по опреснению воды, – иронизирует Дауд Гаракоев. – Мукомольный завод уже есть в Назрани, построен был ещё 10 лет назад, но он не работает как раз потому, что сырья нет».

Подобных примеров всепоглощающей коррупции в республике на самом деле великое множество. В подтверждение тому – падение базовых экономических показателей в республике. Так, по информации Всеингушского гражданского совета, по итогам 2012 года добыча нефти в Ингушетии снизилась на 4,8%, прибыль крупных и средних предприятий уменьшилась на 18,8%, объём строительных работ снизился на 20%, на 22% снизилось поголовье крупного рогатого скота в АПК. «Нам бы хотелось, чтобы на федеральном уровне была создана комиссия с конкретными полномочиями и чтобы мы, люди, которые говорят о многочисленных нарушениях, были включены в эту комиссию, мы бы им помогли, – говорит сопредседатель регионального общественного движения «Мехк-Кхел», член Координационного совета неправительственных организаций Республики Ингушетия Сараждин Султыгов. – Мы на любое предприятие приходим и знаем, кто на этом предприятии вор, куда уходят «откаты» и какие «откаты». Мы уже столько лет хотим достучаться до федерального центра». Очевидно, что решить проблему внутри республики своими силами правозащитникам и общественникам Ингушетии вряд ли получится. Достаточно сказать, что сегодня в республике даже не действует судебная система. «С нами работала бывший федеральный судья. Она нам прислала копию судебного определения. А на нём резолюция «сверху», где написано: «данное определение отменить», – рассказывает Илес Татиев и грустно иронизирует, что если дело так пойдёт и дальше, то президент республики уже скоро начнёт отменять медицинские диагнозы. Кстати, судья должна была приехать в Москву на пресс-конференцию, но в последний момент поездку пришлось отменить. «Она не смогла прибыть с нами, потому что накануне отъезда ей забросили гранату во двор, и она срочно поехала домой, потому что её родители в опасности», – пояснил Илес Татиев.

По теме

В ходе «спецоперации» политик был убит

Действительно, вести оппозиционную деятельность в Ингушетии сегодня в буквальном смысле слова опасно для жизни. В середине февраля без суда и следствия был застрелен член организации «Мехк-Кхел» Султан-Гирей Хашагульгов. Раньше, кстати, он работал замминистра строительства, теперь же был публичным политиком, не скрывавшим своих взглядов. Однако Национальный антитеррористический комитет посчитал, что Хашагульгов финансировал ингушское подполье, и в ходе «спецоперации», проводимой в его же собственном доме, политик был убит.

Примечательно, что буквально за несколько дней до гибели Султан-Гирей Хашагульгов давал интервью французским журналистам, в котором рассказал об истинном положении дел в республике, а также заявил, что нынешние власти едва ли оставят его в живых. «Нам сегодня говорят, что проводятся какие-то непонятные спецоперации. Неизвестно кем проводятся. Да не верим мы этому!» – говорит Сараждин Султыгов.

Как мы считаем, сложившаяся сегодня ситуация в Ингушетии больше похожа на замкнутый круг: республиканские чиновники, которые, казалось бы, и должны были наводить порядок, на поверку и оказываются главными организаторами творящегося в Ингушетии беспредела. Сначала решение об отмене выборов было принято на съезде народов Ингушетии, а потом законодательно закреплено уже местным парламентом. «Съезд был клоунадой, туда пустили не всех делегатов, а голосование провели всего за 17 секунд. Выборы у нас отняли», – негодует Илес Татиев.

В ближайшее время члены общественных и правозащитных организаций планируют провести альтернативный съезд ингушского народа. На Всеингушский конгресс уже приглашены представители всех ингушских диаспор. «Цель проведения Всеингушского конгресса – добиться введения прямых выборов в Ингушетии, которые у нас отняли. Резолюцию конгресса мы направим президенту России Владимиру Путину. Надеемся достучаться до федерального центра», – заявил Сараждин Султыгов. Примечательно, что съезд его организаторы вынуждены проводить в Москве, а не на своей малой родине, в Ингушетии – там, уверены правозащитники, его просто не дадут провести местные власти. По словам руководителя инициативной группы «За прямые выборы» Якуба Местоева, сторонники прямых выборов придерживаются разных взглядов и симпатизируют разным кандидатам. «Но в одном мы сходимся – ингушскому народу необходимо вернуть право выбирать, самостоятельно формировать власть», – отметил Местоев.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.06.2013 15:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх