// // В классические спектакли модно добавлять секс, гробы и вурдалаков

В классические спектакли модно добавлять секс, гробы и вурдалаков

730

Сыграть ящик

Новейшего Чичикова загнали в узкие рамки гроба
Фото: ИТАР-ТАСС
Новейшего Чичикова загнали в узкие рамки гроба Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Недавно в Москве представили новый спектакль по «Мёртвым душам» Н.В. Гоголя. Действие происходит в деревянном гробу, а начинается зрелище с распития тремя мужиками водки, которую они закусывают кусочками покрышек. Автор очередного современного прочтения классики – известный режиссёр Кирилл Серебренников. От замысла Гоголя на сцене не оставляют и следа, но текст уже давно стал общенациональным достоянием, а значит, защитить его некому. Почему театральные постановщики стремятся максимально извратить знаменитые литературные произведения, выясняла корреспондент «Нашей Версии».

Постановки, передающие подлинный замысел авторов классических пьес, уже давно непопулярны в отечественных театральных кругах. Почему-то считается, что классика слишком скучна и привлечь зрителя можно, только вволю поиздевавшись над хрестоматийными текстами. Режиссёры стараются перещеголять друг друга, придумывая всё более и более новаторские интерпретации. Правда, подчас понять, по какому именно произведению поставлен спектакль, можно только из названия на афише.

То, что водку в гробу распивают герои Николая Васильевича Гоголя, может догадаться только человек, хорошо знающий текст поэмы «Мёртвые души». Диалоги в новой постановке Кирилла Серебренникова действительно до боли знакомые. Правда, говорят все на сцене по-латышски и лишь лирические отступления исполняются на русском языке, но это как раз легко поддаётся логическому объяснению – спектакль по Гоголю Серебренников поставил в Латвии. Поэтому – для тех, кто плохо учил произведение в школе, – в Москве действо сопровождается русскими титрами. Они служат и доказательством того, что зрители не ошиблись залом и смотрят именно Гоголя.

«Мёртвые души» – это первая постановка за последние два десятка лет, осуществлённая российским режиссёром в Латвии. Действие произведения перенесено в сегодняшнюю Латвию, все роли, в том числе и женские, в постановке исполняют мужчины. Уже одного этого было бы достаточно, чтобы привлечь к спектаклю всеобщее внимание. Но Кирилл Серебренников не ограничивается формальными изысками: он стремится добраться до самой сути и готов объяснить даже Гоголю, кто же такой на самом деле Чичиков. «Чичиков – некий современный человек, который обделён счастьем, удачей. Он неудачник. Неудачник с амбициями, который всеми силами пытается взять реванш у жизни», – уверен режиссёр.

Новаторское прочтение идёт на ура. Латышские критики выдвинули спектакль в пяти номинациях на главную театральную премию Латвии, отметив невероятный актёрский состав как основное достоинство спектакля. В восторге от постановки и многие российские критики, и зрители. «Не знаю, почему так много негативного отношения к современной интерпретации классических произведений, – поделился руководитель театров современной пьесы «Практика» и «Сцена-Молот» Эдуард Бояков. – Мне кажется, что классика и есть то, что поддаётся максимальному количеству интерпретаций. Я совершенно к этому нормально отношусь. На то она и классика, чтобы её интерпретировать. Более того, я утверждаю, что классика в любом времени, в частности в сегодняшнем, может существовать, только будучи постоянно интерпретируемой. Ни один самый точный учёный, ни один самый аутентичный исполнитель не способен прочитать или сыграть произведение так, как оно было написано три-четыре сотни лет назад. Они всегда привносят что-то своё. В общем-то, классика может жить, если только она интерпретируется. Если нет – она превращается в музейное искусство. Но это отдельный жанр. Он связан скорее с археологическо-историческими аспектами, нежели с художественным творчеством».

По теме

Но такие мнения – редкость.

Единственная сложность для интерпретаторов – российскую театральную публику теперь всё сложнее удивить. Когда-то мужчин в женских ролях было достаточно, чтобы спектакль шёл с аншлагами годами! Нынче некоторые театры гоняются за выдумщиками, способными придумать что-то особенное, чтобы привлечь зрителей в театр. «Для меня театр – своеобразный алтарь, – рассказал актёр Вячеслав Шалевич, – поэтому многие современные постановки я понимаю с трудом. Некоторые из них перешли многие грани, ранее недопустимые: мат со сцены, обнажёнка. Сейчас разрешено всё. И вроде интересные режиссёры работают, с выдумкой. Но я не могу понять, почему надо с фаллосами бегать в «Антонии и Клеопатре» (постановка Кирилла Серебренникова), это ведь всё же Шекспир!»

Бегающие с фаллосами актёры – не самое шокирующее действо в последние годы. В прошлом году на имя генерального прокурора России Юрия Чайки было направлено заявление с требованием привлечь к уголовной ответственности всех участников театральной постановки по пьесе Максима Горького «Дачники» в Калининградском областном драматическом театре. Обладатель «Золотой маски» режиссёр Евгений Марчелли сделал фактически порноверсию пьесы. Но забыл предупредить в афишах о скандальном содержании спектакля. Так что многие зрители пришли на «Дачников» с детьми разных возрастов. И с первой же минуты были шокированы происходящим на сцене: актёры вышли на сцену голые и имитировали половые акты. Ранее подобный же скандал случился в Твери, где в Театре юного зрителя была показана эротическая трактовка повести Гоголя «Вий», названная режиссёром «Панночка».

«Я к современным интерпретациям классических драматургических произведений отношусь отрицательно, – говорит художественный руководитель Малого театра Юрий Соломин. – Да и почему мне, выросшему на классическом репертуаре, изучавшему в школе «Войну и мир» не по диагонали, всё это должно нравиться? Я считаю, что всё хорошее должно остаться на века. Мы в нашем театре не занимаемся авангардизмом или новизной ради новизны. Хорошие традиции остаются, а дурные отмирают сами собой».

На фоне матерщины и обнажёнки «Тартюф» Мольера по версии Нины Чусовой на сцене Московского художественного театра выглядит детским баловством. Олег Табаков сыграл этакого Тартюфа-уголовника, которого сопровождает свита из слуги-карлика и двух монашек для утех. Текст мольеровской пьесы также сильно изменён. Тартюф, например, угрожающе спрашивает у свиты, кто стоял на стрёме, и объявляет, что пойдёт в тюрьму к зэкам.

Не менее шокирующей была и постановка Нины Чусовой шекспировского «Сна в летнюю ночь», который даже переименовали в «Сон в шалую ночь». Действие классической комедии было перенесено в Африку, так что неудивительно, что героями стали негры племени тумба-юмба с дредами и обнажёнными торсами в набедренных повязках. Тезей с Ипполитой оказались больше похожими на вождей племени, чем на афинских правителей. Зато лесные эльфы в постановке были и летали натурально на тросах.

Но изыски Нины Чусовой просто цветочки в сравнении с интерпретацией «Сна в летнюю ночь» Владимира Епифанцева. Он шекспировскую пьесу превратил в некий ужастик. Герои его спектакля из афинского леса перенесены в дикую и неухоженную подмосковную чащу, а из летней ночи Епифанцев сделал зимнюю. Расцарапывая лица сучьями и переваливаясь через сугробы, по лесу бредут Лизандр и Гермия, Деметрий и Елена. Отношения между собой они выясняют не церемонясь: лупят друг друга сначала кулаками в лицо, а потом в ход идут берёзовые поленья. Вокруг кровища, а герои все в синяках, ссадинах и царапинах, как объясняется в аннотации к спектаклю: «ищут дорогу к храму – к святилищу кровавой оргии, которая их повязала одной тяжкой тайной: любовное зелье превратило их в свирепых сексуальных хищников. Теперь им остаётся только достичь желанного состояния разрушительного оргазма».

Владимир Епифанцев вообще до недавнего времени был известен пресыщенной московской публике как режиссёр трэш-спектаклей. Он, например, поставил такой спектакль, как «Макбет. The Bloody Pit of Horror». Сам Епифанцев сыграл Макбета – исчадие ада, вурдалака, бессмысленного садиста. Ведьмы в его постановке были больше похожи на недорогих крашеных девиц из категории «досуг круглосуточно», а леди Макбет смахивала на хозяйку притона.

Епифанцев даже отработал в своих спектаклях новую технологию в работе с театральной кровью. К спектаклю специально заготавливалось более 10 литров «крови», разлитой по пластиковым канистрам. Готовили её просто: закупленную заранее свёклу перед спектаклем пропускали через электрическую соковыжималку. Продукт на выходе экологически чистый и полезный. Продвинутая столичная публика на экстремальные шоу Епифанцева ходила охотно, и многие даже досиживали до конца.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.12.2010 11:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх