// // Вице-премьер Аркадий Дворкович поможет дагестанскому бизнесу приватизировать страну?

Вице-премьер Аркадий Дворкович поможет дагестанскому бизнесу приватизировать страну?

6506

Кавказский узел

2
В разделе

Одним из самых знаковых экономических событий наступающего 2013 года станет очередной этап приватизации госсобственности. Согласно планам правительства в 2013 году будет приватизировано государственных активов на астрономическую сумму – 427 млрд рублей против 213 млрд в 2012-м. Очевидно, что вокруг самых лакомых активов разгорится жёсткая борьба между бизнес-кланами и их высокими покровителями во властных структурах. К одному из самых мощных «клубов по приватизационным интересам» эксперты относят так называемую «дагестанскую группу» бизнесменов. Что неудивительно – проводником интересов бизнесменов из Дагестана в коридорах власти является вице-премьер Аркадий Дворкович, который фактически является куратором второй волны приватизации в правительстве. Что же связывает молодого и энергичного политика с бизнесменами с Северного Кавказа и чьи конкретно интересы лоббирует Аркадий Владимирович?

Аркадия Дворковича сегодня называют правой рукой премьер-министра Дмитрия Медведева. Зона ответственности Дворковича – промышленность, сельское хозяйство, энергетика, транспорт, связь и все вопросы Минприроды, включая недропользование. Кроме того, повторимся, Дворкович курирует вопросы второй волны приватизации. Между тем управленческие качества вице-премьера Дворковича вызывают большие вопросы. По нашему мнению, Аркадий Владимирович вовсе не производит впечатления серьёзного, основательного управленца. Отсутствие собственного мнения по ключевым вопросам всегда воспринималось как «приложение» к тем или иным политикам, например к Шувалову и Грефу. Если же Аркадий Владимирович осмеливался вдруг говорить по существу, то это, как правило, оборачивалось шквалом критики и насмешек в его адрес – чего только стоят предложения об увеличении пенсионного возраста или отмене стипендий студентам. В СМИ с немалой долей иронии активно тиражировались радужные экономические «прогнозы» Дворковича, которые он сделал в преддверии финансового кризиса 2008 года. Неудивительно, что для многих причины устойчивости столь неоднозначной фигуры в высших эшелонах власти сегодня представляют загадку. Есть мнение, что основные функции Дворковича, позволяющие ему держаться на плаву, лежат вне публичной плоскости. В команде премьера Медведева Дворкович отвечает за обратную связь с бизнесом и формирование финансовой поддержки медведевского клана со стороны «предпринимателей новой волны». Причём среди главных бизнес-партнёров Дворковича почему-то преобладают представители с Северного Кавказа.

Рустамова

В биографии Аркадия Дворковича трудно найти точки соприкосновения с дагестанским бизнесом и Северным Кавказом вообще. Поэтому эксперты предлагают внимательнее присмотреться не к самому Дворковичу, а к человеку, который сыграл большую роль в его карьерном становлении, и не исключено, что и продолжает оказывать серьёзное влияние на принимаемые им решения. Речь идёт о супруге Аркадия Владимировича – Зумруд Хандадашевне Рустамовой, с которой Дворкович состоит в браке с 2001 года. Зумруд родилась в 1970 году в Москве, куда её родители Хандадаш Гаджиевич и Татьяна Абдулловна Рустамовы перебрались из Дагестана. В 1992 году окончила Московский экономико-статистический институт по специальности «статистика», после чего Зумруд сделала головокружительную карьеру в Госком­имуществе России. Придя в 1995 году в ведомство рядовым экономистом, в 1999 году Рустамова уже стала заместителем председателя этого ведомства, которое тогда возглавлял Игорь Шувалов. Возможно, Рустамова помогла обеспечить стремительный карьерный рост мужу благодаря своим связям с тем же Игорем Шуваловым и другими политиками «либерального крыла». Что же касается отношений Рустамовой с бизнесом, то наиболее интересный период её карьеры начался после того, как Зумруд покинула государственную службу. Именно в это время она стала налаживать тесные связи с дагестанскими бизнес-элитами. Так, с 2006 по 2008 год Рустамова работала в ООО «Нафта Москва», с 2008 по 2009 год являлась управляющим директором представительства офшора «Нафта Москва (Кипр) Лимитед», с 2009 года – член совета директоров ОАО «Полюс Золото». За всеми этими компаниями стоит человек, который сегодня, как говорят, является локомотивом «дагестанской группы», это предприниматель и владелец махачкалинского футбольного клуба «Анжи» Сулейман Керимов.

По теме

Керимов

Сулейман Керимов персона настолько известная, что не нуждается в дополнительном представлении. Однако в преддверии большого дележа госсобственности стоит отдельно рассказать о его широких лоббистских возможностях, которые, безусловно, будут использованы в ходе приватизации-2013. Например, одним из наиболее ярких показателей вхожести Керимова во властные кабинеты является предельно лояльное отношение к нему и его бизнесу «государственных» банков – ВТБ и Сбербанка. Фактически две эти организации уже долгие годы предоставляют Керимову основные кредитные ресурсы под его проекты. Так, на кредиты Сбербанка Керимов приобрёл контрольный пакет акций ОАО «Полиметалл» за 900 млн долларов, пакет акций «Газпрома» и акции самого Сбербанка. Ради Керимова банк даже в итоге нарушил одно из строжайших своих правил – превысил лимит кредитов «в одни руки» в 25% своего капитала. По информации Forbes: когда «Нафта Москва» выбрала в Сбербанке этот лимит, брать кредиты в Сбере стала другая структура Керимова – ЗАО «Новый проект». По словам наших источников, такой потрясающей лояльности Керимов добился благодаря личным связям с бывшим спецпредставителем тогда президента Дмитрия Медведева Игорем Юсуфовым.

Весьма показательной стала и история по «спасению», а по сути, установлению Керимовым контроля над активами группы компаний «ПИК». В 2008 году на волне финансового кризиса ПИК – один из крупнейших игроков на строительном рынке страны – оказался в предбанкротном состоянии. Только в 2009 году группе предстояло погасить кредитов Сбербанку, Внешэкономбанку и ВТБ на общую сумму в 900 млн долларов. Но как только пошли первые задержки выплат и перед группой нависла реальная угроза банкротства, на руководство ПИКа вышел Сулейман Керимов, который за блокирующий пакет в 25% акций якобы пообещал «разрулить» проблему с банками. После того как партнёры ударили по рукам, задолженность группы удалось реструктуризировать со всеми банками как по мановению волшебной палочки. Вскоре Керимов получил ещё 20% акций и фактически отодвинул прежнее руководство от управления группой и теперь лично контролирует все аспекты бизнеса. Неусыпный контроль Керимова над делами ПИКа позволил последнему получить крупные госконтракты на строительство жилья для военнослужащих. Заключить соглашение с военным ведомством Керимову, по словам наших источников, помогла группа чиновников, которые хотели бы поучаствовать в распределении этих огромных финансовых потоков. Сегодня одним из главных бизнес-партнёров Керимова и Аркадия Дворковича наши источники называют и опального министра Алексея Кудрина. Несмотря на то что последний не занимает сейчас государственных постов, он по-прежнему считается серым кардиналом в финансовой жизни страны. Другим могущественным партнёром Керимова называют главу группы компаний «Ист» Александра Несиса. Партнёры уже провернули несколько крупных сделок, в частности сообщается, что сделку с покупкой ОАО «Полиметалл» Керимов проводил в интересах Несиса.

Одним из показателей близости Керимова к власти является его активное участие в политической жизни на Северном Кавказе. Керимов является представителем крупных дагестанских экономических кланов и способен влиять на происходящие в республике процессы. Кстати, покупку Керимовым футбольного клуба «Анжи» эксперты называют скорее политическим шагом, одобренным руководством страны.

Какие же государственные активы сегодня интересуют Керимова? Есть мнение, что с участием Керимова будет реализован проект приватизации угольных активов с последующим объединением их в «Объединённую угольную компанию» на базе ОАО «СУЭК» и шахты «Распадская». Кроме того, Керимов может принять участие в приватизационных процессах в энергетических структурах – ИнтерРАО, ФСК, ГК «Роснефтегаз». Он же станет основным участником приватизационных процессов в банке ВТБ и Сбербанке. Это те сферы, в которых сильны позиции деловых партнёров Керимова.

Невольно напрашивается вопрос: зачем же при таких мощных лоббистских возможностях Керимову вдруг понадобилось заручаться ещё и поддержкой супружеской четы Рустамова – Дворкович? Есть мнение, что Аркадий Дворкович не будет выполнять функции лоббиста интересов Керимова, ему уготована другая роль. Что же касается дальнейшей судьбы купленной Керимовым госсобственности, то скорее всего она будет перепродана. Ни для кого не секрет, что Керимов, по сути, крупный финансовый спекулянт, пользуясь поддержкой чиновников, приобретает хорошие активы дёшево, затем перепродаёт их с прибылями в сотни процентов.

По теме

Магомедовы

К числу наиболее влиятельных и близких к Аркадию Дворковичу представителей «дагестанской группы» наши источники относят также братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Магомедовы, впрочем, уже успели засветиться на второй волне приватизации, и, как отмечают эксперты, дело не обошлось без поддержки со стороны высших государственных чиновников. Речь идёт о приватизации Объединённой зерновой компании, активы которой приобрёл Зиявудин Магомедов. Помимо ИГ «Сумма» Магомедова свои заявки на участие в конкурсе подавали один из крупнейших мировых зерновых трейдеров Louis Dreyfus, компании «Био-тон», «Нефтегазиндустрия», агрохолдинг «Кубань» и «РусАгро». Однако вместо проведения сделки в форме открытого размещения принадлежащих государству акций ОЗК, позволяющего привлечь максимальное количество инвесторов, организатором конкурса – «Тройкой Диалог» – к реализации был предложен не госпакет, а акции дополнительной эмиссии, которые формально принадлежат ОЗК. Это позволило провести продажу 50%-1 акции по закрытой подписке, что привело к ограничению конкуренции, но ФАС, в которую по этому поводу обратились представители «Кубани», осталась, по сути, безучастной...

При этом репутация господ Магомедовых сегодня вызывает немало вопросов в бизнес-сообществе. Первые шаги в бизнесе Магомедовы стали делать в начале 90-х годов с сотрудничества с Семёном Вайнштоком – в ту пору генеральным директором «Лукойл-Когалымнефтегаза». Вместе со своими партнёрами Вайншток превратил Когалым в закрытую зону, где могли работать только подконтрольные им структуры, ситуацию в городе контролировала дагестанская ОПГ, по нашему мнению, близкая к Магомедовым. Интересы братьев Магомедовых ещё долго крутились вокруг аффилированных с ЛУКОЙЛом структур. Магомедовы засветились в конце 90-х со строительством платной автодороги Москва – Минск. Деньги на реконструкцию – 300 млн рублей – в качестве взаимозачёта за долги перед бюджетом выделил ЛУКОЙЛ, средства в итоге оказались на счетах якобы близких к Лукойлу фирм «Алькорт» и «Венор», которые, по данным «Известий», принадлежали братьям Магомедовым. Эти структуры должны были поставить топливо и дорожную технику, однако поставки так и не были выполнены. Куда делись 300 млн, правоохранительные органы так и не смогли выяснить. Магомедовым удалось избежать ответственности. Другим характерным эпизодом в бизнес-карьере братьев стала банковская деятельность. В частности, Магомедовы были основными собственниками банка «Диамант». В итоге в июне 2001 года лицензия у банка за многочисленные нарушения была отозвана. Последние годы Магомедовы сконцентрировались на портовом и горнорудном бизнесе, а также тесном сотрудничестве с «Транснефтью», что уже само по себе говорит о хороших связях на самых верхах. Не вызывает сомнения и тот факт, что Магомедовы плотно общаются и с нашим главным героем – Аркадием Дворковичем. Зиявудин Магомедов учился с вице-премьером на одном курсе МГУ, кроме того, однокашники совместно участвовали в борьбе за контроль над Международной шахматной федерацией (ФИДЕ). Кроме того, благодаря связям с Дворковичем в 2012 году Зиявудин Магомедов возглавил Деловой консультативный совет АТЭС.

Не без поддержки Аркадия Дворковича Магомедовы сегодня бьются за получение заказа на реконструкцию столичного стадиона «Лужники» в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года. Вложив в проект реконструкции около 2,3 млрд долларов, братья рассчитывают получить по номинальной цене контрольный пакет акций спорткомплекса, который сейчас принадлежит правительству Москвы. Как сообщают наши источники, столичная мэрия очень осторожно отнеслась к предложению Магомедовых, от которого явно попахивало авантюрой. Однако есть информация, что на днях из Правительства РФ в мэрию поступило настойчивое указание определиться с подрядчиком не позднее начала 2013 года, причём в качестве приоритетного партнёра была названа инвестиционная группа «Сумма».

Также есть информация, что Магомедовы выступят участниками аукционов по скупке портовых активов, намеченных государством к продаже. Не исключено также, что они будут допущены к участию в перераспределении активов в области ТЭК и в сфере телекоммуникаций. Причём, как и в случае с Керимовым, Магомедовы не намерены вкладываться в серьёзное развитие этих активов. В стратегии магомедовской группы «Сумма» всегда прослеживалась чёткая закономерность: активно развивались лишь высокомаржинальные направления, причём способные дать отдачу быстро. Те же направления, которые требуют серьёзных и долгосрочных вложений, а перспективы отдалены во времени, выводятся на периферию текущих бизнес-интересов. То есть, по сути, Магомедовых также можно отнести к категории финансовых спекулянтов, успешность которых базируется на политических и административных связях.

По теме

Билаловы

В тесной связке с Магомедовыми вершины российского бизнеса и сердца чиновников покоряют их давние партнёры по скандально знаменитому банку «Диамант» и двоюродные братья – Ахмед и Магомед Билаловы. Помимо банковской деятельности бизнес Билаловых был тесно связан с нефтью. На их боевом счету сделки по приобретению долей «Нижневартовск-нефтегаза», «Варьеганнефти», «Черногорнефти». Некоторые сомнительные сделки позже приводили к возбуждению уголовных дел, но это нисколько не пошатнуло позиций Билаловых. Основным бизнес-плацдармом Билаловых сегодня является Краснодарский край. Ахмед Билалов – бывший депутат краевого Заксобрания, а также вхож в близкий круг губернатора Кубани Александра Ткачёва. В разное время Билаловым принадлежали контрольные пакеты крупнейших предприятий местного ЖКХ – Независимой энергосбытовой компании, «Краснодартеплоэнерго», Южной газовой компании, «Сочиводоканала» и так далее. Естественно, не обошёл Билаловых стороной и золотой дождь в виде средств, выделяемых на подготовку олимпиады в Сочи-2014. После объявления Сочи столицей Олимпийских игр Ахмед Билалов стал часто светиться в окружении высокопоставленных чиновников, связанных с подготовкой Олимпиады. По словам наших источников, выходы на олимпийских функционеров он получил через губернатора, который познакомил Ахмеда Билалова с тогдашним председателем олимпийского комитета Леонидом Тягачёвым. Тот, в свою очередь, представил Билалова руководителю управделами президента Владимиру Кожину.

Билалов был включён в переговорную делегацию, ездил в команде организаторов на презентации в другие страны. В этой команде были и на тот момент министр экономического развития Герман Греф, и помощник президента Аркадий Дворкович, и глава заявочного комитета Дмитрий Чернышенко.

Участие в олимпийском проекте сказалось на масштабе деятельности Билаловых. На сегодняшний день Билаловы владеют горнолыжным комплексом «Горная карусель», являются совладельцами компании «Красная поляна» (участвовали в приобретении доп­эмиссии акций компании в начале 2012 года наряду с компанией «Сбербанк Капитал»). Кстати, «Горная карусель» – излюбленное место для катания на горных лыжах премьер-министра Дмитрия Медведева. С Медведевым Билалов познакомился ещё в 2006 году во время совместной работы в комиссии правительства по вопросам религиозных объединений. Весной 2010 года президент Медведев дал поручение полпреду в Северо-Кавказском федеральном округе Александру Хлопонину разработать проект создания в регионе туристических зон. Под этот проект при Мин­экономразвития была создана рабочая группа во главе с Билаловым. В начале июня 2010 года группа представила президенту программу, которая по объёму инвестиций затмила даже олимпийскую стройку в Сочи с её сметой в 206 млрд рублей, или 6,8 млрд долларов. В настоящее время Ахмед Билалов является председателем совета директоров компании в рамках частно-­государственного партнёрства «Курорты Северного Кавказа» (КСК), которая к 2025 году должна сделать из проблемного региона «туристическую Мекку». Из заявленных 15 млрд долларов 2 млрд в проект вложит государство.

Очевидно, что Билаловы имеют достаточно деловых и политических связей, способных пролоббировать их участие во «второй волне приватизации». Скорее в дележе грандиозного государственного пирога им будет отведена роль приобретателей активов в сфере туристического, гостиничного, строительного бизнеса.

Конечно, приватизация госактивов невозможна без широкого участия предпринимателей. И в принципе здесь не имеют значения ни национальность, ни вероисповедание участников приватизации. Другое дело, что репутация некоторых участников этой группы, как видно, весьма неоднозначна. Керимова и Магомедовых эксперты относят к категории спекулянтов. Билаловы, как, впрочем, и многие на начальном этапе становления бизнеса, имели вопросы у правоохранительных органов. И, конечно же, главная общая черта участников «дагестанской группы» – максимальное использование в бизнесе административного ресурса, связей с высшими чиновниками, в частности с тем же вице-премьером правительства Аркадием Дворковичем. Можно ли в такой ситуации говорить о том, что процесс приватизации будет честным и прозрачным? И во сколько недополученных от приватизации миллиардов долларов могут обойтись казне совместные усилия бизнесменов и прикормленных ими чиновников по «оптимизации» процесса покупки государственных активов?

Источник информации:

РИА «Московский монитор»

Опубликовано:
Отредактировано: 24.12.2012 15:36
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх