// // Треть преподавателей – лишние

Треть преподавателей – лишние

370

Школа без жизни

В Москве и области увольнения ждут 8,5 тысячи учителей
Фото: Сергей Тетерин
В Москве и области увольнения ждут 8,5 тысячи учителей Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Голодовка учителей и родителей учеников школ Ульяновска, приговорённых чиновниками к закрытию, завершилась победой: областные власти отменили решение о ликвидации. Однако история на этом не закончена. Точнее, она имеет все шансы повториться в других регионах России. Тысячи преподавателей могут в самое ближайшее время пополнить ряды безработных.

О том, что мэрия Ульяновска собирается закрыть пять школ, страна узнала 24 июня, когда объявили голодовку в одном из этих учебных заведений – в школе № 7 имени Веры Кашкадамовой. Аргументы областных чиновников были таковы: четыре школы (№ 7, 43, 60, 71) имеют плохую наполняемость, а их ученики неудачно сдают ЕГЭ. Школу № 8 прикрыть решили из-за аварийного состояния здания. Учеников планировалось перевести в соседние учебные заведения. При этом, разумеется, городские власти не учли, что в некоторых случаях добираться до них детям придётся по нескольку километров и пересекая оживлённые магистрали.

Несколько школ со своей участью смирились, а в 7-й решили бороться: директор Ирина Маллямова отказалась подписывать акт о ликвидации, за что была уволена. После этого 8 педагогов и 10 родителей объявили голодовку. Такой союз вполне понятен: учителям никто не дал гарантии, что они не окажутся безработными, а родителей не сильно обрадовала перспектива отдать детей в незнакомую школу, да ещё и далеко от дома.

Протестующие напомнили подоспевшим журналистам о традициях школы, которая была основана 100 лет назад одним из самых известных педагогов Симбирской губернии Верой Кашкадамовой. А ещё о том, что в этой школе есть классы коррекции для детей с отставанием умственного развития – так что результаты ЕГЭ (не такие, кстати, и ужасные на общем ульяновском фоне) здесь не стоит сравнивать с результатами в престижных лицеях.

Через несколько дней к голодающим присоединились 12 преподавателей и родителей из школы № 8. Они требовали не только отменить снос школы, но и уволить школьную администрацию, не заступившуюся за своё учебное учреждение.

Между тем по Ульяновску пошли слухи, что чиновники решили не только ликвидировать школы, но и раздать землю под ними бизнесменам. Разумеется, это вызвало особое возмущение местных жителей. В городской администрации слухи опровергли, но убедить горожан так и не смогли. Возможно, потому, что до самого конца держали в тайне программу модернизации образования, по которой и предполагалось закрытие школ. Этот, мягко говоря, важный документ власть даже не удосужилась перед принятием обсудить с заинтересованными сторонами – жителями и руководством школ. И опубликовать его решили только после того, как буча пошла по всей стране. Чиновники признали, что «недостаточно проинформировали» общественность.

После того как было объявлено о голодовке, за учителей и учеников вступились местные правозащитники и общественники. Они обвинили городскую администрацию в нарушении статьи 12 Европейской конвенции об осуществлении прав детей, в которой сказано, что при принятии подобных решений должны учитываться мнения родителей. Занялась этой историей и местная прокуратура. Она также пришла к выводу, что ульяновские чиновники и депутаты «подмахнули» постановление слишком поспешно. «Прокуратура считает, что органами местного самоуправления была нарушена определённая законом процедура ликвидации школ. Как результат – проводимая с нарушениями закона ликвидация привела к возникновению конфликтной ситуации, вызвала массовый протест родителей, педагогов, учащихся», – говорится в пресс-релизе этого ведомства. В этой связи прокуратура области внесла главе Ульяновска представление с требованием устранить нарушения, привлечь к ответственности виновных должностных лиц и исключить аналогичные факты впредь.

По теме

Кроме того, проверка выявила, что ликвидация школ № 7, 8, 43, 60, 71 «не была предусмотрена календарным планом реализации мероприятий по оптимизации площадей зданий, занимаемых образовательными учреждениями, учреждениями культуры, спорта, молодёжной политики и здравоохранения муниципального образования города Ульяновска на 2009—2010 годы».

В общем, стоило копнуть, и голодовка учителей с родителями получила вполне твёрдые юридические основания. В итоге волна дошла и до Москвы. Объявил о намерении провести личное расследование уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов. Разобраться в ситуации решили и в профильной комиссии Общественной палаты РФ, для этого в Ульяновск направляется специальная делегация.

В итоге чиновники пошли на попятную. Сначала к голодающим приезжали начальники уровня заместителей городского и областного руководства, которые стали предлагать компромиссные решения. Например, оставить в кашкадамовской школе только учащихся 1—3 классов и разместить там же центр творческого развития детей. Однако протестующие на такой вариант не согласились. И вот говорить с голодающими прибыли губернатор Ульяновской области Сергей Морозов и мэр Ульяновска Александр Пинков. Морозов прилюдно пообещал отменить решение о ликвидации взбунтовавшихся школ, поручил восстановить директора Ирину Маллямову и привлечь к дисциплинарной ответственности виновных в конфликте сотрудников горадминистрации.

Протестующие, хоть и прекратили голодовку, пока ещё не очень верят в обещания властей. Однако им в любом случае лучше, чем тысячам их коллег по России – «модернизация» системы образования по ульяновскому сценарию идет по всей стране. И зачастую местные власти и обещать-то учителям ничего не могут.

Сеть средних образовательных учреждений сокращается повсюду. В первую очередь «под нож» идут мало наполненные школы. В сёлах, например, по данным зампреда Комитета Госдумы по образованию Олега Смолина, за последние 20 лет было закрыто около 13 тыс. сельских школ. Одна из причин такой «оптимизации» совершенно объективная – демографический кризис в стране. В той же Ульяновской области за 10 лет число учеников сократилось с 209 тыс. до 110 тысяч. А по данным министра образования и науки России Сергея Фурсенко, уже к 2012 году количество выпускников всех школ страны может снизиться до 700 тысяч. Для сравнения: в 2006 году было 1,3 млн выпускников.

Вторая причина – экономическая. Школы пустеют, и у чиновников появляется не такое уж и преступное желание сократить бюджетные расходы: согнать всех в одно заведение, а остальные ликвидировать. Тем более что оптимизация системы образования – одно из основных требований федерального центра, выделяющего средства. На местах эту оптимизацию каждый понимает по-своему, а потому и выходят такие корявые программы, как в Ульяновске. Да и вообще политика Министерства образования и науки сводится к подушевому финансированию, то есть количество денег зависит от количества учащихся. Если учреждение рассчитано на 1 тыс. человек, а учатся в нём 250, как в школе № 7 Ульяновска, положенного финансирования может и не хватить на содержание здания.

Есть немаловажное обстоятельство – У многих экспертов эта реформа вызывает опасение: коммерция, особенно при нынешнем уровне финансирования «бюджетки» в регионах, постепенно будет вытеснять бесплатное образование.

В результате получается, что если систему школ не оптимизировать, или, попросту, не сократить, то нужно либо оставлять государственное сметное финансирование (а это экономически неэффективно), либо затраты будут переложены на плечи родителей учеников.

О том, что экономическая эффективность и социальная сфера – понятия в России пока несовместимые, реформаторы, похоже, не задумались. И пошли по пути оптимизации. Разумеется, это приведёт к скандалам наподобие ульяновского. И, разумеется, это снизит доступность среднего образования. В буквальном смысле дойти ученикам до школы станет сложнее, особенно в сельских районах, где плотность инфраструктуры и так невелика.

Но есть и другая проблема. Без работы может остаться целая армия учителей. Размах возможных сокращений можно представить по таким цифрам. Сейчас на одного учителя в среднем по стране приходится 9,6 ученика, а должно по существующим нормативам – 15 учеников. Получается, что треть «преподов» – попросту лишние. По данным Общественной палаты, к учебному году 2010/11 из школ Московской области будут уволены 8,5 тыс. учителей.

«Многие не имеют никакой другой профессии и не могут никуда устроиться», – говорит член комиссии по развитию образования Общественной палаты Любовь Духанина. Она комментирует историю в Ульяновске, но то же можно сказать и о других регионах. «Я думаю, что надо срочно найти способ получения дополнительного образования или перепрофилирования, чтобы эти люди не оказались за бортом без средств существования».

Это в больших городах перепрофилироваться – не такая уж и проблема. А вот что делать в многочисленных депрессивных регионах страны, пока непонятно.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.07.2010 12:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх