// // В операции по освобождению танкера «Московский университет» был использован вертолётный десант

В операции по освобождению танкера «Московский университет» был использован вертолётный десант

312

За пиратами спустились с неба

Операция на танкере «Московский университет» – редкий случай удачного противодействия пиратству
Фото: ИТАР-ТАСС
Операция на танкере «Московский университет» – редкий случай удачного противодействия пиратству Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Похоже, нехитрый рецепт борьбы с пиратами в Аденском заливе, предложенный российскими моряками, мировое сообщество в целом устроил. Ожидаемый стон негодования правозащитников оказался тише шелеста морского бриза, так что о правах человека применительно к сомалийским пиратам на международном уровне, по всей видимости, ещё некоторое время предпочтут не вспоминать. А это развяжет руки военно-морской эскадре ЕС и команде американского атомного авианосца «Дуайт Эйзенхауэр», курсирующим у побережья Сомали. Эксперты не сомневаются, что они возьмут на вооружение российский способ противодействия морским разбойникам, ибо это пока что единственный успешный опыт такого рода. Корреспонденту «Нашей Версии» стали известны неизвестные ранее обстоятельства операции российских военных моряков в Аденском заливе.

Впервые часы после штурма танкера «Московский университет» российскими военными моряками в СМИ озвучивались несколько версий операции, которые противоречили друг другу. Собственно, и сегодня о деталях этой операции говорится расплывчато и неконкретно.

У корреспондента «Нашей Версии» была возможность пообщаться с высокопоставленным представителем Тихоокеанского флота, к которому принадлежит большой противолодочный корабль «Маршал Шапошников», и выяснить, что в телерепортажах о штурме захваченного танкера было правдой, а что вымыслом.

Официальная версия происшествия звучит примерно так: 5 мая к танкеру «Московский университет», принадлежащему Новороссийскому морскому пароходству, подошли несколько пиратских лодок с подвесными моторами. На борт поднялись пираты: сколько их было, не говорится, но подразумевается, что 11 человек (1 убитый в перестрелке плюс 10, отправленных впоследствии в последнее плавание на надувной лодке). Во время захвата команде удалось поставить в известность компанию – владельца судна, заглушить двигатели и обесточить корабль. Экипаж заперся в одном из отсеков. Через несколько часов дрейфующее судно нагнал патрулирующий Аденский залив большой противолодочный корабль ВМС России «Маршал Шапошников».

В ходе короткой стычки с морским спецназом был убит один из пиратов, а остальные сдались.

В ночь с 5 на 6 мая представитель Министерства обороны озвучил журналистам несколько иную версию, и уже тогда закрались сомнения: а как же всё происходило? На самом деле лодка была не одна, пиратов – порядка 30 человек. Члены экипажа «Московского университета», выходя на связь, предупреждали, что пиратов «несколько десятков» – видимо, моряки просто сосчитали число лодок и на глазок прикинули, сколько в них может быть людей. «Маршал Шапошников» находился неподалёку, но быстро к танкеру подойти не мог. И тогда было принято решение отправить вертолётный десант. Позже о его цели высказывались туманно: вертолёт-де послали, чтобы «оценить обстановку на танкере». Это, мягко говоря, не совсем так.

На больших противолодочных кораблях проекта 1155 «Фрегат» (к этому типу относится «Маршал Шапошников») обычно размещаются два палубных вертолёта Ка-27. Полноценный десант с такого вертолёта осуществить практически невозможно: помимо четырёх человек экипажа туда реально усадить ещё шестерых. Ещё одного десантника можно добавить, исключив из экипажа полагающегося по правилам фельдшера. Но даже если поднять в воздух одновременно два вертолёта, число десантников не превысит 14 человек. Это не слишком много. Что же делать в случае, когда из двух вертолётов взлететь способен только один?

Говорят, что один из аппаратов в самый ответственный момент подвёл. Десантники набились в оставшуюся машину, предварительно выбросив из неё весь балласт, включая и 10 комплектов спасательных плавсредств. Вертолётчики очень рисковали, поднимая в воздух перегруженную машину, но выбора у них не было: «Маршал Шапошников» не мог подойти достаточно близко к танкеру, чтобы высадить на борт десант, не привлекая внимания и не ставя на карту жизни гражданских моряков. Ну а далее, по словам адмирала, вся операция была осуществлена образцово-показательно. Вертолёт завис над танкером, из него на борт посыпались десантники, которых предупредили: команда задраена в одном из отсеков, и все, кто может встретиться на борту, точно пираты. Сколько сомалийцев ликвидировали в результате штурма, точно сказать нельзя: тела падали за борт и их никто не считал – было некогда, шёл бой. Пираты отстреливались из автоматов и пулемёта.

По теме

В общем,

Операция настолько потрясла представителей эскадры ЕС, барражировавшей по соседству, что в тот же день в гости к командирам «Маршала Шапошникова» напросилась довольно внушительная делегация – перенимать опыт. А на «Дуайте Эйзенхауэре» вскоре, возможно, разместят специальные вертолётные бригады, состоящие не только из американских и европейских, но и из российских экипажей (правда, не на Ка-27, а на более вместимых Ка-29). «Вертолётная война» с пиратами признана наиболее эффективной на сегодняшний день.

В плен взяли 10 человек. Первоначально предполагалось, что их отправят в Москву – не судить же их в Сомали, где пиратов наверняка тут же отпустят на свободу. Однако вскоре выяснилось, что для отправки сомалийцев в Россию нет правовых оснований: их захватили в территориальных водах Сомали. Вот если бы операция проводилась в нейтральных водах, у нас была бы возможность самим судить пиратов. А так разбойников положено передавать представителям местной власти. Что в данном случае значило – отпустить на все четыре стороны.

К тому времени наши моряки уже прослушали выступление президента Дмитрия Медведева, который без обиняков заявил, что «мы будем поступать с пиратами так, как поступали наши предки». Сомнения в том, как обойтись с пиратами, отпали сами собой: их посадили в резиновую лодку и отправили в сторону берега, предварительно отняв оружие, абордажные приспособления и систему навигации. Радиопеленгатор «Маршала Шапошникова» перестал фиксировать сигнал от лодки примерно через один час. Погибли пираты или выжили, достоверно неизвестно.

В Сомали операция «Маршала Шапошникова» вызвала шок. «За что убили наших товарищей? Наши люди никогда не причиняют вреда заложникам, мы просто хотим остановить иностранное рыболовство в наших водах. Если наших рыбаков не уважают, то нам не остаётся ничего иного, как захватывать заложников, требуя компенсации убытков», – возмущался на сомалийском телевидении анонимный представитель пиратов. Именно пираты запустили слух, что их захваченных коллег вовсе не отпустили, а расстреляли и в лодку сложили уже бездыханные тела. «Пиратов скорее всего убили в ходе операции – сгоряча или не совсем сгоряча, но при очень сомнительных обстоятельствах, – написал в своём интернет-блоге известный морской эксперт Михаил Войтенко. – Если пиратов действительно намеревались отпускать, то, чтобы избежать слухов и вредных последствий для мирового судоходства, это нужно было сделать в присутствии журналистов… Меня больше всего удивляют военные. Неужели они не могли запустить святую ложь, что все пираты были убиты в ходе спецоперации, поскольку вот-вот могли ворваться в машинное отделение, где находился весь экипаж танкера? Военным бы никто слова не сказал, если бы они признались в том, что были вынуждены открыть огонь на поражение. Чем они вообще думали, чем руководствовались?» Но международные правозащитные организации, возможно, впервые остались глухи, а власти Сомали вполне одобрили российскую операцию: «Никто в Сомали – ни население, ни правительство – не считает Россию виновной в случившемся», – заявил посол этой африканской страны в Москве Мохаммед Хандуле.

Лишь немногие эксперты высказываются об итогах операции российских моряков всё же отрицательно: мол, наши военные навредили себе и морскому судоходству – теперь пираты будут знать, что экипаж спрятался, например, в машинном отделении, нужно любой ценой доставать его оттуда. В действительности команда «Московского университета» чуть ли не первая поступила при появлении угрозы по инструкции: сразу укрылась в недоступном помещении, лишив пиратов возможности прикрываться заложниками. Пираты привыкли вымогать выкуп, прикрываясь живым щитом, а как торговаться в подобной ситуации, тем более если поблизости есть военные, способные быстро применить силу?

«В том-то и дело, что договариваться больше никто не будет, – сообщил корреспонденту «Нашей Версии» на условиях анонимности адмирал Тихоокеанского флота. – Слишком высока цена таких переговоров, и это заметили не только в нашей стране, но и в Европе, и в Америке. На «морских» деньгах, которые в качестве выкупа получают пираты, греют руки международные авантюристы и целые преступные картели, а мы, выплачивая им деньги, получается, лишь делаем их сильнее и помогаем готовить новые захваты. Теперь всё будет иначе: захват – спецоперация.

И вестись она будет на уничтожение: об этом уже открыто заявляют мои европейские и американские коллеги».

Севастополь – Москва

Опубликовано:
Отредактировано: 17.05.2010 12:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх