// // Своим существованием США обязаны русскому казаку?

Своим существованием США обязаны русскому казаку?

446

Спаситель Америки

2
В разделе

20 сентября 1863 года президент США Авраам Линкольн нервно мерил длинными шагами Овальный кабинет. В эту самую минуту за тысячу километров от Белого дома решалось будущее его страны. В штате Теннесси близ Чаттануги в решающей битве схлестнулись армии северян и южан. И теперь исход сражения зависел от того, кому удастся оседлать стратегически важную высоту Миссионери Ридж. Вот почему вести бой за горный хребет отправилась одна из самых сильных бригад армии северян под командованием генерала Джона Бейзила Турчина. «Как там его зовут по-настоящему? – попытался вспомнить Линкольн. – Ах да, Иван Васильевич Турчанинов. Кажется, из донских казаков».

За семь лет до этого бравого полковника Русской армии Ивана Турчанинова корабль навсегда унёс из России на чужбину. За спиной у него оставалась полная приключений жизнь и карьера, которой позавидовал бы любой. В 10 лет потомок старинного дворянского казачьего рода был зачислен в Первый Санкт-Петербургский кадетский корпус, затем окончил престижнейшее Михайловское артиллерийское училище. За незаурядные математические и военные способности по выпуску был зачислен в лейб-гвардию. Молодой поручик мог даже похвастаться личным знакомством с наследником престола великим князем Александром Николаевичем. Кресты и звания следовали один за другим, с началом Крымской войны Турчанинов, как один из опытнейших офицеров, отправлен в осаждённый Севастополь командовать артиллерийской батареей – под его началом служил неизвестный ещё подпоручик Лев Толстой.

Гвардеец-артиллерист был готов защищать Родину до последней капли крови, однако к государственному строю, погрязшему в воровстве, и к увешанным орденами титулованным бездарям у него возникало всё больше претензий. А оборона Севастополя, в ходе которой защитникам города приходилось есть червивую конину, пока интенданты продавали налево армейский провиант, окончательно превратила Турчанинова в либерала. Гвардеец даже вступил в переписку с Александром Герценом. На беду своими мыслями Турчанинов однажды неосторожно поделился с сослуживцами. Отдать под суд боевого офицера, к которому приклеился ярлык «социалиста», не решились, но на дальнейшей карьере ему пришлось поставить крест. В 1856 году, находясь на службе в Польше, Турчанинов решил покинуть Россию. Взяв с собой супругу Надежду, он двинулся за океан: недаром же говорят, что в Североамериканских соединённых штатах удалось построить рай на земле, где всё правят равенство и справедливость?!

Русские на войне своих не бросают

Летом 1856 года Турчаниновы достигли американского побережья. Увы, увиденное заставило полковника ещё раз удостовериться, что молве следует верить не всегда. Страна, представлявшаяся ему царством свободы, на деле оказалась не лучше родной России: то же бесправие рабов-крепостных и полное отсутствие закона для плантаторов-помещиков – неужели стоило проделать такой долгий путь, чтобы снова увидеть то, от чего бежал?

«Разочарование моё полное, я не вижу действительной свободы здесь ни на волос… Эта республика – рай для богатых, они здесь истинно независимы, самые страшные преступления и самые чёрные происки окупаются деньгами», – писал Турчанинов Герцену.

Обманутый в своих лучших надеждах, казак тайно вступил в ряды аболиционистов, помогая переправлять с плантаторского Юга на промышленный Север беглых рабов. Тем временем в воздухе начало пахнуть настоящей войной. В 1861 году южные рабовладельческие штаты образовали Конфедерацию. В ответ наскоро собранная армия северян отправилась наводить «конституционный порядок».

Глядя на первые боестолкновения неопытных северян с конфедератами, профессиональный военный Турчанинов хватался за голову – да кто же так воюет?! Они ведь не имеют даже элементарных представлений о тактике! Через два месяца после начала войны полковник-эмигрант сам отправился на призывной пункт северян: «Я офицер Русской армии. Хочу воевать за свободу».

