// // Секретные военные объекты на территории России открыты для диверсантов и случайных прохожих

Секретные военные объекты на территории России открыты для диверсантов и случайных прохожих

1056

Караул устал

2
В разделе

В ночь на 5 сентября в Дагестане произошёл очередной громкий теракт. В 10 километрах от Буйнакска террорист-смертник атаковал полевой лагерь 136-й мотострелковой бригады «Дальний», расположенный близ села Герей-Авлак. Около 00:30 шахид на начинённой взрывчаткой тёмно-серой автомашине марки ВАЗ-2114 без номеров, подъехав к лагерю по просёлочной дороге со стороны близлежащей животноводческой фермы, протаранил шлагбаум на внешнем КПП и, врезавшись в выехавший ему на перехват грузовик, взорвался неподалёку от палаток, где спали солдаты. В результате взрыва, эквивалентного по мощности примерно 30 килограммам тротила, три человека скончались на месте, а ещё один спустя день умер в больнице; 35 человек были госпитализированы. Известие об этом происшествии могло бы затеряться среди десятков других сообщений о регулярно происходящих на юге России терактах, если бы не одно большое «но». Террористы спланировали и успешно осуществили атаку на вроде бы хорошо охраняемый режимный армейский объект.

В ночь на 5 сентября в Дагестане произошёл очередной громкий теракт. В 10 километрах от Буйнакска террорист-смертник атаковал полевой лагерь 136-й мотострелковой бригады «Дальний», расположенный близ села Герей-Авлак. Около 00:30 шахид на начинённой взрывчаткой тёмно-серой автомашине марки ВАЗ-2114 без номеров, подъехав к лагерю по просёлочной дороге со стороны близлежащей животноводческой фермы, протаранил шлагбаум на внешнем КПП и, врезавшись в выехавший ему на перехват грузовик, взорвался неподалёку от палаток, где спали солдаты. В результате взрыва, эквивалентного по мощности примерно 30 килограммам тротила, три человека скончались на месте, а ещё один спустя день умер в больнице; 35 человек были госпитализированы. Известие об этом происшествии могло бы затеряться среди десятков других сообщений о регулярно происходящих на юге России терактах, если бы не одно большое «но». Террористы спланировали и успешно осуществили атаку на вроде бы хорошо охраняемый режимный армейский объект. Впрочем, многие эксперты, знакомые с обстановкой в войсках, не склонны относить данное нападение к разряду особо дерзких. Уровень безопасности армейских объектов сегодня, мягко говоря, оставляет желать лучшего. А многие части, в том числе и несущие боевые дежурства, вообще напоминают проходной двор. Почему же часовые спят на своих постах и способна ли Российская армия защитить хотя бы саму себя? В этих вопросах попробовал разобраться корреспондент «Нашей Версии».

Буйнакский теракт стал возможен благодаря цепочке неуверенных и каких-то самодеятельных действий военнослужащих, охранявших лагерь. В распоряжении редакции оказался интересный армейский документ, проливающий свет на реальные обстоятельства произошедшего. И они разительно отличаются от того, что сообщают официальные СМИ. Во-первых, прорыв машины с шахидом в лагерь был не таким уж и внезапным. Оказывается, подозрительную машину заметили ещё на первом посту наблюдения, расположенном в паре километров от палаток. Солдаты попытались её остановить весьма оригинальным способом: контрактник на личной автомашине поехал наперерез смертнику. Однако тот сумел уйти от столкновения и, сделав небольшой крюк, продолжил двигаться к лагерю. Кроме того, как гласит документ, часовой караула по охране и обороне полигона, заметив приближающуюся к палаткам автомашину, произвёл только предупредительный одиночный выстрел вверх и даже не пытался стрелять на поражение. Хотя официально сообщается, что состав караула открыл шквальный огонь по машине. Правильно действовал лишь поднятый по тревоге водитель ГАЗ-66, успевший перегородить машиной дорогу смертнику и спасти таким образом жизнь многим своим сослуживцам. В результате охране лагеря удалось всё же не пустить террориста в палаточный городок: подрыв произошёл на окраине лагеря, иначе жертв было бы значительно больше.

Почему машине террориста удалось приблизиться к спавшим в палатках солдатам, по какой причине она не была остановлена огнём караульных ещё на дальних подступах, выясняет комиссия военного ведомства, которую возглавил командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал Александр Галкин. Впрочем, теракт в Дагестане заставил чиновников и экспертов задуматься о глобальных вопросах.

По теме

Через несколько дней после взрыва вице-премьер РФ, полпред президента в СКФО Александр Хлопонин заявил, что теракт в Буйнакске мог произойти из-за некомпетентности или слабой организации безопасности военных объектов. Министр обороны Анатолий Сердюков заявил, что меры безопасности на военном полигоне были недостаточными и, на его взгляд, «действовать надо было более жёстко».

Подоспела с выводами и Генеральная прокуратура, которая уже обнародовала предварительные результаты проверки обстоятельств гибели четверых военнослужащих. По мнению следователей, в произошедшем виноват командир батальона 136-й мотострелковой бригады, проявивший преступную халатность: он неправильно оборудовал полевой лагерь.

Бывший командующий Объединённой группировкой войск на Северном Кавказе генерал-полковник Валерий Баранов считает, что теракт стал возможным, вероятнее всего, из-за грубых нарушений директивных документов, связанных с обустройством войск в районах повышенной опасности. «В 2002 году мне довелось разрабатывать нормативные документы, связанные с нахождением войск в полевых условиях, в частности с обустройством полевого лагеря на полигоне «Дальний» Буйнакского района Дагестана, – рассказывает генерал. – Мы подготовили тогда методические пособия и инструкцию, в которой чётко определялись меры и способы защиты войск в полевых условиях. В частности, палаточный городок по периметру должен был быть в обязательном порядке ограждён защитным рвом, все палатки углублены в землю на метр-полтора, перед полевым лагерем должны были находиться посты охранения. Всё это, судя по всему, не было сделано».

Президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов связывает причины ЧП под Буйнакском с системными просчётами очередной военной реформы в стране. «Офицерский корпус сокращён, солдат стало больше, контроля меньше, отсюда и различного рода инциденты, – говорит Ивашов. – В офицерской среде царит социальная и идейная апатия. Многие покидают армию добровольно из-за низкой зарплаты, но самое главное – отсутствует идеология государства, его патриотическое начало. Офицеры, особенно в горячих точках, где они рискуют жизнями, считают себя изгоями, забытыми руководством страны».

С высказыванием генерала не поспоришь, в той же буйнакской мотострелковой бригаде ЧП происходят с пугающей регулярностью. Буквально месяц назад при выходе из КПП 136-й бригады боевики из автомобиля почти в упор расстреляли трёх старших офицеров. Подобные происшествия случались и раньше. Так, 10 февраля 2007 года на окраине Буйнакска военнослужащие бригады попали в засаду. В результате взрыва на обочине дороги и обстрела погибли двое и были ранены пятеро солдат. 6 ноября 2007 года в том же районе неизвестные обстреляли машину «Урал» с военнослужащими, которая направлялась на злополучный военный полигон Герей-Авлак. Тогда, по официальной информации, погиб один человек, трое получили ранения. А 22 декабря 1997 года отряд чеченских боевиков под командованием Хаттаба атаковал военный городок бригады. Бой длился всю ночь, были ранены двое военнослужащих, сожжено несколько единиц техники.

136-я мотострелковая бригада всегда служила своеобразным индикатором состояния дел в Вооружённых силах. Положение здесь намного сложнее, чем даже в воинских частях, дислоцированных в Чечне. Ведь чеченские бригады де-факто находятся в зоне вооружённого конфликта. Поэтому их расположения, военные городки, полигоны надёжно защищены целой системой инженерных заграждений вплоть до минных полей. К тому же вся инфраструктура воюющих частей расположена компактно, что, несомненно, облегчает её охрану.

По теме

Военные городки буйнакской бригады разбросаны по всему городу, из инженерных заграждений самыми популярными являются бетонные блоки, а полигон «Дальний», где произошёл теракт, находится на удалении 10 километров. К тому же нужно заметить, что Буйнакск далеко не самое престижное место службы в Южном военном округе. Причин тому несколько: и тяжёлые условия, и режим службы, и значительно меньшие денежные надбавки по сравнению с теми, что выплачиваются военным в Чечне. Поэтому сюда зачастую попадают служить офицеры, от которых командиры других частей стараются избавиться.

В последние годы ситуация усугубилась тем, что служить в бригаду стали набирать контрактников из местных. Служивые дагестанцы, с пренебрежением относящиеся к порядку, внесли в воинские коллективы особый колорит. Не исключено, что часовые не стали стрелять по машине террориста, поскольку думали, будто их сослуживец – местный контрактник возвращается из самоволки из родового села. А то, что контрактники-дагестанцы чуть ли не каждый вечер уезжают домой с полигона, в бригаде известно давно.

Ситуация в Буйнакске остаётся напряжённой, и вряд ли в ближайшее время там что-то кардинально изменится, даже несмотря на теракт. Но настораживает, что далеко не всё спокойно с охраной военных объектов и в других, менее горячих, регионах России. Тревожные звонки звучат беспрерывно. К примеру, в конце февраля этого года в СМИ появилась любительская видеозапись, на которой были запечатлены стоящие среди деревьев 200 танков, брошенных военными и покрытых толстым слоем снега. Как позже выяснилось, танки перевозили к новому месту дислокации, но делали это неспешно и без должной охраны. В результате при желании и определённых навыках на боевой технике мог покататься кто угодно, в том числе и террористы. Постфактум военная прокуратура сочла данный факт грубым нарушением. Прокуроры сообщили, что в нарушение требований Устава не была организована надлежащая охрана танков и не были подготовлены условия размещения боевых машин. Площадка временного хранения не была ограждена и оборудована должным образом, вооружённый караул не выставлялся…

Как оказалось, это далеко не первый подобный прокол у военных. Образовалась даже целая группа любителей-«сталкеров», проникающих на плохо охраняемые военные объекты и после выкладывающих скандальные фото в Сеть. На кадрах не только позиции ПВО, но и объекты Сухопутных войск, Военно-морского флота и даже Ракетных войск стратегического назначения.

«Сталкеры» утверждают, что попасть на территорию, подконтрольную Минобороны, зачастую не составляет никакого труда. Иногда периметр даже самых секретных объектов прикрыт только с парадного входа, где стоят противотанковые ежи и КПП с автоматическими воротами. А с тыльной стороны есть известные всем дыры в заборах, через которые может проникнуть любой.

Один из исследователей охраняемых территорий поделился с нами впечатлениями от посещения военного аэродрома под Воронежем. «Там нет ни забора, ни охраны в отличие от гражданских аэропортов. На взлётно-посадочной полосе постоянно взлетали и садились самолёты – Су-24 и военно-транспортные АНы, – рассказывает наш собеседник. – Мы с друзьями решили немного погулять по аэродрому, пересекли взлётно-посадочную полосу. Потом заглянули в ремонтные мастерские, зашли на стоянку самолётов». По словам «сталкера», единственное, что было сделано для безопасности на аэродроме – выставлены бетонные блоки вокруг здания штаба, чтобы машина смертника не въехала прямо на крыльцо.

Отличаются и сами военные. Осенью 2009 года почти анекдотичный случай, связанный с обеспечением безопасности военного объекта, произошёл на Балтийском флоте. Матрос Семён Гродник, помощник начальника караула по техническим средствам охраны, вывел из строя компьютер, который поддерживал графический образ охраняемого периметра войсковой части. Вместо того чтобы следить за объектом, матрос выложил на рабочий стол компьютера ярлык своего дембельского альбома и внёс изменения в стартовую страницу. Против Гродника заведено дело, не слишком типичное для армейского криминала. Военный моряк обвиняется по ст. 273, ч. 1 УК – «создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ». В постановлении о возбуждении уголовного дела сказано, что «программа не могла запускаться автоматически, графический образ охраняемого периметра в установленном порядке не высвечивался».

По теме

Разом решить проблему охраны военных объектов Минобороны хотело с помощью военной полиции, части которой планировалось сформировать в 2010 году. Однако в апреле этого года идея создания военной полиции руководством Минобороны признана нецелесообразной, как, впрочем, и существование Главного управления боевой подготовки и службы войск ВС РФ, в недрах которого созревала программа подготовки новой армейской структуры.

В связи с этим решением отменены соответствующие директивные документы, а приказы о формировании структур в военных округах и на флотах утратили силу. Между тем планировалось, что именно полиция займётся охраной военных объектов и грузов, а также возьмёт на себя остальные функции комендатур. Она должна была бороться с дедовщиной, воровством военного имущества, в том числе оружия и боеприпасов, обеспечивать патрулирование в гарнизонах и деятельность гауптвахты. Всё это осталось в ведении командиров частей, внутренних нарядов и военных патрулей.

Руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа полковник Анатолий Цыганок рассказал «Нашей Версии», что проект создания такой полиции изначально был обречён на провал. «Все эти задачи вполне по силам было выполнить военным комендатурам. Нужно было налаживать в них организацию службы, а не искать панацею от всех армейских болезней в создании новых структур, – считает Анатолий Цыганок. – Сейчас же в результате непоследовательных реформ в армии оказалась разрушена система службы войск, сокращены охранные структуры (батальоны и роты охраны), к тому же ещё не подключены к охране, как планировалось, гражданские лица. В итоге многие специалисты в организации службы войск были сокращены и ушли в другие силовые структуры».

Как говорит эксперт, отчасти результатом непродуманного реформирования стало и ЧП в Коломне, где пожар на базе военно-морской авиации уничтожил военное имущество на миллионы рублей. База своими силами не смогла противостоять стихии, в том числе и потому, что из её состава была исключена команда военизированной охраны (ВОХР) – более 100 человек, которые должны были в случае пожара бороться с огнём.

Как видно, ситуация с обеспечением безопасности военных объектов сегодня действительно далека от нормальной. И, что самое печальное, платить за «непоследовательные шаги» и пофигизм отдельных военных чиновников приходится солдатскими жизнями. Ещё тревожнее становится, когда вспоминаешь заявления чеченских боевиков о подготовке атак на ядерные объекты Минобороны – базы атомных подводных лодок и части РВСН. Как показывают последние события, подобные планы выглядят не такими уж фантастическими.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.09.2010 12:31
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх