// // В армию призывают психически больных людей

В армию призывают психически больных людей

1995

Человек с ружьём и с диагнозом

В армию призывают психически больных людей
В разделе

Убийство двух медсестёр в психиатрическом отделении окружного военного госпиталя им. Соловьёва в Санкт-Петербурге стало самым серьёзным происшествием в военно-медицинских учреждениях России за последние десятилетия. Трое сбежавших подозреваемых были задержаны на границе с Финляндией. Возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство организованной группой по предварительному сговору). Трагедия в госпитале практически совпала с началом призывной кампании…

Случившееся напоминает сценарий фильма ужасов.В психиатрическом отделении окружного военного клинического госпиталя на глазах у пациентов были убиты две медсестры – 1952 и 1963 года рождения. Это произошло после того, как одна из них застала троих 19-летних пациентов при попытке выкрасть свои документы из сестринской. Вторая медсестра, которая прибежала на крики, была задушена в коридоре. После этого убийцы взломали ящик с документами, покинули здание госпиталя, перелезли через забор и скрылись. Их личности установлены. Правоохранительные органы подозревают первокурсника Военно-космической академии им. Можайского Степана Доценко, рядового, механика взвода технического обеспечения Давида Зиганшина, а также курсанта-стрелка учебного взвода Александра Томского (на фото). Все они, как сообщается, страдали психическими заболеваниями. Первым двум ранее поставили диагнозы «невротическая реакция» и «невротическое состояние», третьему – «психопатия». Подруга Зиганшина рассказывает: «Странности в его поведении были всегда. Он видел умерших людей, мог с ними разговаривать, но никогда не проявлял агрессии. В армии его состояние обострилось. Ему постоянно стал мерещиться один и тот же умерший человек, и его это начало пугать».

В свою очередь, председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова также сообщила, что, по предварительной информации, один из подозреваемых в убийстве попал в госпиталь после попытки суицида.

«Таких не берут в космонавты»

Бывший главный военный психиатр Ленинградского военного округа Борис Фёдоров уже поспешил заявить: «Я 25 лет служил военным психиатром. Ни в стенах 442-го госпиталя, ни в стенах других госпиталей ничего подобного не случалось. То, что произошло, с трудом укладывается в голове». Однако другие психиатры высказывают иные точки зрения. Руководитель судебно-психологической лаборатории Московского областного центра социальной и судебной психиатрии доктор психологических наук Виктор Гульдан так прокомментировал произошедшее «Нашей Версии»: «Разумеется, во всех нюансах ещё предстоит разобраться, но уже сейчас понятно одно: фильтр военно-врачебных комиссий (ВВК) работает недостаточно хорошо.

Сейчас ВВК судят о психическом здоровье призывника в большинстве случаев так: если юноша не состоит на учёте в психоневрологическом диспансере, нет данных о его наркозависимости и нет жалоб от него самого, психиатр пишет «годен к строевой».
Если жалобы есть, потенциального призывника направляют на экспертизу. С диагнозом «психопатия», который поставили одному из подозреваемых в убийстве, в армию точно не берут. Что касается диагнозов остальных – «невротическая реакция» и «невротическое состояние», – то их психиатры относят к так называемым пограничным состояниям. Это может быть, например, эмоциональная неустойчивость, плохой сон. Но точно известно, что в ракетных вой­сках более жёсткий отбор по здоровью, потому большой вопрос, как курсант Военно-космической академии мог стать пациентом психиатрической больницы».

По теме

Кстати, на территории госпиталя им. Соловьёва как раз расположена военно-врачебная комиссия, которая определяет степень годности военнослужащего или курсанта к строевой. Вот что сообщила журналистам Элла Полякова: «Наши призывные комиссии, военкоматы запихивают в армию больных людей с психическими, психологическими, неврологическими отклонениями, другими заболеваниями. Это группа риска в армии. Далее такие солдаты либо убегают, чтобы избежать насилия, либо сами проявляют агрессию».

Это косвенно подтверждают и данные психиатров. Ещё в 2013 году на конференции «Психическое здоровье и общественная безопасность» прозвучала такая информация: «Психические заболевания имеют 30% солдат-срочников, которых увольняют из армии в течение первого-второго годов службы из-за проблем со здоровьем. 35% из них – умственно отсталые, при этом психиатры не выявляют их при отборе на военную службу».

В бой идут психопаты?

Если верить бодрым рапортам военкоматов, в этом году план по призыву в ряды вооружённых сил более 150 тыс. новобранцев будет выполнен в полном объёме. В армию в последнее время действительно идут охотнее. Просто у тех, кто «откосил», появляются в жизни свои проблемы. Например, придуманная болезнь, которая обеспечивает «белый билет», это в 99% случаев навсегда. То есть этот диагноз будет преследовать повсюду – при устройстве на работу, при получении водительских прав, также он гарантированно станет препятствием при поступлении на работу в полицию. Кроме того, сейчас закон запрещает занимать должности на госслужбе тем, кто не служил. Как результат – уклонистов становится всё меньше.

Но при этом прохождение военно-врачебной комиссии в большинстве случаев остаётся формальной процедурой. Вначале призывника взвесят, измерят рост, давление, возможно, попросят сделать какие-то физические упражнения – присесть, подпрыгнуть – и дальше отправят по специалистам. Несколько ответов на простые вопросы в формате да–нет, и призывник признан годным к строевой. Неужели этого достаточно для того, чтобы признать новобранца способным держать в руках оружие?

Известный психиатр-криминалист, доктор медицинских наук, профессор психиатрии Михаил Виноградов поясняет: «Когда я начинал работать психиатром, меня приглашали в призывные комиссии. Несколько психиатров наблюдали за тем, как себя ведут призывники: как они общаются, одеваются, как отвечают на вопросы. Опытный психиатр по нескольким деталям может определить психическое отклонение. Это было при СССР. Сейчас призывные комиссии работают иначе. На мой взгляд, менять надо всю систему, иначе подобных трагедий не избежать».

К сожалению, преступления психически больных военнослужащих всё чаще фигурируют в новостных лентах. Так, в январе прошлого года всех потрясло чудовищное убийство в Армении. Сбежавший со 102-й российской военной базы солдат-срочник Валерий Пермяков убил тогда в Гюмри семь человек, в том числе 2-летнюю девочку и 6-месячного мальчика. Как потом выяснилось, Пермякову ещё до призыва в армию был поставлен диагноз «олигофрения», он состоял на учёте у психиатра и лечился в стационаре. «Если призывные комиссии будут безразличны к психическому здоровью людей, которым будет доверено оружие, – новых трагедий не избежать», – уверен Михаил Виноградов.

Количественный план по набору призывников в этом году, без сомнения, будет выполнен. Но вот будет ли он выполнен по качеству, мы узнаем, к сожалению, не сразу.

Справка

С 2015 года действует новая, более детальная военно-врачебная экспертиза по новому «Расписанию болезней» из 89 групп заболеваний, с которыми не берут в армию или дают отсрочку. Самыми распространёнными заболеваниями призывников остаются плоскостопие, сколиоз, нарушение слуха и зрения. Несмотря на заявления высокопоставленных военных о совершенствовании диагностической базы, ситуация пока далека от желаемой. В условиях поточного принципа «планирования призыва» и дефицита мест в стационарах возникают объективные причины для диагностических ошибок. Цена этих ошибок – жизни людей.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.04.2016 08:16
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх