// // В деле Зиринова обвиняемые от безвыходности берут на себя любые обвинения

В деле Зиринова обвиняемые от безвыходности берут на себя любые обвинения

5275

Без права на защиту

3
В разделе

В ходе журналистского расследования на Кубани обнаружены вопиющие случаи нарушения в следствии по делу Карника Асланяна, которого связывают с «делом Зиринова». Правозащитники охрипли кричать о нарушениях прав задержанных. С людьми, ещё не осуждёнными, обращаются так, что они готовы подписывать любые показания.

В России всё чаще следствие пытается лишать людей права на защиту. На днях к этому мнению присоединился Дмитрий Аграновский выступив с критикой в адрес Следственного комитета и ФСИН. Его поддержала на «Эхе Москвы» и адвокат семьи Анны Политковской – Анна Ставицкая. Самоуправство следователей и руководителей УФСИН по Краснодарскому краю, принимающих необоснованные решения о недопуске адвокатов к подследственным, по мнению Ставицкой, направлено на то, чтобы обеспечить нужный им вердикт суда.

СИЗО-5: адвокатам вход воспрещён

Поводом для этого суждения стал уникальный случай, произошедший недавно с адвокатом Андреем Толстых, выступающим защитником одного из обвиняемых, задержанных по резонансному делу о покушении в 2013 году на активиста Анапского городского казачьего общества Николая Нестеренко. Покушение произошло 22 февраля 2013 года, в результате чего казак был ранен, а его водитель погиб. Уже в начале марта по этому делу прошли первые задержания. Самым громким стал арест депутата Законодательного собрания Кубани, известного в крае бизнесмена Сергея Зиринова. Всего же по делу было задержано восемь человек, в том числе помощник председателя Ставропольского краевого суда, кандидат юридических наук по фамилии Александрович. По версии следствия, директор «казачьего» рынка Нестеренко будто бы конфликтовал с Зириновым из-за бизнеса. Однако, Сергей Зиринов не палатками занимался, он владелец ряда крупных объектов на территории Анапы. Сейчас следствие закончено, и дело передано в суд. Как утверждается в ряде кубанских СМИ, несколько задержанных по этому громкому делу сразу дали признательные показания. Один из них – анапский предприниматель по фамилии Асланян.

Адвокат Андрей Толстых присоединился к этому делу в качестве защитника Асланяна сразу после его задержания в июне 2013 года по просьбе перепуганной жены, которая ничего не знала о судьбе мужа. Он выяснил, что Асланян, предположительно, находится в СИЗО-5 Краснодара, и сразу направился в изолятор на встречу с подзащитным. Однако ему было отказано на основании того, что у него нет разрешения следователя.

– В законе «О содержании под стражей…» чётко прописано: «Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвоката иных документов запрещается», – рассказывает Андрей. – У меня же потребовали некое разрешение следователя, что, с моей точки зрения, является противозаконным. Тем не менее, чтобы всё же попасть к подзащитному, я пошёл в управление Следственного комитета по Краснодарскому краю. И знаете – меня туда просто не пустили... Без всяких объяснений. После этого случая на входной двери появился ещё и магнитный замок, чтобы нежелательные посетители и к постовому милиционеру пройти не могли.

Сеанс одновременного суда

Андрей решил бороться до конца и подал два заявления в Октябрьский районный суд города Краснодара – на действия сотрудников СИЗО-5 и следователя Бадалова, за которым и числился Асланян.

По теме

– И в суде произошло вообще нечто поразительное, – продолжает свой рассказ Андрей. – Мало того, что мне отказали по жалобе на действия СИЗО в течение 5 минут. Выяснилось, что в этот же день были проведены два разных заседания суда, но в одно и то же время. На одном из них я точно не присутствовал – как не присутствовал на нём и следователь, на которого я в суд и подавал, тем не менее в протоколе приводятся мои слова. Я не понимаю: в суде присутствовал мой двойник? Или судья Старикова умеет проводить одновременно по нескольку судебных заседаний даже в отсутствие сторон?

Отказ в доступе к подзащитному, странные судебные решения, молчание следователей – это лишь самые грубые нарушения, и сам собой напрашивается ключевой вопрос: к чему это всё? Кому это нужно?

– С моей точки зрения, таким образом следствие просто пытается спасти уголовное дело, которое было разрекламировано на всю страну, и вдруг оно уже на досудебной стадии начинает просто разваливаться, – говорит адвокат. – Дело в том, что сразу после ареста Асланян дал признательные показания. Однако в присутствии адвоката, я подчеркну, назначенного ему следствием. С моей точки зрения, это был очень удобный адвокат для следствия. Почему? Потому, что он фактически действовал не в интересах моего подзащитного, а против него. То есть путём шантажа и запугивания подзащитного вынуждали дать признательные показания, оговорить себя и других подследственных.

В качестве обоснования своей точки зрения Андрей предоставляет мне следующие данные:

– Во-первых, в течение первых двух месяцев следствия у Асланяна сменились четыре (!) адвоката, трое из них – назначенные следствием. То есть каждый адвокат вёл это очень непростое и резонансное дело в среднем по полмесяца. Странно, не правда ли? С чем связана такая текучка? Почему следствие само ищет адвокатов для Асланяна? Почему не его родственники? Как мне удалось выяснить, например, адвокат Антон Ермаков в прошлом являлся сослуживцем следователя, в производстве которого находилось уголовное дело, о чём тот сам и сообщил жене Асланяна. При этом решения судов этот адвокат не обжаловал и, по словам самого Асланяна, склонял его якобы к даче им признательных показаний, а также убеждал отказываться от услуг адвокатов, нанятых родственниками. Жалобу на этого «защитника» Асланян написал в адвокатскую палату края, и там подтвердили, что адвокат к участию в следственных действиях был привлечён незаконно.

Другой адвокат – Игорь Смола, несмотря на то что был нанят одним из близких семье Асланян родственников, тоже выступил на стороне следствия. Он уговаривал подзащитного (со слов самого Асланяна) не писать жалобы на следователей, которые пытали его и угрожали его родственникам. Адвокат склонял его подтверждать показания, угодные следствию, умышленно ввёл Асланяна в заблуждение относительно предстоящего судебного процесса, пообещав якобы «договориться с судьёй».

Чего так боится следствие?

– После отказа Асланяна от услуг Ермакова и Смолы подзащитный заявил о совершённых в отношении его пытках, полностью отказался от показаний, данных ранее в присутствии Ермакова и Смолы, и сообщил, что они были получены под давлением следствия. И в этот самый момент обнаружилось письмо следователя (Андрей показывает мне документ) от 16 июля 2013 года № 201/813342-13, в соответствии с которым Асланян вынужден общаться с адвокатом по назначению, которого следователь допустил к его «защите», распорядившись не пускать к нему адвокатов по соглашению.

– Иными словами, – подводит черту Андрей, – это письмо, что называется, с головой выдаёт следствие. Получается, что они могут расследовать резонансное дело только при условии, что люди, обвиняемые ими, не могут активно защищаться. Что же это за правосудие такое? Чего так боится следствие, если всеми правдами и неправдами пытается не допустить добросовестного адвоката к этому делу?

Честно говоря, я пока не могу ответить на этот вопрос. Но меня очень заинтересовало это дело. Недопуск адвоката и странности в поведении кубанской Фемиды оказались лишь вершиной айсберга. В деле всплыли документы, которые могут свидетельствовать о пропаже денег с карточек задержанных, исчезновении имущества, изъятого при арестах, а также заключения экспертов о следах пыток.

По словам адвоката Андрея Толстых, пытки были применены не только к Карнику Асланяну, но и к ряду других обвиняемых. В том числе и к почти 60-летнему мужчине, который в итоге оказался на больничной койке. Моё мнение, что если правоохранители прибегают к пыткам, то они автоматически сами становятся преступниками, которые ничем не лучше тех, с кем они такими методами борются. Но об этом – в следующем материале.

Дмитрий Аграновский, адвокат:

– В той или иной степени с проблемой недопуска защитников к подследственным сталкиваются все адвокаты. Согласно закону для встречи с подзащитным необходимо предъявить только ордер и удостоверение адвоката. Однако от нас требуют разрешение от следователя, хотя эта норма в своё время была законодательно отменена, так как нарушает принцип состязательности сторон. Мы жалуемся, но отстоять своё право крайне сложно, потому что за нами только подзащитный, а за следователем – вся сила государства.

Опубликовано:
Отредактировано: 06.04.2015 21:02
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Константин Дружинников 02.09.2015 14:33

    Правильно по Зиринову пишут все. Прикрывают человека ни за что.. или вернее за то, что слишком много себе позволил - и в бизнесе преуспел и во власть пошел.

Еще на сайте
Наверх