По теме

Роту волонтёров 19-го Иллинойского полка, вручённую под командование Турчанинову, конфедераты прозвали дьявольской. Диверсанты появлялись из ниоткуда, стремительно наносили удар и скрывались, сея панику в войсках южан. А командир волонтёров Джон Бейзил Турчин, как стали называть его в армии, всего лишь использовал старинную тактику казаков, о которой американцы по естественным причинам не имели понятия. Одновременно он писал для молодой армии её первый Боевой устав: ходить в атаку развёрнутой цепью, а не колоннами, использовать флажки для управления боем, создавать мобильные группы для скрытых манёвров, устанавливать засады и секреты на путях вероятного появления противника. Позже работы Турчанинова легли в основу нынешних пособий по тактике армии США, а пока что за победы на фронте он был произведён в командиры полка. Кандидатур было две: Турчанинов и некто Грант. Достойнейшим признали русского. Обделённый Грант позже стал президентом США.

А вскоре «бешеный казак», как прозвали его южане, вновь удивил армию. Сообразив прицепить перед паровозом платформу и установив на неё пушки, Турчанинов штурмом взял укрепление конфедератов. Так появился первый в истории бронепоезд.

Солдаты разве что не молились на своего командира. Но в мае 1862 года неожиданно поступил приказ: полковника Джона Турчина арестовать и предать военному суду. Обвинение звучало следующим образом: «Взяв с боем город Афины, Турчин подверг его грабежу и предал жестокой смерти всех пленных южан». Пресса готова была растерзать «странного русского», однако солдаты Турчанинова были иного мнения о поступке своего командира. Знают ли господа защитники конфедератов, что южане сами до того взяли в плен отряд северян, привязали каждому к голове по бомбе и взорвали? Тогда-то командир и приказал идти на штурм, не беря пленных! Русские на войне своих не бросают!

От казни Турчанинова спасло лишь чудо. За день до вынесения приговора его супруга Надежда вместе с боевыми товарищами мужа пробилась на приём к президенту Линкольну. С аудиенции они выходили, держа в руках приказ об освобождении полковника и предназначенные для него погоны генерала.

Александр II отказал в возвращении в Россию

Гражданская война, едва не расколовшая Америку, завершилась в 1865 году победой северян. Сражение при Чаттануге, в ходе которого полк Турчанинова сыграл решающую роль, окончательно изменило ход кампании. Но самому Ивану Васильевичу не довелось пройти в победном параде. Командуя сражением, он получил солнечный удар и надолго слёг.

С окончанием же войны человек, который, по общему мнению, обеспечил спасительные для страны победы, новой родине оказался не нужен.

К тому времени Турчанинов уже часто болел – сказались полученные в боях раны. Но сидеть сложа руки было не в его характере: отставной генерал осел в Чикаго, где работал инженером и патентным поверенным. Испытывая симпатию к полякам, в 1873-м Турчанинов добился выделения земли для польских эмигрантов, на которой они основали новый город. Но за делами общественными личные дела отставного генерала шли всё хуже. Из-за болезни почти разорён, его дом продают с аукциона, Турчанинов вынужден зарабатывать на хлеб, давая скрипичные концерты. Друзья стараются помочь ему, обивая в Вашингтоне пороги. В результате конгресс нехотя согласился назначить ставшему ненужным генералу пенсию размером в 50 долларов.

Но, может быть, поможет настоящая Родина? Вскоре из русского консульства пришла казённая депеша: «За превышение срока пребывания за границей и вступление в иностранную военную службу гвардии полковник Иван Васильевич Турчанинов указом Правительствующего Сената лишён всех прав состояния, исторгнут из подданства империи Российской и впредь не имеет дозволения в отечество возвращаться». Позже стало известно, что судьбу Турчанинова решил его старый знакомец, ставший к тому времени императором. На докладе канцлера Горчакова о прошении эмигранта Александр II собственноручно начертал «Нет».

Иван Турчанинов скончался летом 1901 года в госпитале для бедных. За скромным гробом шли сотни человек – бывшие боевые товарищи в потрёпанных мундирах, переселенцы, которым он помог устроить жизнь в Америке, бывшие рабы. С воинскими почестями генерала похоронили на военном мемориальном кладбище в Маунт-Сити, позже ему придали статус национального. На гранитном надгробии, у которого стоит американский флаг, крупными буквами выбито имя – Джон ТУРЧИН. Регалии не нужны – этим сказано всё.

Опубликовано:
Отредактировано: 19.02.2014 15:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх