Версия // Власть // Татарстану окончательно откромсали все «особые отличия»

Татарстану окончательно откромсали все «особые отличия»

49037

Какое ханство!

2
В разделе

Не судьба Татарстану стать второй Белоруссией в рамках «союзного государства» с Россией: положения соответствующего акта 1994 года сегодня, по сути, окончательно дезавуируются. В июле истекает срок договора о разграничении полномочий с федеральным центром, и Москва более не намерена его продлевать. А попытка Рустама Минниханова припугнуть российское руководство бунтом националистов провалилась, чуть не похоронив президента республики под обломками одновременно рухнувших местных банков.

В январе, явно осознав, что дело всей его жизни вот-вот пойдёт прахом, в Москву приехал бывший глава республики Минтимер Шаймиев. Когда бы знать ему 17 лет назад, чем икнётся былая местечковая фронда с шутками-прибаутками, разлил бы Шаймиев своими собственными руками весь заготовленный к тому Сабантую катык и выбросил бы в Казанку все пятирублёвые монеты. В Кремле Шаймиева приняли, выслушали, подарили ему карту древней Тартарии на день рождения и отправили восвояси на малую родину, ничего не пообещав. В ответ обозлённый экс-президент в апреле поучаствовал в мероприятии, которое можно назвать шабашем местных националистов (Третий съезд народов Татарстана), на котором намекнул – мол, Москве, так или иначе, придётся заключить с республикой новый договор. А то хуже будет! «Курьёзно было наблюдать за съездом со стороны, – отмечал казанский политолог Айдар Мубаракзянов. – Ничто так не волновало, к примеру, таджикскую диаспору или общину ассирийцев Казани, как договор Татарстана с Москвой. Впрочем, тот, кто режиссировал этот политический спектакль, не задумывался, что подобная демонстрация выглядит нелепой».

«Бери ношу по себе, чтоб не падать при ходьбе»

В общем, в ближайшее время от всего татарстанского суверенитета останется лишь собственное представительство республики в Крыму да неоправданно громкое название главы региона «президент». А ведь как всё начиналось!

В августе 90-го в Казани провозгласили декларацию о государственном суверенитете, а в марте 92-го провели референдум о независимом статусе, на котором большинство населения признало республику субъектом международного права. Татарстан проигнорировал выборы президента России в 91-м и думскую кампанию 93-го, показательно не участвовал в принятии Конституции России и наотрез отказался подписывать федеральный договор с Москвой. Венцом стало подписание особого договора между Россией и Татарстаном в феврале 1994 года, в котором республика именовалась «государством, объединённым с Россией». Почти Белоруссия! Собственная конституция, законодательство, гражданство и право вести внешнеэкономическую деятельность без оглядки на Москву, подумать только! Все природные ресурсы объявлялись достоянием и собственностью народа Татарстана, и, по сути, республика наделялась всеми теми возможностями, за которые на протяжении всех 90-х годов воевала Чечня. Только безо всякой войны.

А потом, что называется, «пошёл пиковый». Сначала Шаймиев «поставил не на ту лошадь», поддержав на президентских выборах 2000 года Евгения Примакова, ставленника регионалов во главе с Юрием Лужковым. Затем последовал тот самый, шайтан бы его побрал, июньский Сабантуй. В политике, как известно, решающую роль зачастую играют межличностные отношения, а они у властного Шаймиева с новым российским президентом, что называется, не задались. И первый раз икнулось главе республики в середине нулевых, когда Совет Федерации неожиданно наложил вето на новый договор о разграничении полномочий – документ, мол, нарушает устои федерализма. Вето в итоге преодолели, но осадочек остался. Мало того, республиканским властям пришлось пожертвовать целым рядом прописанных в прежней редакции договора полномочий. Кое-что важное, впрочем, осталось. Государственный татарский язык, обязательный к изучению в школах всеми учениками вне зависимости от их желания, и особый вкладыш в российский паспорт. А ещё право проводить собственную международную политику – правда, по согласованию с МИД РФ. Недавно Казань показала – себе на беду, – что это действительно её право. Когда Москва побила горшки с Анкарой после инцидента со сбитым в Сирии российским штурмовиком, Минниханов изрёк: «Турки – наш братский народ, а если кто-то пытается найти или создать какие-то сложности, то это неправильно». А ведь народная мудрость гласит: не учи учёного. Станешь в Москве незваным гостем.

По теме

«Рухнул госбанк Татарстана – а жена Минниханова стала миллиардершей»

Как только в Казани стало ясно, что более договор Москва продлевать не намерена – ни в новой редакции, ни в прежней, вообще никак, – в окружении главы республики созрел «хитрый план». Несмотря на то что проводить собственную экономическую деятельность Татарстану запретили ещё 10 лет назад, в регионе осталось множество автономных банков. По слухам, местное руководство «перетёрло» с банкирами и они порешили устроить что-то вроде майдана – не столько, чтобы действительно отделиться от России, сколько затем, чтобы припугнуть Москву. Но если Шаймиеву подобные игры сходили с рук, то у его сменщика как-то сразу не задалось. В марте Центробанк отозвал лицензии практически у всех крупных региональных операторов – Булгар банка, Анкор банка, Интехбанка, Межрегионального почтового банка и даже у местного колосса – Татфондбанка. Минниханову бы промолчать или отделаться обтекаемыми формулировками – в типично казанском стиле, но он вдруг изрёк, что, мол, закрытие банков выходит за рамки банковских проблем. И спустя недолгое время в Лондоне объявляется влиятельный акционер Татфондбанка Дженнифер Кэтрин Рене, которая, как позже выяснилось, вроде как служила передаточным звеном между татарскими националистами, казанскими властями, финансовыми учреждениями и британской разведкой. «Говорят, что Минниханову по-хорошему предложили покинуть пост, – написало по горячим следам издание «Стрингер», – но он упрямится».

И совершенно напрасно. После крушения Татфондбанка неожиданно выяснилось, что вкладчики не могут получить компенсации невзирая на то, что банк, в общем-то, был государственный. Там держали свои сбережения миллионы жителей республики. Тысячи местных предприятий открывали в банке счета. Ситуация накалилась настолько, что едва не дошло до социального взрыва. А тут вдруг выяснилось, что жена Минниханова Гульсина уплатила налог от продажи своего СПА-салона – 286 млн рублей. Совпало, наверное. «Рухнул госбанк Татарстана Татфондбанк, – резюмировал в этой связи «Стрингер», – а жена президента Татарстана стала миллиардершей. Нормально же?»

А пока тысячи вкладчиков Татфондбанка писали недоумённые письма в адрес российского президента, требуя навести порядок в республике, первый замглавы президентской администрации Сергей Кириенко доводил процесс низведения договора о разграничении полномочий до логического финала, безжалостно вымарывая из него все жалкие остатки былого суверенитета. Кириенко считается признанным мастером этого дела: именно ему, полпреду президента России в Приволжском федеральном округе, Владимир Путин в середине нулевых поручил «отредактировать» новую версию договора и убедить Шаймиева с ней согласиться – и Кириенко блестяще справился с заданием. В общем, если историкам понадобится отыскать могильщика суверенитета Татарстана, долго усердствовать им не придётся.

Айдар МУБАРАКЗЯНОВ, политолог (Казань):

– В какой-то форме договор, я считаю, всё равно в итоге подпишут. Дело в том, что для правящей элиты Татарстана важнее не быть, а казаться. Минниханову важнее сохранить атрибуты государственности, нежели саму государственность как таковую. Полагаю, в итоге стороны сойдутся на том, что Казань пообещает Москве высокий процент голосов на президентских выборах 2018 года (а это на волне протестной активности весьма ценное предложение). И Москва может пойти на уступку, предложив договор, который будет калькой с документа 2007 года, но с дополнительным пунктом, скажем, о статусе президента Татарстана, надо же как-то разрешить юридическую коллизию. На сегодняшний день Татарстан – калька с покорного Москве Касимовского ханства. Москву подобное положение вполне устраивает. Главное – лояльность, а её Казань старательно демонстрирует, во всяком случае, пока.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.07.2017 15:46
Комментарии 12
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх