// // Заступничество одного из лидеров дагестанской организованной преступной группировки может поставить Ашота Егиазаряна в ряд крупных международных махинаторов

Заступничество одного из лидеров дагестанской организованной преступной группировки может поставить Ашота Егиазаряна в ряд крупных международных махинаторов

1402

Крыша депутата

2
В разделе

Положение депутата Егиазаряна, попавшего в эпицентр криминального скандала, осложнилось после вмешательства его старого друга, обратившегося с посланием к российскому премьеру. И если от уголовного преследования Егиазаряна защищает статус депутата, то от гнева «вертикали власти» подобного иммунитета пока не существует. А в том, что «письмо друга» будет иметь самые непредсказуемые последствия, можно не сомневаться: слишком уж неоднозначна личность человека, его подписавшего.

Депутат Госдумы Ашот Егиазарян предпочитает обходить стороной представителей российской прессы. Тем не менее недавно его имя оказалось на полосах всех без исключения российских деловых изданий. Всему виной грандиозный скандал, разразившийся в конце лета на рынке недвижимости столицы. Суть его можно выразить одним, но ёмким словом современного полукриминального жаргона: «кидок». Как утверждает бизнесмен Виталий Смагин, обратившийся на днях с заявлением в Генпрокуратуру, Ашот Егиазарян лично организовал хищение у него 20% акций «Европарка» (ЗАО «Центурион альянс»).

Комментировать заявление бывшего делового партнёра Егиазарян отказался. В этом нет ничего удивительного. Сегодня, после резкого заявления главы государства о недопустимости «депутатского бизнеса», битва за недвижимость может стоить ему уютного кресла в думском Комитете по бюджету и налогам и в рабочей группе по совершенствованию межбюджетных отношений в РФ. А перспектива пересмотра прежних скандальных дел Егиазаряна и вовсе может стоить ему свободы.

Специалист по прибыльным разорениям

В скандальных хрониках имя Ашота Геворковича Егиазаряна мелькает с далёкого 1996 года. Тогда, в период преддефолтной эйфории, один из крупнейших российских банков «Уником» был продан администрации Московской области. Вскоре после оформления сделки банк получил статус губернского, а на его счетах фактически оказался весь бюджет региона. Потом у финансово-кредитного учреждения начались серьёзные проблемы. Один из его топ-менеджеров, бывший гендиректор Фонда социально-экономического развития Московского региона Ашот Егиазарян, получил в доверительное управление облигации внутреннего валютного займа подмосковной администрации на сумму 656 млн долларов. Через четыре месяца вдумчивого «управления» размер актива полегчал до 63 млн долларов. Да и те были найдены правоохранительными органами в одном из банков острова Барбадос.

После «банковского» инцидента последовал ещё один, в ходе которого Егиазарян избавил государство от прав собственности на Центр по производству программ на Шаболовке и станции приёма и передачи программ в подмосковном Клину, обменяв их активы на векселя разорённого «Уникома». Затем похожая история случилась с деньгами МАПО «МиГ», 231 млн долларов которого был переведён на счета Уникомбанка и там же бесследно растворился. Но апогеем скандальной славы скромного депутата стала история несостоявшейся реконструкции легендарной гостиницы «Москва». По словам самого Ашота Геворковича, здесь он дебютировал в качестве финансового консультанта и лоббиста. Столичные власти объявили конкурс на реконструкцию гостиницы, который выиграла американская компания Decorum. Получить выгодный контракт американцы ввиду особенностей российского законодательства так и не смогли. Выход из положения подсказал неутомимый Ашот Егиазарян: задействовать в проекте полного «тёзку» зарубежной компании, некое ЗАО «Декорум». Сам Егиазарян к «Декоруму» не имел никакого отношения. Фирму через многочисленные офшоры и компанию «Лимерик» контролировал его брат.

По теме

По идее, «Декорум» должна была заниматься привлечением средств для реконструкции. Делала она это довольно своеобразно. Вскоре выяснилось, что деньги «добывались» в кредитных отделах банков на общих условиях и под залог имущества Москвы. Поэтому, когда пришёл срок отдавать кредиты, средств на это не нашлось. По закону заложенный 51% акций гостиницы «Москва» должен был отойти Deutsche Bank. Для того чтобы не допустить этого, столичное правительство было вынуждено погасить чужой долг. Потери, судя по всему, были безвозвратными. По существовавшей договорённости за свой вклад Москва должна была получить пакет акций компании «Декмос», которая ведёт реконструкцию гостиницы. Руководитель этой структуры Гогохия, доверенное лицо Егиазаряна, действительно подписал с городом соглашение о выплате долга и передаче ценных бумаг. Но сразу после этого Гогохия оспорил свои договорённости со столичными властями в суде кипрского города Никосия, и сделку заморозили.

Помощь друга

Нынешняя неприятная история с «Европарком» повторяет давний скандал в мелочах и деталях. Правда, есть и отличия. В разгар «московского сражения» за предприимчивого депутата вступились довольно известные люди. Более того, как отметила по этому поводу «Новая газета», «Ашот Егиазарян действовал под прикрытием известных брендов международных аудиторских и адвокатских компаний, громких имён влиятельных чиновников и силовиков» По нашему мнению, сегодня времена изменились: вокруг скандально известного парламентария образовался характерный вакуум. Хуже того, причислять себя к друзьям депутата стало попросту неприлично. А потому появилась возможность пристально рассмотреть колоритные фигуры его ближайших деловых партнёров. Один из них, проживая в благополучной Швейцарии, недавно заступился за Егиазаряна, отправив смелое письмо в адрес российского премьер-министра. Причём, по мнению экспертов нашего издания, в распоряжении которых оказался этот любопытный документ, только осложнил своим заступничеством положение скандально известного депутата.

В отличие от множества подобных обращений это письмо к премьеру изложено высокопарным стилем, который легко может сойти за старомодную изысканность: «…прежде, с Вашего позволения, хочу представить себя: Лугуев Гази Джалалович, родился в Дагестане, закончил Московский торговый институт, работал в системе «Центросоюза» в должности Генерального директора объединения «Россия». После распада СССР открыл Акционерное общество «Реал», в состав которого входил, в числе различных магазинов, первый частный завод в России по производству алкогольных напитков… В 1995 году вместе с семьёй переехал в Швейцарию (Женева) на постоянное место жительства». Житель Швейцарии свободолюбив, а потому в заочной беседе с одним из самых влиятельных политиков мира держит себя на равных. Правда, от этого некоторые его комплименты звучат двусмысленно.

Суть своего письма многословный Лугуев вместил в один абзац.

«В 1998 году в Женеве познакомился с А. Егиазаряном, с которым и по сей день сохраняю дружеские отношения, несмотря на все, происходящие вокруг него, неприятные события (из-за нечестных партнёров). Считаю его честным и порядочным человеком, партнёром и настоящим другом, в чём убеждался неоднократно, работая все эти годы, особенно по проектам в Ираке, где проходили серьёзные финансовые потоки». К сожалению, весомых доказательств «честности и порядочности» своего друга господин Лугуев не приводит. Зато много рассуждает о «нечестных партнёрах» Егиазаряна, срываясь на характерные для «братков» речевые обороты. Так, по мнению Лугуева, всё произошедшее с Егиазаряном – «подлая подстава», а ситуация, сложившаяся вокруг реконструкции гостиницы «Москва», – «беспредел», который «сотворили» «рэкетиры-отморозки». При этом сам Гази Джалалович даже из Швейцарии «готов был использовать все имеющиеся в распоряжении возможности, чтобы не допустить это подлое ограбление», но «Ашот меня остановил». Масштаб своих «возможностей» житель Швейцарии предлагает оценить по одному яркому эпизоду из своей биографии. А именно, как заметил Лугуев, бывший министр финансов, неосмотрительно ставший участником конфликта в российской нефтянке, готов был лично принести ему «отступные» деньги. И только скромность заставила Гази Джалаловича пощадить чиновника.

По теме

Хозяин международного рынка

Сдержанность автора не вызывает никаких сомнений. А если учесть нынешнее положение Лугуева в иерархии теневого бизнеса, размах «дел» и прямое участие в крупных международных скандалах, то его вполне можно считать выдающимся политиком.

Некоторым людям не стоит менять стиль общения. Прошлое всё равно даёт о себе знать, прорываясь неуместными фразами и словечками. А уж про гордыню, которая заставляет осторожного прежде человека раскрывать свои и чужие секреты, нечего и говорить. Вот и в тексте письма Лугуева, помимо характерных «братковских» оборотов времён «лихих 90-х», есть ссылка на общее с Егиазаряном «дело», которое по праву вошло в число самых маштабных международных афер. Речь идёт о совместной работе в Ираке в рамках программы «нефть в обмен на продовольствие». Обстоятельства этой деловой операции вполне могли бы послужить сюжетом голливудского блокбастера. Как писал в 2002 году американский журнал Newsweek, «…бизнесмен гостил в Багдаде в начале 2001 года, когда старший сын Саддама согласился встретиться с Лугуевым, чтобы обсудить прибыльные возможности в бизнесе. Поначалу Лугуев был осторожным. Он слышал о беспощадности Удая, как он мучил футбольных игроков Ирака, когда те проигрывали матчи, и насиловал женщин. Всё же Лугуев был не из тех, кто отказывается от шанса заработать. В Москве нервозный и гибкий Гази сделал свою репутацию на грубом и тёмном алкогольном бизнесе. Раньше он помогал управлять городскими пищевыми рынками, где был известен как крутой парень, с которым не шутят».

Сын Саддама, по данным Newsweek, объяснил гостю, как он мог бы помочь сделать русских богаче. Правительство Ирака обеспечит Лугуева контрактами о покупке танкеров, загруженных иракской нефтью по заниженной цене. Потом Лугуев мог бы продавать эти танкеры главным нефтяным компаниям за высокую цену, таким образом получая прибыль. Но лучше всего то, что все сделки предполагалось заключить в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие», а потому были вполне законными. Правда, в обмен на любезность Удай и его отец хотели денег. А именно: Лугуев тайно должен положить 60 тыс. долларов на счёт в Иордании. Российский гость так и сделал. А после этого иракские чиновники попросту разорвали контракт. Лугуев был разъярён. Последовавший вскоре крах иракского режима вряд ли принёс ему моральное удовлетворение. Программа реализации иракской нефти действовала под мощным политическим прикрытием. А услуги политиков, судя по некоторым аспектам биографии Ашота Егиазаряна, стоят недёшево.

Иногда лучше молчать…

С такими друзьями не надо врагов. Понятно, что вмешательство Гази Лугуева может только усугубить бедственное положение его партнёра Егиазаряна. Как именно отреагирует на такое послание канцелярия премьера, предсказать нетрудно. Российские власти не раз высказывали своё нетерпимое отношение к представителям криминала, включая их «элитные разновидности». Зато для специалистов правоохранительных органов письмо Гази Лугуева представляет вполне определённый практический интерес. Конечно, сам автор послания для российских борцов с преступностью находится в зоне абсолютной недоступности. А вот некоторые его друзья, партнёры и коллеги, включая депутата Егиазаряна, ещё могут стать героями громких уголовных дел.

Поводом для начала такого разбирательства может стать, к примеру, история с «Европарком». А доказанная прямая связь российского депутата с участником коррупционного международного скандала открывает для следствия невиданные прежде перспективы. И вряд ли нынешний парламентский иммунитет станет непреодолимым препятствием для следственных мероприятий. Как сообщают авторы недавно опубликованного доклада «Слабое звено» и новая стратегия Кремля», руководство страны готово переформатировать существующую партийную систему. И сделает это в ближайшее время хотя бы для того, чтобы прекратить в стенах Государственной думы череду коррупционно-коммерческих скандалов.

www.vslux.ru

Опубликовано:
Отредактировано: 30.08.2010 12:57
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх