// // Наша страна обошла США в мировой атомной экспансии

Наша страна обошла США в мировой атомной экспансии

445

Россия готовит ядерный удар

2
В разделе

В мае этого года Россия и Турция заключили соглашение о сотрудничестве в сфере строительства и эксплуатации атомной электростанции «Аккую». Для Росатома эта сделка – настоящий прорыв: мы не только вновь обошли американских конкурентов, буквально уведя контракт у них из-под носа, но и смогли навязать турецкой стороне свои условия: станция строится на российские деньги и остаётся собственностью Российской Федерации. Фактически Турция купила у нас не АЭС, а электроэнергию, которую «Аккую» будет вырабатывать. Срок службы такой электростанции – 40 лет, а окупится она в течение первой пятилетки, и выходит, что остальные 35 лет Россия будет получать чистую прибыль, исчисляемую миллиардами долларов. Полгода назад наша страна получила аналогичный индийский контракт, также опередив США. Корреспондент «Нашей Версии» разбирался в сложных перипетиях грядущей мировой экспансии российского мирного атома.

В мае этого года Россия и Турция заключили соглашение о сотрудничестве в сфере строительства и эксплуатации атомной электростанции «Аккую». Для Росатома эта сделка – настоящий прорыв: мы не только вновь обошли американских конкурентов, буквально уведя контракт у них из-под носа, но и смогли навязать турецкой стороне свои условия: станция строится на российские деньги и остаётся собственностью Российской Федерации. Фактически Турция купила у нас не АЭС, а электроэнергию, которую «Аккую» будет вырабатывать. Срок службы такой электростанции – 40 лет, а окупится она в течение первой пятилетки, и выходит, что остальные 35 лет Россия будет получать чистую прибыль, исчисляемую миллиардами долларов. Полгода назад наша страна получила аналогичный индийский контракт, также опередив США. Конкуренция была настолько жёсткая, что любая гангстерская сага покажется в сравнении заурядной романтической историей. Переговорщиков сажали в тюрьмы, им угрожали, но тем не менее контракт остался за нами, а не за Америкой. Корреспондент «Нашей Версии» разбирался в сложных перипетиях грядущей мировой экспансии российского мирного атома.

И Турция и Индия до недавних пор считались стратегическими партнёрами Америки в области ядерной энергетики. Рынки этих стран в Вашингтоне априори считали своими и даже не помышляли о том, что на них могут вторгнуться конкуренты из России. Когда почти два года назад Анкара объявила о тендере на строительство первой АЭС в стране, заявки подали 14 ведущих компаний мира. Но эксперты, все как один, прочили победу американцам. Девять месяцев – символический срок! – турки выбирали подрядчиков, и 19 июня 2009 года Совет министров Турции одобрил тендерное предложение на сооружение АЭС, поступившее от российско-турецкого консорциума, в состав которого вошли ЗАО «Атомстройэкспорт», ОАО «Интер РАО ЕЭС» и турецкая компания Park Teknik. В Вашингтоне разразился скандал. Американцы начали промывать мозги своим турецким партнёрам на всех фронтах: глава Госдепартамента Хиллари Клинтон убеждала турецкого премьера Реджепа Эрдогана, что стратегические партнёры так себя не ведут, что ядерная энергетика страны – члена НАТО не может быть отдана на откуп стране, не входящей в альянс, и что, заключая сделку с Россией, Турция автоматически попадает в сферу интересов Москвы, обостряя внешнеполитические отношения между Кремлём и Белым домом. Одновременно в Стамбуле и Анкаре были заключены под стражу двое переговорщиков – турецких граждан, которые посредничали при получении Россией ядерного тендера. Их заподозрили в шпионаже в пользу нашей страны – ни больше ни меньше! Правда, спустя два месяца их отпустили за неимением улик, но на том этапе американцы смогли продавить турецкую сторону: в ноябре 2009 года Турция официально отменила итоги тендера на строительство якобы из-за несогласия с отпускной ценой электроэнергии с АЭС, предложенной консорциумом.

Полгода назад по аналогичному сценарию проходили переговоры о строительстве АЭС в Индии: там тоже наблюдалась гиперактивность представителей Госдепартамента США, а трое наших переговорщиков, посредничавших при заключении сделки, попали в тюрьму. С той лишь разницей, что двое из них сидят до сих пор и обвинили их не в шпионаже, а в коррупции. В Дели наша страна впервые «натянула нос» Америке, заключив с Индией межправительственное соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях. По итогам этих договорённостей Россия построит в Индии до 20 блоков АЭС на 3 площадках. Это и миллиардные вложения, и прибыль, исчисляемая десятками миллиардов долларов ежегодно. Речь идёт о шести блоках на площадке «Куданкулам», где уже завершается строительство двух, а также о новой площадке на четыре-шесть блоков в Западной Бенгалии. Будет и третья площадка, но чуть позже, через два-три года. Сейчас мы попросту не потянем её строительство: нужны соинвесторы, ведётся их поиск. Некоторые эксперты утверждают, что помощь в постройке АЭС в Индии нам будет оказывать Украина. Запуск первого реактора на АЭС «Куданкулам» состоится уже в этом году, а через год будет запущен и второй блок. Если все планы, прописанные в межправительственном российско-индийском соглашении, будут реализованы, Индия станет крупнейшим партнёром России в атомной отрасли за рубежом. Насколько сильным было разочарование Вашингтона, нетрудно догадаться: комментируя заключение соглашения между Москвой и Дели, представитель Госдепартамента США посетовал, что стратегическому союзу с Америкой Индия предпочла отношения с Россией. А вот в правительстве Индии не скрывали удовлетворения заключённым контрактом, отмечая, что он охватывает полный спектр взаимодействия без каких-либо ограничений, подобных тем, что до сих пор существовали в ядерном сотрудничестве Дели и Вашингтона. При этом особую радость индийская сторона испытала от того, что сотрудничество с Москвой явно выходит за рамки поставок ядерных реакторов и будет включать в себя совместные ядерные исследования. Америка на такие шаги идти наотрез отказывалась. Говорят, что в обмен на обещание вести совместные научные разработки Москва выторговала себе немалые преференции и индийская сторона согласилась на предложение перейти от последовательного сооружения АЭС этапами по два блока к поточному, при котором одновременно ведётся постройка четырёх блоков. На последовательное строительство новых реакторов «Куданкулама» потребовалось бы 12 лет, а при поточном сооружении временные затраты сократятся на треть, что существенно удешевит строительство.

По теме

Турецкий правительственный тендер был «разморожен» лишь в апреле этого года. Шесть месяцев неприкрытого американского давления на турецкое правительство ни к чему не привели, хотя Вашингтон и делал Анкаре весьма заманчивые предложения. К примеру, в обмен на победу в тендере предлагалось ещё более активное лоббирование Америкой вступления Турции в Евросоюз. Вашингтон обещал надавить на несговорчивый Париж по полной, вот только в Анкаре подобным заявлениям, видимо, устали верить. И Америка вынуждена была признать своё поражение.

Теперь уже можно сказать с уверенностью: первую турецкую АЭС будет строить Россия. За нами осталось и проектирование станции, и создание всей инфраструктуры, и эксплуатация, и даже покупка и продажа электроэнергии, производимой на ней. Москва и Анкара будут взаимодействовать в сервисном обслуживании и модернизации станции, а также в её физической защите. Суммарная стоимость строительства составит порядка 20 млрд долларов. Строительство полностью профинансирует Россия, а Турция гарантирует покупку 70% вырабатываемой станцией электроэнергии по установленной на 15 лет с момента пуска каждого блока цене. Важно ещё и то, что По словам главы госкорпорации «Росатом» Сергея Кириенко, для России «это крайне важный контракт, потому что речь идёт не только о том, что мы будем строить станцию, но мы создаём проектную компанию, которая будет на старте на 100% принадлежать российской стороне, а в перспективе за российской стороной всегда будет контрольный пакет у той компании, которая будет владеть атомной станцией в Турции – для нас это принципиально новое и крайне важное положение».

Подобную схему в Росатоме придумали несколько лет назад, считая, что нужно постепенно уходить от действующего сценария, при котором мы просто выполняем заказ на строительство АЭС – как, скажем, в Китае. Построили энергоблоки, получили деньги и ушли. Гораздо интереснее и перспективнее не просто участвовать в строительстве, а быть соинвесторами таких проектов. «Мы считаем, что рынок атомной энергетики – это глобальный рынок, а не рынок отдельной страны, – заявил Сергей Кириенко. – И спрос на этом рынке гораздо больше, чем совокупные возможности всех производителей. А это означает, что ответственная позиция поставщиков и производителей заключается в том, чтобы объединить усилия, идти по пути интеграции и стратегического партнёрства, чтобы потребители атомной энергетики могли прямо сейчас, не дожидаясь появления новых технологий и инфраструктур, получить необходимые для них товары и услуги. Главное в атомной энергетике – то, что у нас у всех консолидированная ответственность. Мы неотделимы друг от друга». Кое-кто за океаном расценил сказанное не иначе как заявку на российскую экспансию в ядерной энергетике.

Кроме того, злые языки поговаривают, что турецкий контракт достался нашей стране не просто так. Дело в том, что согласно планам Росатома 100-процентно российской компания будет только на старте проекта (сколько именно лет – не уточняется), а в перспективе компанию акционируют и до 49% её акций продадут иностранцам, в том числе и туркам. Так вот, ходят слухи, что коммерсанты из окружения нынешнего премьера Турции якобы гарантированно получат не менее 30% акций – именно эти гарантии и решили судьбу сделки в пользу нашей страны, а не Америки. Но так обстоит дело или нет, узнаем мы не скоро, не раньше чем года через три-четыре. Возможно, появление подобной информации – всего лишь месть американцев за проигрыш тендера. Теперь многочисленные международные организации будут усиленно искать (и находить, а как же!) в этой сделке признаки коррупции.

Впрочем, иностранных соинвесторов, которым будет передана часть пакета акций компании, действительно искали. И, судя по циркулирующим в правительстве Украины слухам, уже нашли. В Росатоме пока отказываются говорить, с кем из иностранцев велись такие переговоры, но, судя по широким улыбкам украинских атомщиков, вопрос решён в их пользу. И вот почему.

Как известно, у России имеются определённые сложности с добычей урана, и наша страна была бы не прочь заполучить доступ к украинской сырьевой базе. Российская Федерация на сегодняшний день входит в пятёрку крупнейших «урановых игроков» – наряду с Канадой, Австралией, Казахстаном и Нигерией, – которые обеспечивают три четверти добычи урана на планете. Разведанные российские запасы урана составляют порядка 615 тыс. тонн, и на этом фоне ресурсные запасы Украины выглядят скромно – по оценке Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), они равняются 235 тыс. тонн. Тем не менее сегодня Украина входит в первую десятку стран, ведущих добычу урана. Но есть одно обстоятельство, о котором давно прознали в Москве: на Украине было разведано Новоконстантиновское месторождение, запасы которого составляют ни много ни мало 93,636 тыс. тонн урана. Это не что иное как настоящий урановый Клондайк.

По теме

Когда Владимир Путин на недавней встрече в Киеве с украинским президентом Виктором Януковичем озвучил предложение создать мощный российско-украинский ядерный холдинг, который включал бы объединённую генерацию, атомное машиностроение и топливный цикл, он наверняка в первую очередь думал о Новоконстантиновских урановых залежах, которые Украине в одиночку осваивать будет несколько затруднительно. Имея такие запасы, Украина продолжает производить на единственном государственном предприятии «Восточный горно-обогатительный комбинат» в городе Жёлтые Воды всего лишь треть необходимого для атомных станций оксида урана U3O8. Развивать отрасль банально не на что. Янукович, соглашаясь на предложение Путина, понимал, что в одиночку такой кусок Украина переварить будет не в состоянии. Но, как утверждают эксперты, за кулисами украинской элите были сделаны и другие предложения, которые помогут побыстрее объединить российскую и украинскую ядерную энергетику. А именно участие в турецком проекте для украинских бизнесменов. Россия в итоге оставит за собой 51% акций, 30% получит Турция, а 15% – Украина. Кто поделит оставшиеся 4%, не так уж и важно.

Передавая Украине 15-процентный пакет, Россия получает доступ к украинскому урановому сырью и прежде всего к Новоконстантиновскому месторождению, расположенному в Маловисковском районе Кировоградской области. Владимир Путин уже поторопил Сергея Кириенко: мол, не затягивайте с созданием российско-украинской атомной компании. Действительно, тянуть резину никто и не собирается. Срок слияния российской и украинской ядерных отраслей уже назван – третий квартал текущего года.

Год назад Росатом подписал меморандум с концерном Siemens о сотрудничестве в сфере развития энергетического сектора сроком на 30 лет. По словам Сергея Кириенко, цель создания совместного предприятия – стать мировым лидером в атомной отрасли. Основная ставка делается на продажу реакторов в страны третьего мира. В США уже обвинили Россию и Германию в том, что они «будут торговать с туземцами не стеклянными бусами, а гораздо более опасными товарами», и отметили, что развивающиеся страны далеко не всегда могут гарантировать безопасность функционирования АЭС на своей территории, а это неизбежно повлечёт за собой и военную экспансию со стороны России. Кто-то же должен охранять российскую собственность за рубежом? Почему не российские военные? Тем более что Минобороны, по слухам, уже начало создавать некое подобие «колониальных сил быстрого реагирования». «Экспансия России в области ядерной энергетики повлечёт за собой появление новых зон опасности в мире, – говорится в заявлении Госдепартамента США. – Кроме того, она может привести к новой расстановке сил в Европе, Азии и Африке, ставя под удар стратегические интересы США».

Эксперты считают столь резкие заявления Америки следствием того, что Москва выбивает у Вашингтона почву из-под ног не только в строительстве, но и в проектировании атомных электростанций. Конкуренция обостряется год от года, и наши учёные в кооперации с коллегами из Индии и Китая могут не просто потеснить, но и полностью вытеснить американцев с рынка. Сегодня в нашей стране работают три научно-исследовательских института, занимающиеся проектированием АЭС, – в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. Московский «Атомэнергопроект» (АЭП) проектировал станции в Иране и Индии, а питерцы сосредоточили свои усилия на китайских проектах. К слову, разработку питерского АЭП для Китая эксперты называют самым технически совершенным, экологичным и безопасным проектом на Земле. В итоге питерский АЭП вышел в проектировании АЭС на уровень компетенции, которой не обладает сегодня никто в мире, и если удастся подписать с Китаем контракт на строительство 3-го и 4-го энергоблоков в Тяньване, это будет означать, что производство лучших в мире АЭС в России запущено в серию. Великое дело – опыт: питерский «Атомэнергопроект» за 80 лет своего существования разработал более 100 (!) проектов электростанций (ГРЭС, ТЭЦ, АЭС и ГТЭС) как в России, так и за рубежом. По его проектам построены Кольская и Белоярская АЭС в России, АЭС «Ловииса» в Финляндии, АЭС «Богунице» и «Моховце» в Словакии, «Дукованы» и «Темелин» в Чехии. Оба блока финской станции входят в десятку лучших в мире по надёжности и безопасности.

Строители не отстают от проектировщиков: «Атомстройэкспорт» сегодня выполняет заказы, составляющие более 20% мирового рынка строительства АЭС. Сегодня это единственная в мире компания, которая одновременно ведёт сооружение АЭС сразу в четырёх странах мира – Индии, Иране, Китае и Болгарии. Со дня на день начнётся строительство российских АЭС во Вьетнаме и в Турции.

Во Вьетнаме наша АЭС, как и в Турции, станет первой. Договор о её строительстве не так давно подписали Сергей Кириенко и гендиректор Электроэнергетической корпорации Вьетнама Фам Ле Тханг по окончании переговоров премьер-министров России и Вьетнама Владимира Путина и Нгуен Тан Зунга. Проект станции уже одобрен Национальным собранием Вьетнама, а строительство начнётся в 2014 году в южной провинции Ниньтхуан. Ожидается, что к 2020-му АЭС будет введена в эксплуатацию, стоимость проекта оценивается в 9 млрд долларов. Несмотря на то что к американцам во Вьетнаме относятся крайне негативно – народ ещё не забыл войну полувековой давности, – несколько компаний из США предпринимали попытки заполучить этот вьетнамский контракт. Тщетно.

Пока американцам удаётся негативно влиять лишь на один-единственный российский контракт, а именно на строительство АЭС в иранском Бушере. Строительство должно было завершиться ещё в июле 1999 года, однако Америке удавалось оттянуть ввод объекта в эксплуатацию, нажимая на внешнеполитические тормоза. Но в августе этого года станция, по-видимому, всё же будет запущена в эксплуатацию, и если это произойдёт, США будут вынуждены признать своё полное поражение в конкуренции с Россией на поприще мирного атома.

Чтобы помешать запустить станцию в Бушере, в Москву специально приезжала Госсекретарь США Хиллари Клинтон. Американская газета The Wall Street Journal накануне этого визита опубликовала статью, обвиняющую главу российского правительства в том, что он нарушает некие «негласные договорённости» России с Западом о том, что Москва не будет поставлять топливо для Бушерской АЭС до тех пор, пока Иран не согласится сотрудничать с Международным агентством по атомной энергии. Тем не менее Клинтон уехала из Москвы ни с чем: формально Бушер не попадает под санкции МАГАТЭ, а это значит, что станцию собираются запустить этим летом.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.06.2010 13:26
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх