// // Стас Намин: Впервые за 30 лет выпущу альбом

Стас Намин: Впервые за 30 лет выпущу альбом

395
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Стас Намин – человек деятельный. Достаточно посмотреть на его страничку в «Википедии», и комментарии будут не нужны. Он посвящал себя музыке и театру, изобразительному искусству и фотографии, кинобизнесу и организации фестивалей разных видов искусств. Впрочем, сейчас он, видимо, решил вернуться к истокам. Совсем скоро состоится концерт возрождённых «Цветов». Причём это событие должно произойти при горячей поддержке и участии другой отечественной легенды – «Машины времени».

–Стас, как так получилось, что две культовые группы – «Машина времени» и «Цветы» никогда не играли в одном концерте, хотя обе уже просуществовали по 40 лет?

– Это объясняется очень просто. Хоть мы и дружим уже больше 40 лет, но до перестройки находились под таким давлением со стороны советского режима, что нам с трудом удавалось вообще давать концерты без скандалов с официозом, а уж про совместные мы и мечтать тогда не могли. С началом перестройки мы стали гастролировать по миру, и нам было не до концертов в Москве. А после мирового турне, когда мне музицировать порядком надоело, в 1989-м, я оставил группу и занялся другими проектами. Группа «Цветы» вообще перестала существовать. Через 10 лет мы вновь собрались и начали заниматься проектами в театре, который я тогда создал. Мы поставили классику мюзиклов – «Волосы», рок-оперу «Иисус Христос – суперзвезда/Jesus Christ Superstar» и многие другие спектакли. До 2010-го «Цветы» почти не выходили на концертную сцену и в шоу-бизнесе не участвовали. По воле судьбы так сложилось, что именно сейчас, в наше общее с «Машиной» 40-летие, самое время вместе повеселиться и зажечь.

– И каким же будет этот первый совместный концерт?

– Он будет в лучших традициях Вудстока: на открытом воздухе, где не возбраняется танцевать, целоваться и всё остальное, неотъемлемое в подобных тусовках. Что-то мы сыграем по отдельности, а всем известные хиты «Цветов» и «Машины» исполним вместе.

– Путь вашей группы был довольно тернист. Какое испытание было самым сложным?

– Я не думаю, что испытания у нас с «Машиной» сильно отличались друг от друга. Нас примерно одинаково давил режим, мы одинаково до перестройки были невыездными и запрещёнными в центральных СМИ. Думаю, всё доперестроечное время, когда нас всех режим воспринимал как полудиссидентов, было сложным. За нами по пятам ходила прокуратура, мучили худсоветы, отбирали и запрещали название «Цветы», которое вызывало ассоциации с хиппи, и т.д… Самым сложным, наверное, было не обращать на всё это внимания и не потерять кайфа от музыки, которую мы любили.

– В 1987-м вы основали первый в стране продюсерский центр SNC, из которого вышли «Бригада С», «Моральный кодекс», «Калинов мост», «Сплин» и многие другие. А затем вы создали группу «Парк Горького», которая вскоре десантировалась (и вполне успешно) на Запад. Как всё происходило?

– Вернувшись с «Цветами» после первых западных гастролей в 86-м году, я решил создать новую группу, специально на экспорт. Придумал название по «месту рождения» – в то время (впрочем, как и сейчас) мой офис находился в парке Горького – и логотип в виде серпа и молота, собрал на свой вкус музыкантов, и мы в течение двух лет готовили записи в студии SNC. Когда мне удалось подписать контракт с фирмой Polygram и договориться с Bon Jovi, что они поддержат мой новый проект, я организовал фестиваль в Лужниках, который и стал трамплином для новой группы. Сначала я отправил их на запись, а потом и на гастроли в США. Но в Америке группа продержалась недолго – в 90-м развалилась. Думаю, ребята не выдержали, с одной стороны, славы, а с другой – трудностей, которые всегда существуют на первых порах. А может быть, кому-то амбиции не давали покоя. Как бы там ни было, я считаю для себя этот проект успешным, хотя жаль, конечно, что он долго не прожил. Я не смог возвратить вложенные мною в проект деньги, а, главное, затраченные мною время и силы могли бы дать более весомый результат. А что касается музыкантов – кто был ярким и талантливым, тот и сейчас не исчез: Николай Носков и Александр Маршал.

По теме

– Вы создавали и продюсировали немало фестивалей. Это сейчас только ленивый не «делает» концерты, но тогда, когда не было ни опыта, ни практики, вы один за другим выдавали фестивали один эффектнее другого: «Музыканты за мир», самый легендарный международный рок-фестиваль в Лужниках в 1989-м с участием Bon Jovi, Motley Crue, Scorpions, Ozzy Osbourne (в котором и принял участие «Парк Горького»), «Рок из Кремля» с участием Гребенщикова, Бутусова, Сукачёва, Кинчева и многие другие. Какой из них был для вас самым трудным?

– Не поверите, но все фестивали были трудными. Все они до последней минуты были на грани срыва. Даже когда уже в Москву на фестиваль в Лужниках приехали все мировые звёзды и аппаратура была расставлена, была угроза, что власти СССР его запретят. «Рок из Кремля» – это была первая частная акция в Кремле, тем более первый рок-концерт. Мы сняли первые ряды для стоячего партера. Тогда по молодости ещё было желание похулиганить рок-н-роллом и «лишить девственности» зал, где всю жизнь заседали только партийные съезды коммунистов.

Когда я организовывал фестиваль в Лужниках, мой друг Фрэнк Заппа сказал мне: «Добро пожаловать в самый грязный бизнес в мире». В середине 90-х, уже создав первые в стране частные продюсерский центр, студию и фирму грамзаписи, концертное агентство, радиостанцию, телекомпанию и т. д., что и стало основой отечественного шоу-бизнеса, я так отчётливо почувствовал правоту его слов, что решил быть от всего шоу-бизнеса, тем более нашего, подальше. Собственно, я всё это создавал не для шоу-бизнеса, а скорее из-за желания свободы, которой так не хватало в прежние времена. Ведь тогда и во сне не могла присниться собственная радиостанция без идеологического контроля эфира.

– Вы всегда делали только то, что вас интересовало. А интересовало вас многое: музыка, театр, изобразительное искусство, фотография, кино…

– В этом году нашему театру исполнится 10 лет. На сегодняшний день он единственный на постсоветском пространстве театр мюзиклов. Помимо классики («Волосы» и «Иисус Христос – суперзвезда», которые не сходят у нас со сцены уже 10 лет) в репертуаре театра – «Бременские музыканты», «Три мушкетёра», «Портрет Дориана Грея», «Алиса в Стране чудес», «Снежная королева» и многие другие музыкальные спектакли. Из-за того, что я веду курс мюзикла в Российской академии театрального искусства (ГИТИС), театр проводит мастер-классы для студентов и постоянно пополняет труппу молодыми талантами. Весь ноябрь мы будем праздновать юбилей, где театр представит свой полный репертуар и премьеры.

– Вы хотели бы, чтобы ваши дети продолжили вашу деятельность? Кстати, сколько у вас детей?

– Детей у меня всего трое: дочь Маша и двое сыновей – Роман и Артём, и продолжать мои дела им совсем не обязательно, у них достаточно своих. Маша, получив образование в Швейцарии и Штатах, живёт в Москве, занимается фотографией и воспитывает дочку Асю. Рома ищет себя в разных областях, окончив колледж в Лондоне и четыре курса Медицинской академии в Москве, он решил поработать на камчатском лесоповале. Вернувшись в Москву, окончил Институт корпоративного менеджмента. Артём только окончил московскую школу «Золотое сечение» и поступил в Нью-Йоркский университет на кинорежиссуру.

– На Youtube большой популярностью пользуется ваша композиция «Свет и радость». Как к вам пришла идея написать эту песню?

– Я задумал её более 30 лет назад. Но тогда она и звучала и называлась по-другому. Она была создана под влиянием песни Джорджа Харрисона My sweet lord, а также индийской музыки и философии, которые меня тогда увлекли. Естественно, она никогда не записывалась и не исполнялась во времена СССР. Но в прошлом году, в первые дни записи альбома «Назад в СССР», у меня родилась новая концепция песни. С начала 90-х наш центр регулярно проводил фестиваль «Единый мир». Идеей фестиваль является объединение на одной сцене представителей разных культур, национальностей, рас и вероисповеданий. Теперь «Свет и радость» наглядно воплощает эту идею и звучит как своеобразный гимн единству многообразия людей на земле, гимн взаимоуважению и мирному сосуществованию разных культур: в ней звучат молитвы пяти основных мировых религиозных конфессий – индуизма, буддизма, иудаизма, христианства и мусульманства.

– Название вашего альбома «Назад в СССР», который вы выпустили к 40-летию группы «Цветы», очень уж напоминает название песни Beatles...

– Да. Но для Beatles это название – экзотика, они ведь в СССР никогда не были. С таким же успехом они могли назвать песню «Назад в Китай» или «Назад на Луну». А для нас «Назад в СССР» значит назад в молодость, то есть возвращение к тем песням, которые мы пели в 70-е.

– Этим летом снова на легендарной студии Abbey Road вы начнёте записывать новый альбом. Чем «Цветы-2010» будут отличаться от ранних?

– Ранние «Цветы» – в альбоме «Назад в СССР». Это хоть и кайфовая, но ретромузыка, там записаны наши песни с 69-го по 83-й год. Осенью выйдет наш новый альбом, названный по одной из новых песен – «Распахни своё окно». Фактически это будет первый альбом «Цветов» после диска «Гимн Солнцу», то есть первый за 30 лет. Думаю, он произведёт впечатление и на тех, кто любит и знает «Цветы», и на тех, кто никогда нас раньше не слышал. Для меня это первый альбом, который я записываю без идеологической цензуры. Там будут и стихи, и музыка, которые правда отражают то, что меня сегодня волнует.

– Какое событие в вашей жизни и в жизни нашей страны вы могли бы назвать главным?

– Моя жизнь и жизнь страны, как вы понимаете, – это совершенно разные вещи. Поэтому главные события в них редко сходятся. Но всё-таки это бывает. Например, свобода, которая пришла с Горбачёвым, конечно же, оказалась очень важна и для моей жизни.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 21.07.2010 11:07
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх