// // Россия обречена: судьи предпочитают искусственных красавиц

Россия обречена: судьи предпочитают искусственных красавиц

724

Засудили в натуре

Саша Петрова заплатила жизнью за типичные качества русских красавиц: наивность, доверчивость и естественность. Фото: ИТАР-ТАСС
Саша Петрова заплатила жизнью за типичные качества русских красавиц: наивность, доверчивость и естественность. Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Несколько дней назад состоялся финал очередного конкурса красоты – «Мисс мира-2010». Победительницей стала 18-летняя участница из США Александриа Миллс, второе место заняла Эмма Вареус из Ботсваны, а третье – Адриана Васини из Венесуэлы – страны, которая в последние годы поставила «производство» красавиц на поток. Представлявшая Россию 18-летняя «Мисс Татарстан» Ирина Шарипова попала в топ-25, но вряд ли это послужило утешением тем, кто болел за неё. Наши девушки – самые красивые в мире. Любой человек, находящийся в здравом уме и твёрдой памяти, вряд ли будет оспаривать эту простую истину. Ни для кого не является секретом и то, что иностранцы охотнее всего берут замуж женщин из России. Но тогда почему же представительницы прекрасного пола из нашей страны всё реже и реже побеждают на конкурсах красоты? И что такое вообще – эти конкурсы красоты?

Принято считать, что первый конкурс красоты был проведён в Бельгии в 1888 году. Наши соотечественницы впервые оспорили титул самой красивой в 1927 году: тогда «Мисс Россию» выбирали в Париже среди эмигранток. Советский Союз «примкнул» к этому действу в 1988 году – именно тогда провели впервые конкурс «Мисс Москва». Ну, а потом пошло-поехало: «Мисс СССР», «Мисс Россия», участие в международных «соревнованиях»…

Сейчас это кажется смешным, но для того чтобы подобрать участниц первого конкурса «Мисс СССР», его устроители звонили в райкомы или горкомы ВЛКСМ и просили прислать представительниц регионов. Комсомольцы на местах с удовольствием и энтузиазмом подошли к решению вопроса, ведь это и общественная работа, и праздник в городе, республике, крае. Забегая вперёд, можно сказать, что связи на местах в дальнейшем сослужили конкурсу «Мисс Россия» хорошую службу, потому что у него появилась огромная региональная сеть. И тем не менее в первые годы существования конкурса у нас в стране всё шло по наитию, поскольку никто толком не знал, что это такое.

«На первом конкурсе «Мисс СССР» были действительно самые красивые девочки, – вспоминает бывший вице-президент конкурса «Мисс Россия» Марина Круглова. – Они приехали буквально из всех республик: Украины, Белоруссии, Грузии, Таджикистана… И были очень разными. Помню, одна девушка из далёкого кишлака всё говорила, что ей нельзя появляться в купальнике на людях. Она очень долго не хотела выходить, но ведь таково одно из условий конкурса красоты, где надо оценивать и фигуру. Она всё-таки решилась и очень медленно пошла по сцене, но по лицу у неё тоже очень медленно текла слеза».

Девушки были очень наивные и чистые, они не знали, как преподносить себя, как одеваться, краситься, как правильно ходить и т.п. Когда на первых встречах устроители конкурса говорили, что нужно делать эпиляцию, им нередко отвечали: «Если мы это сделаем, то нас просто не пустят домой!» Как-то одна конкурсантка сказала известному визажисту Сергею Звереву: «Ты говоришь, что после шампуня нужно тщательно промывать волосы бальзамом, а я никогда шампунь до конца не смываю». На вопрос «почему?» девушка ответила: «Но ведь он так вкусно пахнет!» Тогда не было ни Интернета, ни соответствующих публикаций или телепередач, и конкурсы красоты несли и просветительские функции. Устроители справедливо полагали, что они научат девочек, как преподносить себя, как ухаживать за собой, внушат, что надо учиться, а те вернутся в свои города и веси и научат других. Правда, возвращались далеко не все…

Устроители первых конкурсов красоты в нашей стране всё мучились и мучились вопросами: а что же на самом деле представляет собой она, красота? В каком направлении её нужно искать? Если для одних девушка с определёнными параметрами будет считаться писаной красавицей, то другие скажут про неё просто: швабра. «Когда я сейчас смотрю конкурс «Мисс Вселенная», мне всегда кажется, что идёт конкурс «Мисс Америка», – сетует Марина Круглова. – Все просто подстроились под это, а ведь русская девушка совершенно другая. Помню, как-то я попросила посидеть в жюри конкурса «Мисс Россия» хозяина конкурса «Мисс Европа» Роже Зеллера. Но он вдруг говорит: «Я не имею права, потому что русскую девушку должны и выбирать русские». По-моему, весь смысл международных конкурсов красоты как раз и заключается в том, что каждая девушка должна показать свою самобытность. На конкурсе должно быть показано единение национальностей, культур, стран. А мы сейчас стали выбирать тот тип, который мог бы победить там, у них, некий шаблон, говорящий по-русски. К сожалению, мы не умеем ценить себя, а больше ценим то, что нам привнесли с Запада, и подстраиваемся под те образы, которые могут победить на международных конкурсах».

По теме

Сегодня, чтобы победить на конкурсе «Мисс Россия», нужно быть красивой, стройной, «соответствовать», а какая-то русская особенность, загадочность никому не нужна. Когда в 1992 году срочно нужно было посылать представительницу России на конкурс «Мисс мира», то, как говорится, под рукой оказалась только Юля Курочкина, начинающая модель из Подмосковья. Она подходила по нужным параметрам (один рост чего стоит – 183 сантиметра), её и отправили в далёкую Южно-Африканскую Республику. Курочкина победила, но, по мнению Марины Кругловой, в 1992 году «Россия была в моде и любая россиянка выиграла бы»: «Можно сказать, что Юля Курочкина была таким вот первым шаблоном России».

Кстати, по утверждениям очевидцев, после того как госпожа Курочкина стала «Мисс мира», с ней произошла безумная метаморфоза. Новоявленная королева на самом деле поверила во всю «серьёзность ситуации». Согласно положению о конкурсах ей должны были предоставлять эскорт, пятизвёздочный отель и прочие «блага цивилизации». И вот ходит её мама, выросшая в простой подмосковной пятиэтажке, по дорогому номеру в Сан-Сити, в который она попала первый раз в жизни, смотрит в зеркало и восклицает: «Боже, какие же мы все красивые!»

Автор этих строк в далёком 1993 году освещал в прессе передвижения Юлии Курочкиной по столице России. Помнится, после пресс-конференции в Президент-отеле вдруг возникла непредвиденная пауза. Заиграла музыка, и вдруг один шустрый телеоператор пригласил «Мисс мира» на танец. Юля не отказала, и вот они уже кружатся в вечернем вальсе. Несмотря на то что парень вёл свою партнёршу уверенно, пара всё равно выглядела несколько комично, потому что он был на две головы ниже её. И вдруг к ним подбегает некая тётка из курочкинской родни и гневно шипит: «Юля, как ты можешь? Ты же королева». И пара, естественно, распалась…

«Я ещё в ЮАР поняла, что они заигрались, – рассказывает Марина Круглова. – Ну зачем ко всем этим конкурсам так уж всерьёз относиться? Ведь нельзя же просто сесть и выбрать самую красивую девушку мира, это же бред какой-то! Для меня это до сих пор является некой игрой, причём для тех, кто хочет в неё играть. Ведь многие красивые девушки вообще не хотят принимать во всём этом участие: у них другие цели, другие судьба и путь. Что такое красота? Для умного – добро, а для дурака – зло, и от этого никуда не денешься. А лучше всего к конкурсам относиться с юмором, как, впрочем, и вообще к жизни».

Шло время, менялась страна, и вместе с ней менялись конкурсантки. Сначала приходили красивые и целеустремлённые девушки, с образованием, они были хороши сами по себе. Как утверждают очевидцы: «Девчонки были свежи, задорны, глаза горят, ну просто прелесть!» Но потом, в середине 90-х годов, наступил жуткий спад. Девушки были по-прежнему красивые, но нередко во время отбора они показывали свои стихи, где было много строчек о суициде… Все хотели вырваться из наступившей нищеты, говорили только о шальных деньгах и рванули в Москву на их поиски. Но ближе к «нулевым» безумие 90-х как-то постепенно утихло.

Отбор идёт постоянно, а последние два часа – это лишь шоу для ТВ. Организаторам нужно очень внимательно рассмотреть, на что способна та или иная девушка, ведь с победительницей предстоит потом целый год работать, ездить по странам и континентам, проводить различные акции и т.д., так что очень важно знать, а что у неё внутри, за душой. Каждый член жюри подолгу общается с каждой участницей, но девушки при этом не знают точно, кто представляет жюри, почему с ними говорят именно так, а не иначе, и т.п.

«Мой любимый день – это первый день сборов, – признаётся Марина Круглова. – Девочки только-только приехали, а ты проводишь собрание и смотришь на них. Я рассказываю им об условиях конкурса, о режиме дня и т.п., а сама всё время думаю: ну кто же из них, кто будет «Мисс Россия»? И я знаю, что для кого-то из них я стану на год (а может, и больше) и мамой и папой. Но вот только для кого именно?»

Первой «Мисс Россия» стала 16-летняя Аня Байчик из Санкт-Петербурга. «Аня была свежа, хороша, в ней было много интересного и нового, то есть именно того, что мы и испытывали в самом начале 90-х. Она очень хороший человек – добрая, искренняя, отзывчивая… – вспоминает Марина Круглова. – Она была олицетворением нашей страны и надежды, что всё у нас будет хорошо. И вообще, Аня ассоциировалась у меня со спелым и вкусным яблоком, которое висит на ветке! Она тогда давала много интервью, причём говорила одно, а журналисты нередко писали другое. Вот она и пошла в университет на факультет журналистики, а сейчас там преподаёт. Я видела, как она менялась, как искала себя, но в конечном итоге именно конкурс помог ей. Он укрепил и закалил её, дал цель в жизни».

По теме

Что же происходит с участницами и финалистками конкурсов красоты потом, когда, как говорится, уляжется звёздная пыль? Многие удачно выходят замуж. Но нельзя сказать, что они специально ищут себе «денежные мешки». Просто после участия в конкурсе красоты (не говоря уж о победе) у них в корне меняется окружение, поэтому и выбор тех же женихов осуществляется совершенно из другой среды. Так что нельзя всех наших красавиц огульно обвинить в меркантилизме. Просто они ищут себе интересного человека уже из другого круга, но всё же ищут того, кто понравится.

«Недавно я встречалась с несколькими бывшими «Мисс Россия», – говорит Марина Круглова. – С радостью могу сообщить, что во всех девушках сохранился прежний лоск! Конкурс помог им понять свою самооценку, что очень и очень важно! Самооценка – это наша судьба. Знаете, по-моему, бывших «Мисс Россия» не бывает, это же диагноз на всю жизнь».

Увы, не у всех победительниц судьба сложилась столь удачно. Примером тому – Саша Петрова из Чебоксар, «Мисс Россия-1996». «Сашка приехала ко мне, не прочитав ни одной книжки. Она ничего не понимала, она была ещё ребёнком! Да, все девчонки высокие, стройные, но развития-то ещё не получили», – объясняет Марина Круглова. Папы у Саши не было, а отчим и мама больше занимались собой, чем ребёнком. В Москве девушка прожила полтора года, всё было хорошо, а затем, после того как она передала корону, настало время определяться, как жить дальше. На лето Саша уехала домой в Чебоксары. «И вот она приезжает домой, и там у неё появляется некий дяденька, который заменил ей и папу, и маму, и вообще всех родственников, – рассказывает Марина Круглова. – Сашка всю жизнь подсознательно искала родителей, тепло, и это было главным для неё. И она первый раз в жизни получает то тепло, которого у неё вообще никогда не было! И как её можно за это осуждать, если другие ей этого не давали? Но как только по ТВ идёт какая-нибудь передача, так её начинают поливать грязью за то, что она «связалась с бандитом» и её убили. Кстати, её убили накануне её собственного дня рождения; она оказалась свидетелем, когда убивали его. Она в этот день должна была приехать ко мне, и я её очень уговаривала, но Сашка сказала: «Вот отмечу день рождения, а потом приеду». По-моему, Сашка будто что-то чувствовала. И жила она очень странно, как будто знала, что ей недолго осталось. На самом деле она была очень хорошим человеком. Да, может, она и не образованна, но по своей природе очень чиста. Сашка никому не приносила ни зла, ни неудобства. Но с ней рядом оказался такой вот человек. Видимо, у неё такая судьба...»

Однако жизнь продолжается. И конкурсы тоже. Правда, теперь они несколько другие, чем раньше: с уклоном в силикон (если это не возбраняется). Президент конкурса «Мисс Венесуэла» ещё лет 10 назад сказала, что время естественной красоты прошло. Жаль, что для неё естественно то, что совсем даже неестественно. Но теперь на первом плане коммерция и индустрия, в которую в той же Венесуэле очень много вкладывает именно государство. Там открываются специальные школы, где красавиц отслеживают и формируют, как в спортшколах, с самого детства. Россия ни в силикон, ни в красоту пока не вкладывает, видимо, полагая, мол, девчонки молодые – сами выплывут. Может, оно и к лучшему. Правда, в конкурсах наши уже не побеждают. Но это ничего. Потому что ко всему нужно относиться с юмором, тем более к так называемым конкурсам красоты…

Опубликовано:
Отредактировано: 08.11.2010 13:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх