// // Сможет ли Минск увернуться от братских объятий Москвы чтобы не задохнуться в них?

Сможет ли Минск увернуться от братских объятий Москвы чтобы не задохнуться в них?

4671

Скованные одной нефтью

2
В разделе

«Поделить Белоруссию на области и впихнуть в Россию – этого не будет никогда! – горячился Александр Лукашенко на недавней встрече с российскими журналистами в Минске. – Я понимаю эти намёки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России». И президент сделал жест рукой – врёшь, не возьмёшь! Внимавшие ему гости застыли с отвисшими челюстями. Что это было – Лукашенко пошёл ва-банк, чтобы получить от Москвы новые поблажки, или это – начало конца Союзного государства?

В январе российское правительство начинает «налоговый манёвр» – постепенную отмену экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты с нынешних 30% на 5% в год в течение шести лет. Из-за этого Минск потеряет порядка 10 млрд долларов. Сегодня расклад такой: Белоруссия вывозит из России нефть по льготной цене, перегоняет её на своих НПЗ в бензин и солярку и отправляет нефтепродукты на экспорт. Собственно, во многом именно за счёт полученного навара экономика наших союзников если и не процветает, то уж, во всяком случае, остаётся на плаву. Есть, правда, некоторые странности. Основной импортёр белорусских нефтепродуктов – Украина. Белорусский бензин и солярка плещутся в баках грузовиков и бронемашин украинской армии в Донбассе. Выходит, Россия заправляет своим горючим тех, кто объявил ей войну. Это уже не так безобидно, как белорусские «санкционные» морепродукты и пармезан. Между тем в Минске «налоговый манёвр» Дмитрия Медведева сочли чуть ли не предательством и потребовали скидки на газ «до принятия принципиальных решений о движении в направлении дальнейшей интеграции России и Белоруссии в рамках Союзного государства». Но вице-премьер Дмитрий Козак наотрез отказался обсуждать компенсацию Минску потерь от «налогового манёвра». А Дмитрий Медведев ещё и прозрачно намекнул: Москва готова выполнить все пункты договора о Союзном государстве. Что там у нас – общая валюта, парламент, президент и страна. Да, и общий флаг – красный. Вот тут-то Александра Лукашенко и прорвало.

«Стать президентом России? Не могу!»

Да, мы – Россия и Белоруссия – всё ещё две составные части Союзного государства, если кто об этом забыл. Двадцать лет назад Лукашенко было выгодно находиться с Россией как бы в единой стране. Он считал себя – и не без веских на то оснований – преемником Бориса Ельцина. Тогда ходила такая шутка: если Лукашенко однажды двинет свои войска на Россию, то из Минска выступят несколько полков, а до Москвы дойдут целые армии. Желающих присоединиться к походу среди россиян будет хоть отбавляй. Лукашенко эти байки были известны, но грёзы о Кремле разбились о жёсткий конфликт с частью российской элиты, нипочём не желавшей видеть в белорусском президенте сменщика Ельцина. Принято считать, что против Лукашенко выступал один Борис Березовский, но это не так – противников было значительно больше. Когда осенью 1998-го конф­ликт между Минском и Моск­вой вышел на пик, автора этих строк отрядили в Минск за интервью Лукашенко для одной очень влиятельной на тот момент московской газеты. И её редактор, Александр Колодный, поставил задачу: в интервью Лукашенко может наговорить что угодно, но заголовок должен быть такой: «Стать президентом России? Не могу!» Российскую элиту нужно было срочно успокоить – что и было сделано. Интервью вышло именно с тем заголовком, с каким требовалось, и было согласовано с Лукашенко и им завизировано. Визу ждали то ли две недели, то ли три. Не исключено, что всё это время Лукашенко обмозговывал исключительно один заголовок. Публично отказаться от претензий на Кремль – это, знаете ли, не бульбы намять.

По теме

Но тогда Лукашенко ещё не покидала надежда, что однажды его всё-таки призовут на российский престол. В 2000-м эта надежда изрядно померкла, а под занавес 2007-го, когда в Москве окончательно определились с преемником, и вовсе испустила дух. Примерно с тех пор президент Белоруссии стал позволять себе острые выпады в отношении российских союзников, понимая, что толку для него от Союзного государства только как от дойной коровы. Корова, впрочем, исправно давала надои вплоть до этой осени. Пока в Москве не смекнули, что в кризис такая корова самим нужна позарез.

«Наш суверенитет дорого стоит»

Вот тут-то Лукашенко и прорвало. И месяца не прошло, как он публично доказывал на саммите в Могилёве, что о вхождении в состав России никогда и речи не шло и «глупости, что Россия кормит Белоруссию». А тут ещё и Медведев не к месту со своим предложением о «более углублённой интеграции» – с единым парламентом, судом, валютой и даже таможней, не говоря уже о красном флаге Союза, который для многих в Минске как красная тряпка для быка. Впрочем, министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей явно готов торговаться: «Белоруссия должна оставаться суверенным государством», и далее: «Наш суверенитет, как говорит президент, дорого стоит». Вы, там, в Кремле, намёк поняли? Дорого!

И вот тут-то нам впору спросить самих себя: а готовы ли мы платить дорого? Так ли уж России нужна Белоруссия? Одно дело – единовременно взять на кошт 2 млн крымчан и к ним прицепом ещё миллион украинцев, после воссоединения спешно перебравшихся на полуостров. А потянет ли наша страна ещё и 10 млн белорусов? С одной стороны, Москва и так держит на плаву белорусскую экономику, снабжает кредитами без отдачи и заливает нефтью без счёта. С другой – посмотрите на Приднестровье и Абхазию с Южной Осетией. Одно дело – поддерживать их финансово сейчас, когда они самостоятельны, пусть и с кучей оговорок. А что, если их статус изменится? Насколько затратной может быть интеграция в российское экономическое пространство сравнительно небольшого региона, мы видим на крымском примере – только 50 млрд руб­лей безвозвратных федеральных дотаций в год плюс ещё порядка 150 млрд в год федеральных трансфертов в крымский бюджет. Это не считая инфраструктурных проектов вроде Крымского моста или строительства опреснителей – на сотни миллиардов рублей. А ведь Крым ещё и сам зарабатывает, принимая по 6–7 млн курортников за год! По деньгам это вполне сопоставимо с тем, что приносит белорусское машиностроение. Вот и спросим себя: а потянем мы полноценное Союзное государство?

Экономисты разное говорят. Вот Сергей Глазьев, к примеру, считает, что мы вполне бы могли взять на кошт Белоруссию. И со временем она перестала бы быть обузой для федерального бюджета, даже доход бы приносила. Правда, придётся раскошелиться на модернизацию белорусской экономики. Спросите Сибирь и Дальний Восток, не говоря уже о Центральной России: готовы ли там затянуть пояса ради такого дела?

Сергей Климовский, политолог (Украина):

– Появление на Украине поместной церкви сделало Белоруссию ещё более ценной для Кремля в имиджевом и политическом плане. В Бресте высадился десант чиновников из России во главе с Медведевым – с ультиматумом. Лукашенко этот десант вежливо проигнорировал, призвав сперва заняться фундаментом Союзного государства, а уж потом переходить к общей валюте. Лукашенко, как старый аппаратчик, всё сразу понял: Кремлю срочно понадобилась «картинка». Украину профукали, но Белоруссия – вот она, с нами! Снисходительно похлопал «зелёного» Медведева по плечу и пообещал 25 декабря встретиться с Путиным и решить вопрос. Вне сомнений – решит. К 30 декабря, в 96-ю годовщину создания СССР, вместе с Путиным Лукашенко торжественно объявит о новой фазе в процессе слияния Белоруссии и России. Такой себе подарок под ёлочку Кремлю, которому за этот автограф придётся тоже что-то Лукашенко подарить.

По теме

Лукашенко не оставляет выбора Сергею Шойгу

Разумеется, не в одних деньгах дело. Белоруссия – передовой оборонный редут России. Сегодня наша страна кровно заинтересована в том, чтобы Александр Лукашенко распорядился пустить к себе наших военных. Но договориться у нас пока что-то не получается. Допустим, объясняют военные, завтра Лукашенко соглашается с доводами Медведева, и мы просыпаемся в полноценном Союзе. Но тогда речь придётся вести уже не об одной или нескольких военных базах в другой, пускай и в союзной стране – а фактически за границей. Придётся защищать Белоруссию как самих себя. По всей границе. Плюс – закрывать небо над страной. А это принципиально иные затраты. Построить военную базу в союзной стране – это, навскидку, миллиард рублей. А обеспечить безопасность этой союзной страны как части России – дорисуйте ещё два нуля. А вы говорите: Союзное государство. Дорогое это удовольствие, по нынешним временам.

И всё-таки раскошелиться, похоже, нам всё-таки придётся, хотим мы того или нет. После того как на прошлой неделе Лукашенко заслушал проект закона о бюджете на 2019 год, подсчитав, что как минимум в Минске недосчитаются 500 млн долларов, он объявил своему правительству: «Катастрофы не будет. Но мы будем вынуждены переформатировать нашу внутреннюю и внешнюю политику». Что такое «переформатирование внешней политики»? Переключиться с России и Китая (который тоже не очень-то спешит пополнить карман Лукашенко) на Европу. Белорусская экономика никому там не нужна, инвестиций в МАЗ не последует, и это понятно. А вот под военную базу НАТО – как в Польше – деньжат определённо подкинут. При этом даже не обязательно прямо нарываться на грубость, а можно сделать хитрее, как поступают нынче на Украине. Строят военные базы как бы для своей армии, а фактически используют их совместно с военными Североатлантического альянса. Таким образом, уже завтра оперативно-тактическая обстановка на западных границах России может принципиально измениться. Не хватало нам только военных баз НАТО в Белоруссии – к уже существующим фактически на Украине! Так что, хотим мы того или нет, а на шантаж Лукашенко нам как-то придётся отреагировать. То ли поддаться и расплатиться дешёвым газом за российские военные базы в независимой Белоруссии, то ли оформить аншлюс и разместить наших военных на новой границе с Европой. Лукашенко фактически не оставляет Сергею Шойгу выбора.

Понимает ли это Лукашенко? Определённо. Отсюда и резкое обострение его риторики, и то, что многое из того, что раньше лишь подразумевалось, он называет как есть. «Некоторые прямо говорят: мы готовы, чтобы вы шестью областями вошли в состав Российской Федерации». А «вы подумали о последствиях? Как на это посмотрят в нашей и вашей стране и международное сообщество? Не мытьём, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны!» Караул!

Одна валюта, один парламент. И один президент?

Между тем предложение Дмитрия Медведева – из тех, отказаться от которых невозможно. До сих пор в Москве вообще ничего подобного не озвучивали, казалось, напрочь забыв о договоре от 8 декабря 1999 года. Но это только казалось. За два десятилетия российские и белорусские юристы полностью проработали весь пакет законов Союзного государства. Определены и одобрены все механизмы перехода на единую валюту, функционирование единой банковской системы и прочие важные нормы работы единого организма. Осталось, по сути, только скомандовать – и все шестерёнки Союзного государства тут же придут в движение. Это лишь вопрос политической воли – и у Москвы эта воля определённо имеется, раз уж вопрос ребром ставит премьер-министр. Что характерно, в Бресте – наверное, чтобы белорусы его лучше расслышали. А ведь ещё в октябре тот же Медведев на встрече с новым послом в Белоруссии Михаилом Бабичем говорил, кажется, о другом: «Белоруссия – суверенная и независимая страна, и говорить о её включении в состав России просто смешно». Похоже, уже не до смеха? Особенно после того, как российским спецслужбам стали известны некоторые подробности того, о чём договаривался во время своей поездки на Туманный Альбион глава белорусского МИДа? Речь шла, в частности, о передаче литовским и польским военным двух баз в Белоруссии – как бы для их совместного с белорусской армией использования. Информацию наши спецслужбы получили с запозданием в несколько месяцев. Этим, похоже, и объясняется то, что в октябре Медведев заявлял по поводу Белоруссии одно, а в декабре – принципиально иное.

По теме

Говорят, что Лукашенко пытается отбояриться от того, о чём в Лондоне договаривался его министр: мол, Макея «не так поняли», и вообще это, возможно, была его личная инициатива, но уж точно не воля президента страны – отдать белорусские военные базы полякам с литовцами. И тут же он – снова крепче брони: «Шантажировать Белоруссию и пытаться её наклонить, делая наглые заявления по интеграции государства, бесполезно». Зная белорусского президента, он явно что-то выторговывает у Кремля. Что же именно? По слухам из Минска, а точнее, из администрации белорусского президента, торг ведётся вокруг президентского кресла. Лукашенко якобы готов смириться и с единой валютой, и с единой банковской системой, и даже с единым парламентом, но поступиться своей должностью он пока не готов. Но и роль британской королевы, которая царствует, но не правит, ему не по вкусу. Вот и торгуется – касательно управленческих рычагов и педалей, которые ему то ли оставят, то ли нет.

А вот ещё один ответ на вопрос, почему же в Москве так неожиданно вспомнили о договоре 1999 года. Киевские «партнёры» разболтали о том, что в первом квартале наступающего года Лукашенко якобы распорядился выпустить так называемые панда-бонды – суверенные долговые обязательства Белоруссии в китайских юанях, – это, в частности, подтвердил белорусский экономист Игорь Тышкевич, пишущий для украинских изданий. Ещё недавно Минск в основном кредитовался в России, в 2013-м на долю нашей страны приходилось порядка 89% внешнего госдолга Белоруссии. Но к 2017 году ситуация начала меняться – Россию начал теснить на белорусском направлении Китай. И наша доля во внешнем госдолге Минска упала примерно до 65%. Другими словами, Лукашенко попытался изменить структуру внешнего долга, чтобы ослабить влияние России. Это заметили, но значения не придавали – пока киевляне не растрепали о «панда-бондах», которые якобы даже печатать собрались в Киеве, чтобы минимизировать утечку. Вот и минимизировали.

КСТАТИ

Минск не позволит Москве перекрыть Киеву Днепр

Российский проект «увода» русла Днепра на белорусской границе в сторону и строительства рукотворного русла по территории нашей страны настолько испугал чиновников в Киеве, что они поспешили заключить с белорусами договор о совместном использовании днепровских ресурсов – и даже решились восстановить совместное судоходство. Соглашение об этом заключили Администрация морских портов Украины (АМПУ) и «Белтопэнерго». Теперь Минск вынужден будет официально отстаивать интересы Киева касательно Днепра. Понятно, что тратить несколько миллиардов долларов на то, чтобы прорыть для Днепра «альтернативное русло» по российской земле, дабы залить пресной водой засушливый север Крыма в угоду нескольким тысячам крымских татар, занимающихся там садоводством, никто и не собирался. Во-первых, проблема эта не настолько остра, как о ней говорят – кстати, с подачи крымско-татарских «активистов», а, во-вторых, напоить север полуострова можно и за счёт подземных водных ресурсов Крыма – достаточно «распечатать» уже разведанные там запасы пресной воды. Но даже досужие разговоры настолько всполошили майданщиков, что они тут же поехали в Минск – чтобы гарантировать то, что Днепр им не перекроют, как сами они перекрыли Крыму Северо-Крымский канал.

Примечательная деталь – Киев даже решился, многие годы спустя, принять предложение белорусской стороны о совместном судоходстве по Днепру. Для этого украинская сторона должна была углубить русло реки в некоторых местах, а Киев был в принципе на это готов, но – только за белорусские деньги. А теперь решено, вероятно, потратить свои – только бы Минск спас от намерений россиян перекрыть главную украинскую реку. Впрочем, даже трясясь от страха, Киев пытается истратить как можно меньше – сколько именно денег Украина вложит в углубление Днепра, так и не сообщили (глава АМПУ Дмитрий Роменский обещал прояснить ситуацию после того, как ещё раз проштудирует расчётную документацию и проведёт «анализ финансово-экономической эффективности»). Украинско-белорусский хитрый план, как не позволить России изменить русло Днепра, включает зачем-то и подпункт о возобновлении судоходства по Припяти. Пункт довольно странный, и одно его наличие, вероятно, должно всколыхнуть экологов.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.12.2018 20:35
Комментарии 1
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх