// // В Москве власти идут навстречу райтерам

В Москве власти идут навстречу райтерам

991

Уроки граффити

3
В разделе

Причудливые узоры граффити покрывают в наши дни стены зданий и вагоны поездов, мосты и заборы в самых разных странах мира – от Аргентины и Австралии до Японии и России. «Нарисованное слово не должно восприниматься как слово, а буквы как буквы» – так сформулировал цель, к которой нужно стремиться, немецкий граффитер по прозвищу Оден. Именно это и позволяет считать граффити искусством. Оно придаёт окружающему нас пространству новый статус, формирует новую среду обитания в современном обществе. А художник благодаря своему творению чувствует себя выделенным из толпы безымянных и одиноких.

Граффити имеет свои шрифты, узоры, подстили. Простейший называется Bubble Letters – буквы там похожи на пузыри, выдуваемые при помощи жвачки.

Людей, практикующих граффити, можно подразделить на две большие группы – бомберы и райтеры. К первым относятся те уличные художники, которые просто «тренируются», рисуя на стенах что попало и где придётся. Именно поэтому слово «бомбить» в отношении их упражнений выглядит наиболее подходящим.

Райтеры – это более опытные художники, в том числе и многие бывшие бомберы. В их работах уже прослеживаются некие концепции, они сознательно усложняют рисунки, играют с тенями, объёмами. Выбирают такие места, куда трудно подобраться и где сложно нанести рисунок. В Москве, например, такими местами исторически стали многочисленные заборы, расположенные вдоль перегонов электричек между станциями «Студенческая», «Кутузовская», «Фили», «Багратионовская», которые буквально пестрят многочисленными узорами и тагами – подписями, выделяющимися конфигурацией и особым смыслом, например названиями команд. Многие райтеры стремятся таким образом увековечить (пусть ненадолго) своё имя.

Между командами и мастерами иногда даже возникают соревнования: кто больше, красочнее и за менее короткий промежуток времени сумеет разукрасить ту или иную поверхность или сможет поставить свой таг в максимальном количестве районов города, иногда нанеся свой поверх или замазав чужие таги. Здесь, конечно, речь не идёт об искусстве, а скорее о внутренних разногласиях среди групп и постоянном дефиците подходящих поверхностей в городе. Бывает и так, что та или иная команда хочет в максимально короткий срок выйти из тумана анонимности, заявив о себе таким образом.

Как ни крути, но для граффити нужно умение рисовать. Представьте себе стену дома или, допустим, большой ангар. Нужно иметь воображение, умение видеть перспективу, чтобы создать на месте пустоты картину. Да ещё при желании придать рисунку глубину измерений. И неудивительно, что из спрееров иногда получаются великолепные художники, графики, декораторы, дизайнеры.

В Москве с помощью граффити была оформлена целая сеть магазинов модной молодёжной одежды, скейт-парк в Медведкове, стена арт-фабрики «Флакон» на «Дмитровской». Мастерами граффити по прозвищу Butch и Kinr в подмосковном городке Котельники к его юбилею была украшена сеть столбов местной теплотрассы.

В России процессы, связанные с освоением искусства граффити, стартовали с 1990 года. Их пик пришёлся на период с 1992-го по конец 1990-х, когда были впервые проведены фестивали, имеющие отношение к граффити, например фестиваль Nescafe. Хороших красок вначале не было. Иногда кому-то могли привезти из-за границы несколько баллонов, что было каплей в море. Но постепенно по мере роста спроса в России на качественные строительные услуги и связанные с ними покрасочные работы пришли на рынок фирмы, предлагающие баллоны с нитрокрас-кой. Сейчас купить их можно на каждом строительном рынке.

В баллоне для граффити – от 250 до 600 граммов краски. Стоит баллон с приемлемой для граффити краской от 100 рублей. Недёшево, если учесть, что одного баллона хватает для прокраса примерно 1 квадратного метра стены, а для создания рисунка часто требуются баллоны с красками разных цветов.

По своей сути граффити недолговечны: городские коммунальные службы ведут с ними постоянную борьбу, закрашивая, смывая, применяя специальные пескоструйные машины. Например, наружные стены пригородных электричек во Франции и Германии просто моют специальными химическими составами, которые моментально убирают граффити. Общественный транспорт на ночь часто ставят в специальные закрытые депо, чтобы уберечь его от спрееров.

Но иногда власти сами идут навстречу райтерам. В Москве отдали часть стен на улице Арбат под граффити. С 1991 года там же функционирует спонтанно раскрашенная надписями и рисунками стена, посвящённая памяти музыканта Виктора Цоя. Некоторые московские подъезды также украшены граффити.

По инициативе чиновников районных городских администраций на стене теплостанции в Марьиной Роще в 2012 году появилось граффити по сюжету фильма «Место встречи изменить нельзя», которое сделал Сергей Михеев. А в 2013 году в рамках московского фестиваля «Лучший город Земли» на фасаде нежилого дома на Трубной улице райтер Алексей Медной создал граффити площадью 180 квадратных метров под названием «Цирк».

Опубликовано:
Отредактировано: 29.07.2013 15:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх